/ Павел Свердлов,

Конец прошедшей недели и начало этой были богаты на разного рода заявления первых лиц страны. Вначале на "Мотовело" как следует удивил Александр Лукашенко, предложив с выезжающих белорусов брать , кинулся выполнять этот наказ , по ходу дела дав свой . Там же президент заверил нас, что не будет .

Сняли обет молчания и относительно калийного конфликта, подтвердив наше мнение о том, что идет обычный передел собственности олигархов России. Судя по всему, развязка в этой истории близка. Сергей Чалый в этой программе полностью закрыл тему и пообещал к ней больше не возвращаться.

Тем временем на денежном рынке Беларуси , ставки снова выросли до 60%. В отсутствие возможностей в этих условиях вопрос пытаются решить не рыночно, но административно. Повышением ставки проблему не решить, надо как-то успокоить народ, который очень хорошо помнит 2011 год. Новый кризис неизбежен? Когда он придет? Выдержит ли Нацбанк давление белорусов, которые не верят национальной валюте, изымая вклады и переводя их в валюту?

Сергей Чалый

Все эти темы анализировал Сергей Чалый в авторской программе "Экономика на пальцах", а помогал ему журналист "Европейского радио для Беларуси" Павел Свердлов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (58.75 МБ)
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (370.50 МБ)

По всей видимости, завершается ситуация с "Уралкалием", потому что наконец высказались и Лукашенко, и Путин. Они обозначили позиции, и примерно понятно, чем эта история завершится.

"Уралкалий" обвиняет белорусскую сторону, что она пыталась продавать калий на рынке, помимо БКК. Первой точкой, когда это случилось, они называют середину 2013 года (даже не называют точных дат). По поводу указа, на который все время ссылается российская сторона, есть слив источника, близкого к "Беларуськалию". Он говорит, что президенту "Белнефтехимом" была подготовлена презентация об объемах поставок на рынок. В 2012 году 6 млн 350 тыс. тонн – через БКК, внутренний рынок – почти 1,5 млн тонн. А в качестве того, что могли продать дополнительно через иной канал продаж, назывались 2,6 млн тонн. Это сильно оптимистическая оценка. Поэтому версия о нарушениях с нашей стороны не в пользу "Уралкалия".

Люди, оставшиеся в БКК, говорят, что весь топ-менеджмент в командировках на проведении переговоров по новым контрактам. Наши специалисты выехали в Бразилию, Китай, Индию, Сингапур, страны Юго-Восточной Азии и присылают только положительные эмоции. Правда, как выясняется, только положительные эмоции они и присылают. Главный вопрос – цена. Кириенко считает, что 250 долларов – несправедливая цена, пусть будет хотя бы 300 долларов. Средняя цена продаж "Уралкалия" приближается к 300 долларам.

Юридически по-прежнему остается наблюдательный совет, несмотря на то, что его председатель сидит. Это означает, что директора и. о. ЗАО "БКК", первой структуры, наблюдательный совет не может утвердить. То есть работа первой БКК попросту парализована. Чтобы работало хоть что-то, создается параллельная структура – ОАО "БКК". Еще интересный нюанс – указ № 400. Вывозная таможенная пошлина калийных удобрений устанавливается в ноль до конца 2013 года.

Мы можем вот так взять и установить таможенную пошлину в ноль без согласия России?

В рамках ТС регулируются только импортные ввозные пошлины. Россия тоже сама себе устанавливает вывозные пошлины на нефть. Конечно, бюджет потеряет. Но на самом деле белорусская сторона находилась в БКК в привилегированном положении. В России экспортная пошлина на калий отсутствует. Это означает, что если через БКК продается российский калий, российский бюджет не получает ничего. Белорусская же сторона регулярно получала пошлину.

Указ № 400 ставит "Беларуськалий" в похожее положение по рентабельности экспортных поставок с "Уралкалием". По результатам отчета "Уралкалия" себестоимость калия оценивается 58 долларов за тонну. У нас она была порядка 100 долларов. Вывозная пошлина в зависимости от рынка была разная, но примерно была около 80 евро. Иными словами, сейчас мы имеем практически одинаковую себестоимость. По ценовым параметрам нынешний "Беларуськалий" хотя бы до конца года вполне способен выдержать ценовую войну "Уралкалия".

В такой ситуации все зависит от менеджеров, которые сейчас в зарубежных командировках.

Отчетность "Уралкалия" довольно слабая, они практически вдвое сократили инвестиционную программу до 2020 года.

СК объявил Керимова в розыск. Если вдуматься, у "Уралкалия" ситуация не очень хороша, потому что все топ-менеджеры невыездные. У нас люди в командировках, но пока результатов нет, а у них есть люди, но они не могут выехать.

О национализации "Уралкалия"


Вечером 7 сентября адвокат Александр Добровинский со связями в самых высоких кругах написал о том, что ему в пятницу, 6 сентября, сказали, что Керимов уже продал акции некоему питерскому банкиру К. В скобках была указана фамилия Когана с вопросительным знаком. Потом пошли опровержения, назывались фамилии возможных покупателей. Был слив, что якобы Гуцериев по просьбе Керимова прилетал к нашему президенту и именно Лукашенко озвучил ему претензии к Керимову. Как мы и догадывались, конечные притязания белорусской стороны – смена собственника "Уралкалия". У Когана нет денег на эту покупку. Важно, что это очень близкий Путину человек. Появились слухи, что Коган собирает деньги якобы по поручению Путина.

В действительности сейчас вопрос крутится вокруг цены. Рыночная стоимость 21,5% акций "Уралкалия" Керимова порядка 3 млрд долларов. С учетом того, что все эти активы покупались за кредитные деньги, Керимов хочет отбить деньги и остаться не в убытке и просит около 4 млрд долларов за пакет. Судя по всему, на него сейчас активно оказывают давление, чтобы он не повышал цену. Я так понимаю, сделка структурируется таким образом, что не факт, что Коган будет конечным бенефициаром этой сделки.

Высказывания Путина и Лукашенко


Сначала было чрезвычайно сдержанное высказывание пресс-секретаря Путина Пескова, мол, в ситуации надо как следует разобраться и не следует экзальтировать вопрос. Отношения между государствами всегда приоритетнее по отношению к каким-то корпорациям и предпринимателям. Во время пресс-конференции по итогам саммита G20 Путину напрямую задали вопрос про "Уралкалий". Он ответил, что не разговаривал по этому поводу с Лукашенко, а затишье связано с тем, что они "хотят проблему решить, не загонять в тупик, что очень легко сделать, начиная шум и гам по этому поводу".

10 сентября Лукашенко впервые высказывается о БКК. "В связи с неприличными действиями этих российских негодяев у нас сложились определенные проблемы калийных удобрений. Это ценность для нашего государства. Мы должны его не потерять, никогда в жизни не потеряем и никому не отдадим на растерзание. Мы должны как можно быстрее войти в то русло деятельности предприятий, каким оно было в лучшие периоды. Мы полны решимости нормализовать эту ситуацию. Я почему-то убежден, что и россияне примут соответствующее решение, и руководство России такую мощную российскую компанию без внимания не оставит. Рано или поздно, чтобы восстановить статус-кво и то, что было ранее, россияне придут к нам".

Из этих слов мне кажется, что все уже решено.

Вполне возможно, этот картель еще восстановится. Тогда уже будет настоящий "Союзкалий".

Посещение президентом Мотовелозавода


"Белорусский рубль под промышленность девальвироваться не будет. Белорусский рубль будет или укрепляться, или ослабляться в зависимости от спроса и предложения. Сейчас у нас немного вырос спрос на валюту - поплыл рубль. Это железная задача Нацбанку: ни в коем случае ничего искусственно не сдерживать и не тратить золотовалютные резервы. Это святое. Я не могу отдать запасы, которые предназначены для тяжелейших времен и для трех месяцев импорта на нефть, газ, лекарства. Вы производите трактора, автомобили и прочую дребедень. Везите, продавайте и живите на свою валюту. Никакой искусственной девальвации, чтобы вам облегчить жизнь и улучшить экспорт, не будет. Я не могу бросить страну под ноги пяти директорам, которые ни черта не делают.

Если 1 января вы не выйдете на то, что сказал Семашко, ни Семашко, ни вас, ни директоров в этих должностях не будет. Железобетонно. И еще дадим оценку премьер-министру. Может, он вместе с вами в обнимку уйдет. У меня выхода другого нет. Если директор моторного завода, который работает руководителем завода больше, чем я страной, начинает строить прожектерские планы, или директор "Атланта", у которого вдруг в Венесуэле зима появилась, накапливает чего-то на складах и в убыток работает, я же не посмотрю, что это какое-то там ЗАО или ООО. Для меня это народное предприятие, создано кровью и потом белорусского народа. Почему я предъявляю к Муравьеву эти требования? Потому что он пришел ко мне и сказал: я сделаю. И мы ему продали за копейки эти заводы и сказали: делай. 1 января близко, мы посмотрим на динамику.

Вы на меня не обижайтесь, это кадровая политика. Но должен вам сказать, мужики, следующее: Кобяков уже свое получил. Если директор моторного завода – слесарь, значит, он пойдет работать слесарем. Если конструктор, пойдет работать конструктором. Теплых мест, не дай бог, коммерческих структур, для вас не будет. Эта коммерческая структура будет мгновенно уничтожена, если они возьмут на работу без моего ведома людей из моего кадрового реестра. У меня нет другого выхода: или вы работаете и даете результат, или вы уходите туда, где вы можете".



Это была встреча с директором Мотовелозавода, но были приглашены руководители МАЗа, Минского моторного завода, МТЗ и "Атланта". Приведенная выше цитата, очевидно, является ответом на некие просьбы директорского корпуса. Мало кто заметил, что президент говорит о 1 января, а летом в качестве дедлайна ставилось 1 октября. Фактически за этими грозными словами скрывается на самом деле перенос сроков. Поэтому на несколько месяцев директора могут вздохнуть спокойно.

Если кто-то думал, что плодотворные дебютные идеи по прекращению полномочий наблюдательных советов на приватизированных предприятиях, введение владельческого надзора – это просто так, то президент четко объяснил. Все очень просто: наши государственные предприятия бывшими не бывают.

Вроде бы снова повторяется угроза, что чиновники не смогут уйти в коммерческие структуры. Но подчеркиваю, в январе этого года он тоже говорил: не создавайте себе теплых мест. Но тогда угрозой было "пойдете в тюрьму". А теперь угроза звучит: "коммерческие структуры будут мгновенно уничтожены".

Выездная пошлина 100 долларов


"Наши люди сегодня до 3 млрд в год вывозят за границу в ЕС и привозят барахло". Дребедень производят у нас тут, а барахло производят в ЕС, которое мы тоже выпускаем. То есть мы выпускаем и дребедень, и барахло. "Я давно поручил, вплоть до того что: выезжаешь за пределы за этим барахлом или не барахлом – не важно – заплати выездную пошлину. 100 долларов с носа плати и езжай за границу. Тогда он придет в наш магазин и купит холодильник, а не будет тащить с ЕС это барахло неизвестно какого производства. А они будут сидеть и потирать руки: 3 млрд им вывезли туда, у них развивается торговля, производство, а мы барахтаемся здесь как дураки".

Речь идет не о выезде, а о том, чтобы ограничить партизанский импорт. Потребительский импорт у нас составляет только десятую часть от всего импорта. На самом деле это не слишком серьезная величина. Но если смотреть на статистику нашей внешнеэкономической деятельности за полгода, мы снова вывели отрицательную величину сальдо товаров и услуг. Традиционно у нас товарное сальдо отрицательное, а по услугам хороший плюс, и мы всегда суммарно выходили на плюс.



Есть данные импорта и экспорта услуг, которые включают в себя статистику поездок. Красная линия снизу – это импорт услуг. Последний столбец – это июль. На самом деле экспорт услуг у нас практически выходит на плато, изменение очень маленькое. А в июле резкий рост импорта.

Предвестники девальвации


В качестве объяснений, за счет чего это произошло, приводится резкий рост поездок. Есть официальные данные по числу поездок, выезду и въезду. Порядка 2,5 млн за полгода. За год величина составит порядка 5 млн выездов. Действительно, есть проблемы с внешней торговлей. Когда речь идет о стимулировании экспорта, идти продавать и зарабатывать, это всегда одна и та же логика. Это всегда вопрос завышенного обменного курса белорусского рубля. Вопрос импортозамещения и стимулирования экспорта регулируется одним макроэкономическим параметром – реальным эффективным обменным курсом рубля.

То, что мы сейчас видим, является следствием. Конечной проблемой является то, что наш белорусский рубль завышен по сравнению с тем, каким он должен быть. Борьба по-прежнему идет не с причиной, а следствием. Но за последнее время новое то, что виноватым теперь оказывается население.

А это нехороший симптом. Последний раз виноватым было население в апреле 2011 года, когда все поехали за иномарками. Ситуация очень похожая.

Тогда цифра вменялась такая же – 3 млрд. Еще раз предостерегался народ 12 ноября 2010 года. Президент посещал Борисов: "Никакой девальвации мы не планируем. Шум подымают шарлатаны, которые поднимаются в президенты. Будьте осторожны с долларом, я вас предупредил. Имейте в виду, что вы можете на этом потерять. Вы сами можете устроить себе девальвацию, если будете скупать валюту".

Практически то же самое, только другим языком, сказано сейчас: доллар будет зависеть от спроса и предложения. А спрос формирует население.

Более 600 млн долларов было куплено физлицами в июле. Все игроки стоят на покупку. Спрос явно превышает предложение. Тем не менее задача стоит не сдерживать его искусственно и не тратить золотовалютные резервы. Хотя они у нас уменьшаются второй месяц. Еще одним интересным нюансом, который напоминает 2010 год, является появление бухгалтерских трюков. Нацбанк второй месяц организует сделки своп с коммерческими банками, которые специально переходят через 1-е число каждого месяца. То есть он рисует официальный резерв больше на 220-230 млн долларов.

Я бы все это назвал приметами девальвации. Мы разговариваем о том, что совпадает с 2011 годом.

Нацбанк оставил ставку рефинансирования. По большому счету ставка рефинансирования не имеет серьезного значения. Большее значение имеет ставка по двусторонним и постоянно доступным операциям поддержки ликвидности, а именно цены денег, по которым Нацбанк продает белорусские рубли. Эта ставка второй раз за последнее время повышена. Первый раз с 35% до 40%, сейчас до 45%.



Этот график великолепно показывает кризис ликвидности на нашем денежном рынке. Последнюю неделю мы наблюдаем резкий взлет процентной ставки. Обратите внимание на правую часть графика. Когда ставка рефинансирования была 40%, Нацбанк всем коммерческим банкам активно советовал предлагать депозитные продукты не выше 35% годовых. Мы видим вертикальный взлет. Принципиально важно то, что мы побили рекорды предыдущих пиков. Это выше 60% годовых. Несложно догадаться, что коммерческие банки, включая государственные, моментально откликнулись. То, что они предлагают сейчас, существенно больше, чем то, что они предлагали раньше. Госбанки предлагают, уже начиная от 40%. Отдельные предложения коммерческих банков есть по 45% годовых, причем фактически вклад до востребования. Потому что при досрочном расторжении договора ставка тоже 45%. Это говорит о том, что очень нужны деньги.

На валютном рынке на всех сегментах у всех участников нетто спрос. При этом курс не слишком растет. Внутренние цены у нас растут быстрее, чем снижается белорусский рубль. Это означает, что в долларовом выражении на внешних рынках наши товары становятся дороже. Это и причина того, что пять директоров заводов плачутся и хотят, чтобы рубль стоил дешевле. Президент и Нацбанк правы – рубль искусственно не держат, золотовалютные резервы не сильно тратят. Но одно дело - равновесный рыночный курс при процентных ставках в 20%, и совсем другое дело - курс при ставках 60%.

Если у меня долларовые пассивы, я получаю деньги в долларах, мне выгоднее конвертировать доллары в белорусские рубли со ставкой 60%, положить на приносящий доход депозит, совершить обратную операцию и репатриировать доход. Чем выше разница процентных ставок, тем больше желания покупать белорусский рубль. Спрос на него растет, что оказывает повышательное или понижательное давление на рубль. Курс растет, несмотря на то, что мы вроде бы не тратим золотовалютные резервы. Все это происходит на фоне рекордно высоких процентных ставок.

Причина высоких процентных ставок


Чтобы купить валюту, надо иметь рубли. Как только начался рост процентных ставок в октябре прошлого года, это был кризис ликвидности, который создается самим Нацбанком. Если ты зажмешь предложение рублей, свободных рублей на рынке будет меньше. А еще лучше сделать так, что рублей будет настолько мало, что даже вынуждены будут их продавать. То, что ситуацию нехватки рублей создает Нацбанк сам, это очевидно, для этого достаточно посмотреть на статистику своп. Если бы Нацбанк удовлетворял все заявки, можно было бы говорить, что не он виноват в том, что происходит. Но когда он удовлетворяет половину заявок, это означает, что рублей дают меньше, чем рынок того хочет.

Высокие процентные ставки уже использовались для того, чтобы поддержать белорусский рубль. Но сейчас ситуация другая, иначе мы бы имели избыток ликвидности. Но банкам придется возвращать Нацбанку эти деньги. Они берут рубли, потому что у них кассовый разрыв. Чтобы не прерывать свою текущую деятельность, они вынуждены покупать рубли у Нацбанка. Суммируя предоставленную ликвидность и то, сколько банкам не хватает, чтобы выполнить норматив, мы получаем величину, сколько им еще нужно.



Вот размер нехватки ликвидности 3, 4, 5, 6, 9 сентября: 4,7 трлн, 5 трлн, 5,9 трлн, 6,7 трлн, 8,1 трлн, 8,4 трлн, 9 трлн и сегодня 10,6 трлн бел. руб. Сейчас мы имеем недостаток тех же самых 10 трлн , которые были лишними в системе из-за высоких процентных ставок, при еще более высоких процентных ставках. Величина того, что люди могут провести по сделкам своп, последовательно уменьшается. В ситуации, когда тебе не хватает 9 трлн, а можешь получить только 0,2 трлн, это может говорить о том, что банкам не хватает валюты, чтобы использовать ее под залог получения рублей.

С июля мы имеем ситуацию кризиса ликвидности на рынке. В этот раз даже более высокого, чем все предыдущие разы. Мы имеем рекордную нехватку рублей на рынке, рекордные процентные ставки. И при этом продолжается отток рублей из депозитов. И курс на самом деле не стоит, а рубль ослабевает. В октябре прошлого года он укреплялся при такой же ситуации. Сейчас даже при таких процентных ставках отток депозитов продолжается и спрос на валюту не прекращается. Сальдо покупки населением по-прежнему положительное. Иными словами, используются все инструменты, какие только можно, но при этом резервы и рублевые депозиты потихоньку теряются. Даже нынешний рост курса иностранной валюты – это сильно сдерживаемая величина.
Если мы увидим, что процентные ставки начнут уходить в привычный диапазон, а механизмы сдерживания рубля ослабнут, рынок будет вынужден найти новое равновесие. Разумеется, ниже, чем сейчас.

Начинают работать бухгалтерские трюки. С инфляцией, похоже, тоже происходят бухгалтерские трюки. В последнем месяце, когда посчитали инфляцию в размере 0,1%, разница между сводной и базовой инфляцией составила 0,7%. Отток резервов продолжается. Даже несмотря на то, что на начало июля их было 8 млрд долларов, сейчас их 7 млрд 700 тыс. Прочие активы были 2 млрд, сейчас их 500 млн . Прочие активы – те, которые менее ликвидны. А доля резервных активов в иностранной валюте существенно растет: с 3,8 до 4,6. В действительности это довольно большая доля. Иными словами, Нацбанк явно к чему-то готовится. Потому что когда кризис начинался в 2011 году, доля была только треть. Сейчас больше половины.

Но особенно надо смотреть на показатель чистых иностранных активов. Это все наши активы плюс то, что должны нам, минус то, что должны мы. Нацбанк ежемесячно ведет такую статистику отдельно по коммерческим банкам и по самому себе. И есть сумма чистых иностранных активов всей банковской системы.



Там три линии. Верхняя синяя – чистые иностранные активы Нацбанка. Здесь показаны 2010-2013 годы. Ноль – это, собственно, ноль. В действительности чистые иностранные активы банковской системы стабильно отрицательные. Мы видим рост иностранных активов Нацбанка в ноябре-декабре 2011 года. Это те самые 2,5 млрд долларов от продажи последней части "Белтрансгаза". Интересна средняя линия. Переход чистых иностранных активов всей банковской системы в ноль происходит в декабре 2010 года. Дно черной линии приходится ровно на самый пик валютного кризиса – май 2011 года. Возврат к нулю и переход через ноль – это конец валютного кризиса, ноябрь-декабрь 2011 года. Теперь смотрим на серую линию и видим, что с августа прошлого года она монотонно снижается. Вроде бы небольшое снижение резервов и чистых иностранных активов самого Нацбанка компенсируется тем, что коммерческие банки оказываются в еще большем минусе.

Чтобы понять, когда впадать в отчаяние, нужно взять этот график и посмотреть, когда он начинает пересекаться с линией ноль. Если предположить, что ситуация будет развиваться такими же темпами, как с августа прошлого года. Если продолжить эту линию, то она пересекается с нулем в ноябре-декабре этого года. Сейчас Нацбанк совершает титанические усилия. То, что происходит на рынке с искусственно созданным кризисом ликвидности рублей, это и есть титанические усилия. Это попытка играть до конца, удваивая ставку при проигрыше в расчете, что она таки сработает. А что может сработать? Внезапно население решит, что кризиса нет. Как помогли высокие процентные ставки в начале прошлого года. Теоретически и такое возможно. Но разница заключается в том, что даже несмотря на это и курс рубля плавно ослабевает, и спрос на валюту не прекращается, и банки теряют депозиты в белорусских рублях.

Причем когда и чем завершился прошлый кризис? Резкое вертикальное падение было в феврале этого года. До этого процентные ставки были даже выше ставки рефинансирования. А вот в конце февраля, марте и до июля кризиса ликвидности не было. Они туда вернулись, потому что в феврале пошли бюджетные деньги на модернизацию. А в последнее время пропали выступления по поводу модернизации. Я даже не слышу разговоров про ВВП. Вполне возможно, что без этой модернизации и рассеивания денег по полям процентные ставки не стабилизировались бы к нулю. Вполне возможно, что кризис продолжался бы. Вполне возможно, то, что было в начале этого года, был вовсе не возврат к нормальной психологии, а усилия правительства.

Понятно, что экономика не может выдержать процентные ставки 60%. Иными словами, время, сколько может выдерживать Нацбанк, ограничено. Это вопрос нескольких месяцев. И надежда Нацбанка - на то, что паника пройдет. В принципе это может случиться. Но в нынешней ситуации величина девальвационных ожиданий столь высока, что даже процентные ставки по депозитам 35-40% не спасают. Это означает, что кредиты должны стоить еще дороже. Фактически идет игра, кто первый моргнет, у кого первым сдадут нервы: у населения или у Нацбанка. Можно сказать, что все население Беларуси играет против своего собственного Нацбанка.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-25%
-10%
-50%
-30%
-20%
-50%
-30%
0061173