1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  3. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  4. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  5. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  6. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  7. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  8. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  9. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  10. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  11. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  12. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  13. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  14. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  15. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  16. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  17. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  18. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  19. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  20. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  21. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  22. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  25. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  26. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  27. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  28. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  29. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  30. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы


Сергей Иванов,

Фото с сайта ru.tsn.ua
Фото с сайта ru.tsn.ua
Об этом мечтают многие. Табачный бизнес - слишком лакомый кусок. Ежегодный оборот рынка, по самым скромным оценкам, составляет более миллиарда долларов, общий доход - более 100 миллионов долларов.

По расчетам экспертов, из сигаретного бизнеса уже сегодня при соответствующем желании можно "выжимать" до 300 миллионов долларов. Сейчас на нем первую скрипку играет ОАО "Гродненская табачная фабрика "Неман" (ГТФ), 100% акций которого принадлежит государству.

По итогам 2012 года на долю ГТФ приходилось более 78% соответствующего рынка в Беларуси, в котором более 60% - собственные торговые марки данного предприятия. При этом собственные торговые марки ГТФ присутствуют во всех ценовых сегментах рынка. Вытеснить лидера с рынка конкурентными способами пока не получается, да и слишком это затратно. Возможно, именно поэтому уже пятый год табачный рынок живет в условиях скрытой борьбы, с привлечением административных ресурсов.

Чуть-чуть недобанкротили

Гродненская табачная фабрика в 2005 году находилась на грани устранения с табачного рынка Беларуси. Тому было предостаточно и объективных, и субъективных причин.

Оборудование стояло хотя и итальянское, но прошлого века с давно устаревшей технологией. Его, пожалуй, единственное преимущество заключалось в возможности в считанные дни перепрофилировать линии на выпуск патронов. Сложно сказать про качество боеприпасов, но сигареты на этих машинах получались не ахти какие: оборудование штамповало либо овальные без фильтра, либо низкопробные форматы "king size". Впрочем, до поры до времени и они отлично продавались из-за своей феноменальной дешевизны. Ведь последовательные кризисы 90-х не оставляли большинству курильщиков права выбора по ценовому фактору. Однако в 2000-х зарплаты белорусов поползли вверх, и многие потребители стали смотреть в сторону более дорогих и качественных торговых марок.

Попасть в струю рыночных запросов ГТФ не могла 8 лет. Ведь чтобы удержаться на рынке, требовалась модернизация, соответствующие инвестиции. А денег на предприятии не было вообще. Только долги перед кредиторами: банками, бюджетом, контрагентами… Всего на середину 2005 года только просроченные платежи превышали 15 миллионов долларов в эквиваленте. Плюс - затоваренные склады, на которых скопилось продукции еще почти на 30 миллионов долларов.

Впрочем, убивало финансы и экономику предприятия не только отставание от потребностей рынка. Табачный бизнес всегда супервыгодный. Но предприятие обросло целым роем посредников, которые поставляли на фабрику сырье по бартерным и давальческим схемам. Фактически ГТФ превратилась в цех по сбору сигарет, все функции снабжения и сбыта которого сумели аккумулировать в своих руках коммерсанты-посредники. Предприятие фактически довели до банкротства и даже провели соответствующую пиар-кампанию о необходимости продажи глубоко убыточного актива.

Но новый генеральный директор предприятия Юрий Чернышев волевым решением "обрезал" посреднические схемы. Правда, тут же столкнулся с жестоким противостоянием в силовых структурах. Даже была попытка завести уголовное дело на "строптивого" топ-менеджера. Возможно, противостоять давлению Юрий Чернышев не смог бы, особенно учитывая плачевное экономическое положение производства.

В дело вмешался Сергей Ткачев, занимавший тогда должность помощника президента по экономическим вопросам.

Сторонник государственного контроля стратегических и наиболее прибыльных отраслей, Ткачев взялся за реабилитацию имиджа фабрики перед руководством страны. Кроме того, оказал моральную поддержку в организации контрактного производства международных торговых марок British American Tobacco на мощностях ГТФ. Фабрика получила второе дыхание и стала уверенно всплывать со дна финансовой несостоятельности.

Быстрый старт из "минуса"

Безнадежно устаревшие технологии и оборудование – ужасно для предприятия, но "нулевые" мощности позволяют начать жизнь с чистого листа, приобретая только самые современные линии. По такому пути и пошла Гродненская табачная фабрика. Отказавшись от услуг дорогих посредников, приостановив на несколько недель производство, ГТФ в 2005 году сконцентрировала все усилия на создании собственной сбытовой структуры и разгрузке складов. За три месяца фабрике удалось избавиться от запасов, получить оборотные средства. Появилась возможность напрямую у производителей приобретать сырье и комплектующие, контролировать издержки производства, выйти на небольшую, но положительную рентабельность.

Надежным спасательным жилетом для предприятия стало и сотрудничество с British American Tobacco (ВАТ). Переговоры со второй по величине в мире табачной корпорацией проходили непросто. Но в конце концов гродненскому предприятию удалось убедить международного партнера в своей компетентности и потенциале для развития. В 2005 году фабрика стала выпускать по контракту "Alliance", потом освоила "Viceroy". Причем ВАТ инвестировала более 5 миллионов евро в приобретение ГТФ нового современного оборудования в обмен на обязательство фабрики выпускать определенные объемы под их брендами.

В дальнейшем сотрудничество белорусского предприятия и международной корпорации развивалось стремительно. К 2008 году ГТФ освоила все основные марки ВАТ. В том числе и категории "высшего пилотажа" - "Kent". Контрактное производство обеспечило ГТФ стабильную загрузку нового оборудования и поступление гарантированной платы за сборку сигарет. Плюс на предприятии появились новые технологии. У фабрики появилась реальная возможность заниматься развитием собственного продуктового портфеля и брендов. И этот процесс шел весьма успешно.

За 8 лет фабрика увеличила долю собственных торговых марок на рынке в 1,5 раза. Сначала полностью "заполнила" нижний ценовой сегмент, потом ворвалась со своими торговыми марками в средний и даже высокий. По объемам продаж отечественные бренды "Минск" и "Фэст" обогнали титулованный "Winston", который еще недавно казался недосягаемым для конкурентов.

К 2009 году стало очевидным: ГТФ не только выстояла в экономических бурях, но и стала доминирующим полноценным игроком на рынке. Само собой, говорить о продаже стабильного и прибыльного актива стало как-то неудобно. Поэтому "друзья" гродненской "табачки" пошли другим путем.

Удар ниже сбыта

В январе 2010 года табачный рынок потрясло неожиданное событие: коллегия Комитета государственного контроля. Если быть точнее, то в фокус грозных контролеров попала только ГТФ "Неман", и основной претензией контролеров стали договорные отношения ГТФ и ВАТ. Мол, государственное предприятие слишком мало берет с международной корпорации за услуги процессинга. Кроме того, по мнению контролеров, необходимо уходить от контрактного производства и переходить к лицензионному. Странное требование прозвучало из уст людей, разобравшихся детально в табачном рынке. И даже новичкам на этом поприще известно: ВАТ либо приобретает активы в других государствах, либо осуществляет контрактное производство. Третьего, как говорится, не дано. Но простые истины не особенно находили понимание в КГК.

Мало того. Лицензионное производство в Беларуси невозможно де-юре по белорусскому законодательству, так как транснациональным компаниям необходимо платить роялти за эксплуатацию мировых брендов. Немаленькую и в валюте. А в "Методических рекомендациях по оценке объектов интеллектуальной собственности", утвержденных приказом Госкомитета по науке и технологиям, черным по белому написано: выплаты за использование торговых марок табачных изделий не должны превышать 1,5% от их цены. Копейки получаются, которые западные компании совершенно не интересуют.

Тем не менее по настоянию КГК были несколько пересмотрены договоры между ГТФ и ВАТ. Вроде бы ничего страшного, но время для претензий выбрано было как нельзя кстати. Заключение контрактов в отечественной табачной индустрии дело трудоемкое: ВАТ необходимо все нюансы согласовать со штаб-квартирой в Лондоне, ГТФ – с концерном и в правительстве. Словом, переговорный процесс протекает намного шире, чем между двумя обычными субъектами хозяйствования - 2-3 месяца. И как раз за пару-тройку недель до коллегии КГК он успешно завершился. Поэтому получилось, что проверка табачной отрасли перечеркнула все договоренности гродненского предприятия, и непростой процесс согласования условий с партнером пришлось начинать заново на новых условиях. А на это время приостановить выпуск контрактных торговых марок.

Естественно, такой административный форс-мажор ударил и по ВАТ, и по ГТФ. Международная корпорация почти на два месяца осталась без сигарет. А если брендов нет на прилавках хотя бы несколько недель, потребители переключаются на аналоги других компаний. И вернуть их обратно достаточно проблематично.

У ГТФ же за счет вынужденного "контрактного простоя" поломался весь производственный график, упали объемы выпуска продукции со всеми вытекающими последствиями для экономики предприятия. Тогда, в начале 2010 года, даже существовала реальная опасность, что ситуация в Беларуси не найдет понимания у головных менеджеров в Лондоне и корпорация и вовсе прекратит отношения с гродненским предприятием, повторив в новой интерпретации уход с отечественного рынка Philip Morris в 2007 году. Кстати, тогда бы ВАТ взыскала с ГТФ более 10 миллионов евро инвестиций, которые они вложили в оборудование фабрики для производства своих брендов. Для белорусского предприятия это было бы настоящей катастрофой.

К счастью, до разрыва не дошло. Неимоверными усилиями ГТФ удалось достигнуть консенсуса с ВАТ, несколько повысив стоимость услуг процессинга. Но нервов ситуация "отъела" у руководителей ГТФ немало - почти на два месяца работа предприятия была частично парализована. Только в середине весны удалось войти в нормальный производственный процесс.

Смена тактики

"Неожиданности" 2010 года ознаменовали упорные попытки передела табачного рынка. Сбой в производственном ритме ГТФ не просто доставил беспокойств. В Беларуси существует система квот на производство сигарет. Борьба за их распределение между предприятиями разгорается нешуточная. Причем действует достаточно жесткое правило: если снизил запланированный объем, в следующем году можешь получить "минус" по квотам. Но, несмотря на коллегию КГК, Гродненская табачная фабрика в свои прогнозы в 2010 году все же вписалась.

Но через полтора года после коллегии КГК стратегия контролеров несколько изменилась. Фабрике упорно стали ставить в вину отрицательное внешнеторговое сальдо – "железный" аргумент, учитывая, что табак в Беларуси не произрастает.

Причем многие не хотели замечать, что первоначально перед предприятием на самом высоком уровне ставилась задача импортозамещения, а не зарабатывания валюты. С этой миссией ГТФ справилась. Более того, постоянно снижало и импортоемкость своей продукции: заказы по изготовлению упаковки давно размещает исключительно на отечественных предприятиях, освоила производство фильтропалочки, за счет оптимизации потерь значительно снизила расход сырья на единицу продукции без потери ее качества, выстроила долговременные взаимоотношения с поставщиками табака. В результате, если на закупке табака в 2010 году удалось сэкономить 3 миллиона долларов, то в 2011 году – уже почти 8 миллионов долларов. Вследствие всех этих достижений импортоемкость гродненских сигарет снизилась за 8 лет с 90% до 45%. Чтобы завезти соответствующую продукцию по импорту, понадобилось бы в 3-4 раза больше валюты, чем для производства внутри республики.

Но, несмотря на все это, последние полтора года КГК активно продвигает идею о необходимости развития экспорта. Даже в периоды, когда на внутреннем рынке наблюдался небольшой дефицит некоторых ходовых марок сигарет, "контролеры" упорно подталкивали фабрику к росту экспорта. Получалась парадоксальная ситуация: руководство Министерства торговли пеняло гродненцам на нехватку продукции в Беларуси, а представители другого государственного ведомства настаивали на вывозе этой же продукции за рубеж!

В итоге получилось как в пословице: вода камень точит. В результате многочисленных повторений экспортная проблема ГТФ дошла до рассмотрения "наверху". Момент получился для ГТФ неблагоприятный: с валютой в государстве напряженка. Поэтому предприятию планируют довести задание по ежегодному сокращению отрицательного внешнеторгового сальдо в два-три раза.

Если рассматривать ситуацию в цифрах, то в этом году ГТФ планирует увеличить экспорт в 5-6 раз по сравнению с 2012 годом – до 4,5 млрд штук продукции, или до 40 миллионов долларов в денежном эквиваленте. При этом отрицательное сальдо составит около 140 миллионов долларов. Чтобы выполнить задание в следующем году, фабрике придется поставить на экспорт около 13 млрд штук сигарет. Значит, придется "минусовать" на внутренний рынок на 4-5 млрд, или приблизительно на 20%. Таким образом, ГТФ снизит свою долю на белорусском рынке на 10-15% от совокупных продаж сигарет. Причем снижение произойдет исключительно за счет собственных торговых марок ГТФ, так как контрактные бренды за рубеж поставлять нельзя. В результате доля собственных брендов ГТФ на внутреннем рынке снизится с 60% до приблизительно 45%. Свято место пусто не бывает. Этот искусственный провал, скорее всего, займет конкурент, частная структура - ООО "Табак-Инвест". Будет странно и удивительно, если не займет.

Надо отметить, что эту проблему некоторые чиновники отлично понимают. Прошлым летом, обсуждая проблему сальдо и экспорта, вице-премьер Михаил Русый высказывал здравую идею: чтобы стимулировать поставку табачных изделий за рубеж, целесообразно распределять квоты для внутреннего рынка среди производителей и поставщиков пропорционально экспортным поставкам. Кстати, в разное время аналогичные механизмы хотели применять в отношении туристических компаний, производителей алкогольной продукции… Но механизм по-настоящему так и не удалось запустить в действие. Слишком велико было давление предприятий, которые в силу своей конкурентоспособности были ориентированы исключительно на внутренний рынок. Судя по всему, аналогичная ситуация сложилась сейчас и в табачной отрасли.

Там, за туманами

Будущее табачного рынка достаточно туманно. Пока ГТФ, при всей многочисленной критике, палках в производственных колесах и других неурядицах, удается выполнять даже подчас противоречивые задания правительства. Но удастся ли фабрике выкрутиться из парадокса выравнивания сальдо и насыщения внутреннего рынка?! По всем законам экономики, сделать это практически невозможно.

Но менеджмент фабрики прославился неординарными решениями, совершая чудеса. Правда, "додолбать" можно даже сильных духом людей. А именно они являются одним из главных барьеров к переходу предприятия в частные руки. Этой идеи, судя по всему, никто не оставлял.

Не даром же несколько лет назад чуть дело не дошло до продажи 10-процентного пакета акций. И покупатели бы нашлись даже на миноритарный пакет. Не столько для получения дивидендов, сколько для получения в качестве акционеров доступа к коммерческой информации. А для конкурентов это немало. Практически все процедуры для проведения аукциона уже были произведены. Но свое веское слово сказал губернатор Гродненщины Семен Шапиро, наложив вето на сделку.

Впрочем, сегодня для приватизации белорусского табачного рынка вовсе не обязательно приобретать активы ГТФ. Достаточно "убрать" нынешний эффективный менеджмент и на его место посадить более сговорчивых и, так сказать, дружественных бизнесу людей. Они освободят для частников все вкусные, маржинальные и доходные ниши, оставив госфабрике "закрывать" чисто социальные товарные позиции. Кстати, так уже в истории Гродненской табачной фабрики было до 2005 года. Предприятие медленно хирело, обеспечивало рынок дешевой, массовой, но низкорентабельной продукцией.

Повторится ли "табачная история" сейчас? Время покажет. Пока складывается впечатление, что государство поддерживает частные структуры в ущерб госсобственности. Особенно четко ощущается эта тенденция после ухода со своего поста Сергея Ткачева, который охранял государственный статус стратегических предприятий от рейдерских происков.  
-7%
-10%
-17%
-10%
-20%
-10%
-5%
0073182