/ Павел Свердлов,

Недавно был представлен  правительства и Нацбанка Беларуси по структурному реформированию и повышению конкурентоспособности экономики страны, на презентацию которого позвали и Сергея Чалого. Этот в высшей степени любопытный и важный документ был высоко оценен . Есть мнение, что этот план был разработан в недрах правительства уже давно, и вот пришло время представить его и попросить очередной кредит у МВФ.



Сергей Чалый и журналист "Европейского радио для Беларуси" Павел Свердлов в очередном выпуске программы "Экономика на пальцах" подробно разобрали этот документ и сделали неутешительный вывод о том, что выполнить его не получится. Судя по всему, девальвации не будет, а будет жесткое затягивание поясов и сокращение госрасходов за счет бюджетников. И еще, почему так много пунктов в плане, которые помечены грифом "ДСП" и что в них?

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (52.31 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (315.57 МБ)

На совещании у президента 9 октября речь шла о том, что у нас остается последний квартал, и о том, что еще можно подправить. "Может быть, у вас получится что-то в плане оригинальных предложений, а не только классических: взять, остановить, забрать, поделить на десять пусковых комплексов, забросить это снова в незавершенку, а потом героически распродавать за копейки", - сказал президент. То же самое - по разгрузке складов. Она началась, но всегда есть параметр, по которому можно узнать, это настоящая разгрузка или распихивание по дилерам без получения денег. Есть статистика внешней дебиторской задолженности. Сначала экспорт учитывается как доходы будущих периодов, в нужный момент они не появляются, образуется задолженность. С момента начала борьбы со складскими запасами происходит ускорение этой тенденции.

Почему-то план Нацбанка комментаторами называется антикризисным.

План появился за неделю до приезда миссии МВФ, которая в каждом своем отчете пишет о необходимости структурных реформ.

У меня было дежавю в связи с этим планом. Похожий план, утвержденный постановлением №662 от 25 мая 2011 года, сразу после первой девальвации, назывался "План действий правительства РБ по обеспечению сбалансированного развития экономики в условиях изменения официального курса белорусского рубля". Точно так же почему-то его стали называть антикризисным, но фактически это было планом жизни правительства в условиях кризиса. В нем несколько пунктов предназначены для служебного пользования.

Нынешний план называется "О структурном реформировании и повышении конкурентоспособности". Само по себе важно, что о реформировании говорится без негативного контекста, а как о необходимой вещи. Ситуация осознается как кризисная.

На графике ставок на Межбанке с июля по сентябрь мы видим, что, кроме единственного падения в день, когда Надежда Ермакова говорила, что ситуация на Межбанке стабилизировалась, в действительности ставки по-прежнему кризисные. Нижняя часть графика морковного цвета – объемы вблизи нуля. Строго говоря, сам Межбанк умер.



На графике чистых иностранных активов видно, что с мая - падение под линейку.



Падение в сентябре серьезное – минус 850 млн совокупно. Показатели золотовалютных резервов не совсем объективны, потому что использование валютных операций с коммерческими банками позволяет маскировать, что в стране уменьшаются резервы. Во многом резервы Нацбанка являются деньгами коммерческих банков. Николай Снопков сказал по этому поводу, что, действительно, платежный баланс в минусе, прогноз пессимистичен, "однако мы надеемся найти средства для того, чтобы профинансировать его". Потом его спросили, какова вероятность повторения кризиса 2011 года? На это он ответил: "Вероятность повторения кризиса есть, но то, что он наступит, исключено". Вероятность наступления кризиса есть, но кризис типа 2011 года – исключено, потому что это будет кризис 2013 или 2014 года.

Разбор плана


Главной проблемой был выдвинут слишком быстрый рост кредита экономики внутри страны. Наша модель роста вернулась на движимую внутренним спросом. При этом внутренний спрос растет опережающими темпами по сравнению с ВВП, второй квартал подряд мы имеем промышленный спад по всем параметрам. Понятно, что развитие кредитования, увеличивая внутренний спрос, способствует образованию внешних дисбалансов. Больше всего влияет не потребительский импорт, с которым планируют бороться. Его вклад в отрицательное сальдо крайне мал — 10-15%. Даже превышение внутренних инвестиций над внутренними сбережениями дает всего 1,1% ВВП. Простая логическая связь: если у вас есть превышение внутренних инвестиций над внутренними сбережениями, откуда могут взяться источники? Если их нет внутри, значит, они должны появиться снаружи. Либо мы возьмем валюту, увеличив свой внешний долг, либо распродадим свои активы. По текущему счету это означает, что импорт должен превышать экспорт.

Первым пунктом плана идет совершенствование денежно-кредитной политики, сокращение размера кредитования экономики, в том числе на 2014 год.

Сокращение кредитования экономики означает и сокращение темпов роста.

Таргетируется величина прироста кредита, строго говоря, идет таргетирование денежной массы в белорусских рублях. Ровно такой же политики придерживался Нацбанк с осени 2011 года после кризиса. Сейчас возвращение к этой политике идет до проведения корректировки.

Расширение практики использования банковских продуктов, обеспечивающих сохранность вкладов населения и склонность сбережений в национальной валюте. Все уже наслышаны о вкладе "Гарант", который индексирован к уровню курса иностранной валюты.

По статистике в сентябре ситуация снова пошла по негативному сценарию. В августе размер срочных депозитов в белорусских рублях вырос. В сентябре снова происходит падение, вопреки тому, что ставки по-прежнему сверхвысокие. В октябре они стали еще выше – 47%. Такова степень девальвационных ожиданий. В разных банках разница между тем, что они предлагают, 3-5 пунктов. Такая малая величина уже является решающей в поведении вкладчиков.

Следующий пункт – проведение консультаций с МВФ. А за ними идут пункты для служебного пользования. Несложно догадаться, что они каким-то образом связаны.

Кредитная политика. Изменение функций Банка развития


Второй пункт – совершенствование кредитной политики. Предлагается изменить полномочия Банка развития. Мало того что он является единственным агентом правительства в финансировании госпрограмм, он может делать это через госбанки. Предлагается отобрать эту функцию у государственных банков, но дать возможность Банку развития на конкурсной основе отбирать банки, которые могут ее выполнять.

Ограничение дефицита бюджета сектора государственного управления. 0,8% ВВП в 2013 году – это фактически признание, что бюджет в этом году будет дефицитным. Сейчас - недобор порядка 9 трлн бел. руб. Как пополнить бюджет? Первое, что приходит на ум, это изъятие в бюджет части прибыли высокорентабельных предприятий, индексация ставок, акцизов и оптимизация, сокращение расходов бюджета, включая дотации регионам. Следующий пункт, который подразумевает привлечение дополнительных доходов или сокращение расходов, - тоже для служебного пользования.

На брифинге было сказано, что планируется увеличение роли косвенных налогов (НДС, акцизы). По своему экономическому смыслу это налоги на конечное потребление. Идея поднять цены внутри страны, чтобы ограничить спрос, и пытаться стимулировать внешний спрос. Очевидно, что повышение акцизов и налогов будут идти темпами, превышающими инфляцию. И никуда не делись планы о 60%-ном возмещении себестоимости услуг ЖКХ к 2015 году.

Неторгуемые товары и услуги (транспорт, ЖКХ, топливо) будут расти темпами, превышающими инфляцию. Поскольку на инфляции завязаны компенсации, индексации тех, кто получает средства из бюджета, понятно, что их уровень жизни будет ухудшаться.

Пятый пункт целиком посвящен повышению эффективности управления госимуществом. Там - и приватизация на следующий год на 4,5 млрд долларов, и сокращение участия государства в экономике с 70% до 50%. Это будет достигаться путем продажи низкорентабельных, убыточных предприятий и предприятий с долей менее одной четверти. Заговорили о проведении IPO как на белорусском, так и на зарубежных фондовых площадках. Идея заключается в том, чтобы развивать фондовый рынок. Наконец планируется развивать институт коллективного инвестирования, это инвестиционные фонды.

О разгрузке складов и скидках


Речь идет о ликвидации перекрестного субсидирования. За ним идет пункт для служебного пользования. Очевидно, что населению лучше от этого явно не будет.

В разгрузке складов реализация гибкой ценовой политики, применение системы скидок отпускным товарам, проведение уценки. Не бывает проблемы со сбытом, бывает проблема с ценой. Часто задаешься вопросом, почему у нас так редко бывают скидки? У нас существует практика: "Ты сделал скидку, продал дешевле. Ты недополучил прибыли. А значит, ты не доплатил налог с прибыли. Ты обманул государство".

Они не смотрят, что ты хоть сколько-то прибыли получил.

Ты фактически лишил государства налога на прибыль. Соответственно, налоговая смотрит на тебя косо.

Пункт 11 о внесении изменений в пенсионную систему военнослужащих и разработке направления развития пенсионной системы до 2025 года, включая вопросы повышения пенсионного возраста. Почти все подпункты там для служебного пользования.

Оценка плана, будущая экономическая политика


Сам по себе этот план в принципе хорош. Он позволяет вести сдержанную экономическую политику, не создавая новых кризисов. Но принципиально важным является то, что это план структурного реформирования экономики, а не антикризисный. Здесь нет ни одной меры, которая устраняла бы накопленные дисбалансы. Это план действий правительства, как если бы мы уже находились в ситуации макроравновесия, без внешних дисбалансов, и вели себя так, чтобы не накапливать их снова и не приводить к нарастанию кризисных процессов. Но ни слова не сказано, что мы по-прежнему находимся в состоянии макродисбалансов.

Но 1% прироста требований к экономике в месяц при 1% изменения курса означает, что корректировки эффективного реального курса рубля вообще нет. Этими мерами никак не может быть устранена его завышенность.

Из этого плана, из выступлений официальных лиц, из официальных институтов однозначно можно сказать, что выработался определенный консенсус относительно будущей экономической политики. Итоги кризиса 2011 года были бездарно растрачены в течение 2012 года, в том числе повышением заработной платы. Мы вновь стоим перед необходимостью корректировки реального обменного курса. Но мне казалось, что большая победа в том, что ретрограды, которые говорили, что девальвация – это катастрофа, убедились, что это не так. Кризис закончился ровно в тот день, когда курс стал рыночным. Первые же результаты работы предприятий показали, что их рентабельность увеличилась. Но те, кто потерпел интеллектуальное поражение, сказали, что все положительные факторы к девальвации никакого отношения не имеют. Мол, наоборот, девальвация в нашей экономике приводит к огромному количеству побочных эффектов в виде структурных искажений. Мне больно это слышать. Я готов утверждать обратное.

Разница между внутренней и внешней девальвацией


Не из-за девальвации возникали побочные эффекты, а именно из-за административного маразма, который не давал возможности рынку совершить то, что нужно. Нежелание признать, что рынок уже нашел равновесие, привело к тому, что глубина девальвации оказалась гораздо ниже. Все эти искажения явились следствием административного противодействия. Но нам доказывают, что все наоборот, это главная линия партии.

Существует два пути проведения девальвации: внутренний и внешний. В конечном счете, проблема не в курсе – это следствие. Это вопрос нашей внешней конкурентоспособности. Но можно сделать и по-другому: как сделали прибалтийские страны и страны "Латинской Европы". У них не было возможности использовать изменение курса национальной валюты, потому что у них ее не было. Конечным результатом повышения конкурентоспособности является изменение издержек на труд. С помощью девальвации уменьшается доля издержек на труд в себестоимости на внешних рынках.

Позиция затягивания поясов иррациональна, практически религиозна. Мы не идем на изменение курса, но раз это кризис, экономика обратила на нас свой гнев, и мы должны из-за этого страдать. Это довольно бесчеловечная позиция. Снижение доходов без девальвации – чрезвычайно сложная политическая задача. По результату эти пути примерно эквивалентны. Критики говорили, что бюджетный аскетизм приведет к еще более серьезному спаду и только усугубит проблему. Латвии и Эстонии это удалось в том числе потому, что большая часть их населения не является их гражданами и не обладает правом голоса. Они не имеют возможности сменить это правительство.

Путь внутренней девальвации (затягивания поясов) болезнен и усугубляет кризис, увеличивая экономический спад. Не надо фетишировать курс, это всего лишь один из параметров макроэкономических инструментов, которыми мы можем управлять. Борясь с кризисом, вы ухудшаете кризис. Во всем мире пришли к тому, что путь внутренней девальвации непродуктивен, ухудшает ситуацию. У нас в результате идеологической битвы вывод противоположный: девальвация – плохо, имеет много побочных эффектов, мы пойдем по другому пути. В плане Нацбанка указаны популярные меры, но они недостаточны для корректировки. Чтобы она произошла, наступление на уровень жизни должно быть гораздо более сильным. По каким-то нашим особенным причинам мы движемся в противоположном ко всему миру направлении.

Возникает вопрос, почему мы отказываемся от внешней девальвации? Мне кажется, объяснение чисто психологическое. Лица, принимающие решения, ее боятся. То есть все-таки 2009, 2011, 2013 и 2014 годы – за 5 лет три девальвации. Это уже просто неприлично. Ради внутренней девальвации мы готовы пойти на серьезное наступление на уровень жизни населения. Я даже понимаю, почему этот путь посчитали возможным в наших условиях: появлению этого плана предшествовало несколько месяцев наступления на жизненный уровень населения. И что? Наш народец что-то сказал? Народец терпит, значит, стерпит и дальше.

Как должна проходить структурная перестройка?


Всемирный банк пишет о структурной перестройке так: либерализация на рынке товаров факторов производства (то есть регулирование цен), модернизация сектора предприятий, чтобы для них работали бюджетные ограничения. На госпредприятия должны распространяться те же нормы в отношении кредитования, налогов, стоимости энергоносителей, сырья, трудовых ресурсов, которые действуют и для частных компаний.

Речь идет о создании равных условий. Госпредприятия привыкли, что деньги, которые им дают, – это субсидии.

Идея создания Банка развития заключалась в том, чтобы убрать у банков несвойственную функцию распределения кредитов и сделать его единственным каналом. В итоге Банк развития становится инструментом не устранения дисбалансов, а их создания. В течение 2012 года нарастают кризисные явления, в том числе за счет опережающего роста доходов населения. В октябре прошлого года начинаются звоночки, ставки становятся такими, что на нормальных рыночных условиях их вернуть невозможно. Тогда придумывается последний механизм – модернизация. Ты делаешь бизнес-план (о качестве умолчим) и получаешь под это возможность финансироваться, компенсируя процентную ставку. 3800 предприятий с долей государственной собственности и 1 тыс. с частной долей – это почти все предприятия, что у нас есть. Для одних 45-50%-ный кредит, для других – берите что хотите.



Это график задолженности по кредитам в национальной валюте, специально разбитый по двум категориям – частным и государственным предприятиям. Синие столбики за два года не выросли. Это означает, что для них денежно-кредитная политика сверхжесткая. В какие-то периоды они даже возвращают долги, и только с апреля начинается рост.
Следующий график – задолженность по кредитам в иностранной валюте. До какого-то момента идут вровень, и потом госы – табор уходит в небо, а частники остаются на месте. Вот кто является источником проблем и кто проедает валюту. А кто финансирует госпредприятия? Госбанки. В итоге страдать одновременно будут все, и в том числе - банки, для которых ограничение кредитования будет означать падение прибыльности и даже убыточность. Страдать будут даже частные банки, которые не участвовали в этом безобразии.

Вывод


Если брать оценку планов на следующий год, то буквально в течение нескольких недель она резко корректируется. Если сейчас прогноз независимых оценщиков на 2013 год – 1%, на 2014 год – 1,5%, у нас планировали 5,7%, а через несколько недель 2,4%. Экспорт понизили: думали, что вырастет 11%, теперь – 7%. И инфляцию слегка изменили в сторону повышения: не 11%, а 14,5%. Вопрос макрокорректировки остается на повестке дня. Уже всеми признано, что мы находимся в неравновесной ситуации. Вопрос, как эта корректировка произойдет. Так или иначе внутренней или внешней девальвации не избежать. Внешняя девальвация не разбирает ни своих, ни чужих, а распределяет издержки по всем. А решение о затягивании поясов – политическое. Правительство решает, кому их затянуть, а не мы сами. И несложно догадаться, кто будет страдать больше всех: тот, у кого есть меньше возможностей на принятие решения. Это бюджетники: учителя, врачи в первую очередь.

Есть два выхода. В качестве одной из мер, предшествующих осуществлению структурных реформ, может подразумеваться макрокорректировка в виде внешней девальвации. Тогда удастся сохранить часть лица: это не мы запланировали, мы были против, от нас этого потребовал МВФ. Вероятность этого пути 20%-ная. И 80%, что победила точка зрения – любыми средствами не допускать девальвации. Это означает, что эта программа еще не все, и меры по ужесточению бюджетных, инвестиционных расходов, уровня дохода населения должны быть гораздо более жестокими. Но этот вариант наименее приемлем для всех остальных. Я думаю, что выбрали второй путь, но втайне надеюсь, что пройти по нему не получится. Потому что размер дисбалансов и затягивания поясов столь велик, что просто не удастся осуществить этот план. А если мы пойдем по пути недостаточной корректировки, то это будет история, близкая к 2011 году. Я надеюсь, что план номер два будет подорван рынком и неуправляемым образом будет перекинут в план номер один.

Выбор сценария зависит не только от монаршей воли. Есть группы внутри страны, которые заинтересованы во втором пути. Это те самые рантье, которые, пользуясь ситуацией сверхвысоких процентных ставок, менее всего заинтересованы в корректировке номинального курса рубля. Они инвестируют в кризис. Из-за этого страдает весь рынок, а те, кто может извлекать процентные доходы, на этом наживаются. Это немалые суммы. С осени 2011 года ставки - под 40%, представьте, какие там средства! Поэтому второй путь принципиально дискриминационен.

Единственным защитником выступает президент, который на совещании сказал: "Что-то вы увлеклись ухудшением жизненного уровня". В какой-то момент хождения по этому пути может быть сказано "стоп, хватит". Второй путь усугубляет кризис и продлевает его. А когда ты еще и не дойдешь до конца, это будет ужас без конца.
{banner_819}{banner_825}
-10%
-25%
-30%
-10%
-20%
-45%
-10%
-10%
-30%
-45%
-90%