/

"Сегодня у меня есть два приглашения – предлагают перевезти производство в Россию. Бизнес в Беларуси я больше делать не хочу", - резюмирует Ирина Константинова итог своих попыток создать в Беларуси производство утеплителя. Товар – инновационный, производство – высокотехнологичное, директор – не новичок в бизнесе, даже инвестор российский - крупная строительная компания - готов был вложить средства в небольшое оршанское предприятие. Но семь лет работы, похоже, завершаются на минорной ноте.


 

"Считаем целесообразным поддержать…"

Поставить на поток производство нового материала – дело непростое и небыстрое. Сначала реконструировали, ремонтировали и переоснащали бывший арматурный цех Оршанского завода железобетонных изделий – 4,6 тысячи квадратных метров. Разработали новую технологию - прежние не позволяли получить нужные свойства, уточняет директор "ОршаСтройБетон". "Закупили оборудование – заказывали его по собственным чертежам и три раза модернизировали, - продолжает Константинова. – Потом изготовили опытный экземпляр, который прошел сертификацию, затем - опытная партия, утепление экспериментального дома. Это не так просто, министр архитектуры и строительства подписывал разрешение. В 2011 году компания получила разрешение на серийное производство".
 
Оршанские плиты из фибропенобетона оценили строители. "Утеплитель был опробован на ряде объектов республики при капитальных ремонтах кровель, устройстве полов первого этажа, цоколей и показал положительный результат: снижена себестоимость работ на 8,8%, трудоемкость – на 13%", - отмечено в письме Минстройархитектуры в Витебский облисполком. Министерство предложило поддержать предложение "ОршаСтройБетона" о создании промышленного производства нового материала.
 
Под проект предприниматели просили предоставить цех и пристройку к нему. "Нам предложили забрать весь завод, который уже несколько лет не работал. Но для этого потребовался бизнес-план", - рассказывает директор. Дело серьезное. Провели переговоры с крупной российской компанией "Генезис-Рус". У них есть завод по производству быстровозводимых зданий, а пустоты между конструкциями нужно заполнять, для чего использовали минвату, но в российском климате с материалом были проблемы - в ряде регионов России даже вводится запрет и ограничения на применение минваты и пенополистирола в жилищном строительстве из-за неэффективности. Белорусский материал россиянам приглянулся: длительный срок службы, прочный, экологичный, пожаробезопасный. "Конечно, им интереснее было просто купить технологию, но мы уговорили: Орша – 450 км от Москвы, новый завод ставить дорого – а тут 2 млн долларов всего надо", - вспоминает Константинова.
 
Ряд экспертных советов прошли предприниматели с этим бизнес-планом, но заключение все-таки получили положительное. А вот отдавать площади под проект передумали, несмотря на предложения Минстройархитектуры. Здесь история из производственной превращается в бюрократическую.
 

Пошли по инстанциям

Параллельно у предприятия начинаются проблемы. Директор ОДО "ОршаСтройБетон" показывает внушительную пачку документов. В 2010 году после принятия указа № 518 арендная плата для предприятия выросла в три раза ("проведенный по разрешению собственника и исполкома капремонт учесть отказались", - сетует директор). "А воспользоваться правом на ее снижение инновационному производству оказалось непросто - в итоге применения прописанной указом льготы добились только через суд", - рассказывает Константинова.
 
Застопорился и вопрос с реализацией одобренного бизнес-плана. На арендованных площадях браться за масштабный проект предприниматели были не готовы - расставаться с цехом владелец не спешил. "На уровне губернатора одобрение мы получили, - вспоминает директор, - но с момента этого разговора прошло 2 года, а от нас постоянно требовали каких-то документов, заставляли переписывать – не там, мол, запятая…"
 
В итоге отдать завод арендатору цеха так и не решились – объект выставили на аукцион. "Торговались на аукционе трое, две компании, в том числе мы, ушли на сумме 100 тыс. долларов – мы уже имели опыт создания предприятий, я знаю, сколько нужно вложить, чтобы производство заработало. В нашем случае речь шла минимум о 2 млн долларов. Переплачивать за покупку мы не хотели – брошенных заводов в России много", - рассказывает Ирина Константинова.
 
В результате завод за исключением арендуемого "ОршаСтройБетоном" цеха за 1,150 млрд рублей ушел ООО "Гобром". Тут история сворачивает в тупик.
 

Ничего не работает и никому нет дела?

Завод продали, новому собственнику досталась и земля. "Начались проблемы – подъехать к цеху нельзя, дорогу отремонтировать нельзя – это чужая собственность, – рассказывает директор. – Возникли серьезные проблемы с оплатой электроэнергии - выставленные нам суммы завышенные, что подтверждают разъяснения "Витебскэнерго" и решение Хозяйственного суда".
 
Никак не получалось у "ОршаСтройБетона" и выкупить свой цех, у которого постоянно менялась цена. "Стоимость помещения площадью 4600 кв. метров изначально по рыночной оценке составила 536 млн рублей. Затем ее увеличили до 1,3 млрд рублей, а когда мы представили бизнес-план на этот объем инвестиций и его одобрили, цена цеха вдруг увеличилась до 9,998 млрд. А весь завод стоил дешевле! 26 тысяч квадратных метров – 1,1 млрд! Начали разбираться, провели независимую оценку, цена оказалась уже – почувствуйте разницу! - 4 млрд", - недоумевает Константинова. Цена повысилась из-за произведенных арендатором улучшений: появилось отопление, освещение, кровля. В том, что затраты арендатора надо бы учесть, никто не сомневается и соответствующие указания облисполкома имеются, но сделать это не спешили и в итоге в 2013 году в покупке отказали, сославшись на отсутствие земли.
 
Мытарства и острый конфликт с новым собственником, ООО "Гобром", завершились только в нынешнем году вмешательством Комитета госконтроля: Константинова обратилась к председателю КГК Александру Якобсону. По его указанию прошла проверка деятельности ООО "Гобром", восстановлена подача электроэнергии, госсобственности предоставлены подъездные пути. Правда, для этого понадобилось 2,5 месяца – правоохранительные органы не спешили вмешиваться, говорили, что это не их компетенция. Дело получило широкую огласку
 
"Отдельно хочется поблагодарить первого заместителя председателя КГК Витебской области Вадима Зарянкина – именно благодаря его непосредственному контролю был восстановлен законный порядок, иначе все бы "похоронили", - отметила Ирина Константинова.
 
В марте нынешнего года в Оршу приезжал вице-премьер Петр Прокопович – и как раз по вопросу вовлечения в хозяйственный оборот неиспользуемого госимущества. И хотя в данном случае Оршанский исполком не может вмешиваться (цех является собственностью облисполкома), предприниматели решились еще раз попросить цех под реализацию инвестпроекта. "Помня долгие перипетии с облисполкомом, записались на прием к Якобсону. Рассказали о "жонглировании" ценой, о желании сохранить рабочие места, об очередной остановке предприятия по причине чужих долгов за электроэнергию. По поручению Якобсона было направлено предписание облисполкому..." - восстанавливает ход событий Константинова
 
И после этого предприятие… разгромили. "Не разворовали, а именно разгромили - машины, станки, оборудование, мастерские, лабораторию, готовую продукцию на складе; даже всю документацию: и бухгалтерскую, и техническую, и проектную – все уничтожили", - уже почти без эмоций рассказывает предприниматель. Дело о нанесении ущерба имуществу расследует Оршанский РОВД.
 
На фото: до и после разгрома

А пока владельцы "ОршаСтройБетона" горюют, по-прежнему пустующие помещения завода, возможно, снова попытаются продать: как пояснили TUT.BY в Витебском фонде госимущества, проверки показали, что прежний победитель, "Гобром", своих обязательств так и не выполнил. Дело передано в суд, после чего собственник объекта, Витебский облисполком, вновь будет решать, как поступить с проблемным активом.
 
Впрочем, мечтающие о собственном цехе производители утеплителя на покупку не замахиваются – в последнем ответе облисполкома за май 2014 года стоимость цеха уже вновь выросла до 9,9 млрд рублей. "И чтобы не повадно было обращаться – на нас подали иск в суд на взыскание арендной платы за тот период, когда помещением невозможно было пользоваться по вине арендодателя: доступ в цех закрыт, электроэнергия отключена", - рассказывает директор.
 

Тупик 

Может, раз отношения не сложились, перенести производство в другое место? В конце концов, мало ли в Беларуси неиспользуемых цехов. "Увы, нам нужен конкретный цех, - разводит руками Ирина Константинова. - Когда в 2011 году была надежда получить его, мы разработали проект и купили новое оборудование именно под этот цех…"
 
"Есть у нас госпрограммы – хорошие! Законодательная власть разумно выстраивает экономические процессы, можно работать, я вам как экономист говорю. Минстройархитектуры дважды обращалось в облисполком, фонд "Витебскоблимущество" всегда поддерживал вовлечение объекта в хозоборот - на всех комиссиях. А вот исполнительная власть ничего не делает - как собака на сене: и сам не гам, и другому не дам. Не нужны ей ни поступления в бюджет, ни рабочие места, ни вовлечение в хозоборот. Мы забываем, что если только доить корову и не кормить, она, рано или поздно, погибнет..." - разводит руками директор.
 
Пока все вопросы так и зависли в воздухе. В производство уже вложено более 1 млн долларов, и оно стоит. Заказы на продукцию имеются, но выполнить их невозможно – сорваны поставки, задержаны сроки строительства, в том числе и Ледовый дворец в Шклове, и жилые дома.
 
Поддержка промышленности декларируется, но в конкретном случае решить, казалось бы, не такие уж сложные вопросы частного бизнеса не удается.
 
"У меня был молодой коллектив, я многих специалистов из России перетянула – это отличные рабочие руки: сварщики, заливщики, бетонщики. У них семьи; жены рады – не в Россию отпускать мужа работать. Средняя зарплата для Орши приличная, 30 человек работает. Работало, - поправляет себя Константинова, - сегодня здесь не работает никто, и цех разрушается...



-50%
-20%
-10%
-10%
-26%
-30%
-50%
-10%
-20%
-10%