Александр Обухович специально для TUT.BY

www.asn-news.ru
www.asn-news.ru
Еще в начале своей деятельности, в феврале 2011 года, правительство Мясниковича определилось: для вывода страны из кризиса на траекторию развития необходимы инвестиции в 68 млрд долларов. Реальных, а не тех, что показывает Белстат. Притом что весь ВВП страны составлял 48 млрд долларов и необходимо очень точно знать, как и куда инвестировать. Несоразмерность потребности ресурсам страны, невозможность быстро привлечь такие суммы извне буквально парализовали правительство.
 

Пока выкрутились

И с этого момента до нынешнего дня деятельность правительства была сосредоточена на двух основных направлениях:
 
- выкручиваясь, даже ценой разрушения производственного аппарата своей страны, избежать (или, по крайней мере, отложить) повторения девальваций 2011 года,
 
- спихнуть ответственность за развивающийся в стране социально-экономический кризис на кого только можно.
 
Так называемая жесткая кредитно-денежная политика, принятая правительством как условие получения регулярных внешних кредитов (без которых, в свою очередь, без масштабных девальваций обойтись невозможно), просто уничтожает реальный сектор. Реальных денег в экономике – в 6 раз меньше, чем требуется для обеспечения ее роста. Отсюда и волна неплатежей, и отсутствие у предприятий оборотного капитала. А ставки по кредитам делают неподъемными не только инвестиционные кредиты, но и простые кредиты на пополнение оборотных средств.
 
Ну, а что касается "спихотехники" - здесь правительство демонстрирует "лучшие образцы" чиновного совкового искусства. Начиная с попытки Минэкономики передать не выполняемые им функции по разработке промышленной политики (по положению входит в его обязанности) некоему новому министерству  и кончая подготовкой распоряжений о возложении ответственности за невыполненные правительством задания по приватизации и привлечению иностранных инвестиций на местные органы власти.
 
Все нормальные расчеты показывают: в рамках нынешней "белорусской модели" выхода экономики страны из кризиса нет и быть не может: ни темпы прироста спроса на доступных рынках в имеющейся номенклатуре, ни уровень пригодных для инвестирования накоплений, ни доступный уровень внешних заимствований не позволяют рассчитывать, в рамках существующей структуры экономики, выбраться из кризиса в обозримой перспективе.
 
Но все же вряд ли это является основанием, чтобы нельзя было вспомнить ни одной серьезной антикризисной меры правительства за все время его работы. Если отбросить все словеса и невыполнимые обещания правительства, рассчитанные исключительно на пропагандистский эффект, из его "антикризисных мер" можно вспомнить разве что "холдингостроение" и ручное разруливание кризисных ситуаций на отдельных предприятиях. Которые и антикризисными назвать трудно.
 
Не знаю и не понимаю, на что в сложившейся ситуации правительство может рассчитывать с такой политикой. Из публично озвученных мер просматривается только настоятельное желание протолкнуть приватизацию. Да и то – как-то странно.
 

Просто приватизация 

Сами по себе и приватизация, и национализация в мире давно не вызывают суеверного ажиотажа. Так, рядовые управленческие решения. Поскольку и стоимость активов при приватизации, и стоимость выкупа при национализации определяют вполне компетентные специалисты, а спорные моменты можно урегулировать в суде. Тогда и приватизация, и национализация превращаются просто в решения по управлению принадлежащим государству капиталом.
 
Но это – в цивилизованных странах. На постсоветских просторах давно привыкли: приватизация – продажа от лица государства госсобственности "нужным людям" по сильно заниженным ценам. Национализация – экспроприация по заниженной цене государством активов у неугодного частного капитала. Потому и отношение у нас в обществе к таким процессам, мягко говоря, неприязненное.
 
И оснований для подобного отношения более чем достаточно. Уже то, что в приватизационных сделках разные оценки стоимости активов могут отличаться в разы, создает поле для коррупции. А ведь у нас приватизация сопровождается еще и массой льгот и обременений. Которые могут быть или могут не быть. Могут быть только как обещания или за которые строго спрашивают. Причем выбор здесь полностью произволен.
 
Характерный пример – "Белвар". Предприятие балансовой стоимостью около 20 млн долларов, стабильно прибыльное, с капитализацией около 40 млн долларов было продано частному ОАО "Амкодор" за 35 тыс. евро. Вполне официально, через указ президента. Хотя ранее президент и объявлял, что приватизация в Минске будет идти только по ценам, намного выше балансовой стоимости. Было объявлено, что ОАО "Амкодор" вложит в "Белвар" большие инвестиции, превратив его в крупного производителя электробытовой техники. Вероятно, были другие обременения, о которых публично не сообщалось.
 
Как были выполнены непубличные обременения – ничего не сообщалось. А вот заметных инвестиций в "Амкодор-Белвар" не последовало. (Не считая организации "отверточной сборки" простых электронных изделий). И в результате бездарного хозяйствования предприятие из стабильно прибыльного превратилось в хронически убыточное. А ОАО "Амкодор" выставило на аукцион часть корпусов "Белвара" со стартовой ценой в 4 млрд рублей.
 
Кстати, кроме "Белвара" в состав ОАО "Амкодор" за последние годы были переданы с десяток небольших предприятий на периферии. Ни по одному, в нарушение закона, не объявлялся тендер, и доля акционерного капитала, принадлежащего государству, в ОАО "Амкодор" только падала. По каким ценам шла покупка этих активов – неизвестно.
 
И не сказать, что в результате таких подарков ОАО "Амкодор" сильно укрепилось: его технический уровень пока не впечатляет. Даже разрекламированная "Салео", судя по выставке, ни по номенклатуре, ни по качеству и по техническому уровню продукции не выглядит передовым. Масштабная и сильно льготная приватизация в пользу акционеров ОАО "Амкодор" эффекта для страны пока не принесла.
 
И "Амкодор" в стране не одинок: ничуть не эффективнее прошла приватизация "Мотовело", Минского часового, судя по совещанию у президента, – пивоваренных заводов. И это – только то, что на слуху.
 
Не меньшей проблемой являются кадры предпринимателей. Пока в стране нет примеров успешного управления частником производственного комплекса. Купить хорошую линию фасовки-упаковки или смешивания-прессования как технологическое продолжение своей торговой фирмы – это лишь старт. Наш частный бизнес никак не выберется из пеленок предпринимательских фирм. На большее – негде и научиться, перенимать опыт "совка" на имеющихся госпредприятиях бессмысленно. А переход от небольшой фирмы с "чувством хозяина" к современной системе управления средним или крупным бизнесом требует качественного изменения всей системы управления. И далеко не всегда наши предприниматели к этому готовы. И ментально, и организационно. А применение в управлении производственным комплексом идеологии лавочника – верный способ этот комплекс угробить.
 
Есть еще одна проблема. Опыт России и Украины показал, что приватизация по бросовым ценам не стимулирует эффективное использование активов: намного выгоднее часто оказывалось вытащить из купленного предприятия кэш, отбив затраты на приватизацию, и бросить остатки "убитого" предприятия. Кстати, и у нас часть активов, купленных за базовую величину, долгие годы не работают. А на покупку по реальным ценам у нашего бизнеса нет денег. Иностранный же капитал и ждать, пока не преодолен кризис, бессмысленно.
 
Так за какую приватизацию ратуют Мясникович и Снопков? Что сегодня она может дать в плане выхода страны из кризиса? И, если не приватизация, какие еще идеи есть у правительства по выводу страны из кризиса? И что они думают о ползучей инкорпорации нашей экономики в российскую?
 
Что правительство России поставило перед собой задачу реиндустриализации страны не только на уровне лозунгов - становится вполне очевидным. И что в процессе реализации этой задачи оно не намерено считаться с пожеланиями даже ближайших союзников – тоже очевидно. И что сулит белорусской экономике такая политика российского руководства?
 
Можно посмотреть на примере МАЗа. Да, КАМАЗ был готов на каком-то этапе к объединению активов с МАЗом. Уже тогда проект не выглядел рациональным: обычная бизнес-логика приводила к необходимости, уже внутри объединения, рационализации загрузки мощностей. В результате которой на МАЗе оставалось бы разве что производство кабин и мостов. Как производитель грузовиков и автобусов в рамках объединения с КАМАЗом МАЗ был обречен.
 
Впрочем, и сейчас обречен. Если не найдет партнера, заинтересованного в его мощностях, и не сумеет при поддержке власти преодолеть сопротивление такому партнерству со стороны КАМАЗа. А ведь по той же траектории развиваются и МТЗ, и БЕЛАЗ, и "Гомсельмаш", и МЗКТ, и "Интеграл". Просто там проблема пока не так остра.
 

А на горизонте - выборы 

Свобода конкуренции в рамках ЕврАзЭС при заведомо большей мощи российских производителей, поддержанных российскими банками, оставляет нашим производителям очень мало шансов эту конкуренцию выдержать. При самых лучших политических отношениях. И чем будем на жизнь зарабатывать? А правительство проблем не видит. Или видит, но отделывается лозунгами и призывами.
 
Уже становится вполне очевидным, что нынешнее правительство и не видит, как разработать экономическую политику, способную вывести страну из кризиса. Да и среди кандидатов на должности в правительстве очень немного тех, кто способен генерировать и реализовывать идеи, лежащие вне традиционных для наших чиновников подходов. Негде им было обучиться. Вот и остается нам барахтаться между привычным "совком" и повторением отживших мантр московских либералов. (Которые, как и в Москве, лишь идейно прикрывают грабительскую приватизацию). Да еще есть и внешнее давление в пользу унификации законодательства и правоприменительной практики с Россией, к чему наша экономика просто не готова. И ее никто не готовит.
 
В ХХI веке государство – лишь способ организации социальной жизни на определенной территории. И нам стоит ограничить функции правительства рациональным расходованием бюджета. Поскольку все равно ни на что другое они не способны. А государственным капиталом пусть распоряжается орган, правительству неподотчетный. Который был бы озабочен только максимальной прибылью с этого капитала. А социальность государства в том, как расходуются его доходы, а не в гарантиях.
 
А сейчас, между прочим, наступил предвыборный период. Истинное проклятие демократии. Когда власть боится и не желает принимать непопулярные решения. А работающих популярных просто не осталось. Когда в угоду электорату втихую тратится национальное богатство на создание "правильного" имиджа власти. А решение важнейших проблем, которые непрерывно усугубляются, откладывается на "после выборов". 

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.
 
{banner_819}{banner_825}
-35%
-20%
-10%
-10%
-20%
-20%
-10%
-21%
0061173