/

Фото: AgroNews, личный архив Рахманина
Фото: AgroNews, личный архив Рахманина
Беларусь – далеко не первая страна, столкнувшаяся с африканской чумой свиней, смертельной для этих животных и быстро распространяющейся инфекцией. Сейчас в стране массово уничтожается свиное поголовье. Масштабы этого Минсельхозпрод пока не озвучил, но, судя по имеющимся фактам, они велики. Для диких кабанов, говорят специалисты, альтернативы отстрелу нет. В стране более 60 тысяч особей, и пока есть решение максимально возможно снизить поголовье в радиусе 20 км от свиноводческих комплексов. Как боролись с этой напастью ранее и по чьим стопам пойдет Беларусь?
 


35 лет борьбы

Испанский опыт борьбы с АЧС широко освещался в интернете. Первый случай болезни был зафиксирован в стране в 1960 году, а страной, свободной от АЧС Испания, ныне одна из крупнейших свиноводческих стран ЕС, была признана только в декабре 1995 года. Руководитель национальной программы по искоренению АЧС в Испании Хосе Санчес-Викаино основными компонентами программы называл создание сети мобильных полевых ветеринарных бригад, масштабное проведение серологических анализов животных, жесткий контроль гигиены в производственных помещениях, ликвидацию всех вспышек и очагов АЧС с убоем животных-переносчиков, строгий ветконтроль перемещения всех свиней с присвоением идентификационного номера каждому животному, привезенному для откорма.  

Поскольку вакцины от АЧС нет и в ближайшие годы (а то и десятилетия) не ожидается, без массового убоя животных и строгих карантинных мер не обойтись. Испания, затратившая на борьбу миллионы евро, решала проблему масштабно. Более сотни передвижных ветбригад контролировали хозяйства, собирали образцы для анализа, привлекали свиноводов для создания санитарных ассоциаций. Сто процентов свиноводческих ферм подвергалось серологическому контролю. Усовершенствовались санитарные барьеры: льготные кредиты для усовершенствования условий получило за 15 лет более 2 тысяч хозяйств.  
 
При подтверждении вспышки АЧС все свиньи в инфицированных хозяйствах немедленно отправляли на убой, а владельцы неблагополучных хозяйств получали компенсацию.
 
"Как только выявлялась вспышка заболевания, начиналось истребление посредством убоя всех свиней в зараженном поголовье. Здания подвергались полной уборке и дезинфекции примерно через месяц после депопуляции: уничтожали насекомых и грызунов, утилизировали весь корм для животных, продукты животноводства посредством очистки навозных ям с использованием 2% гидроксида натрия, а также сжиганием соломенной подстилки в свиноводческих фермах. Обозначалась санитарная зона с радиусом в несколько сотен метров, и передвижение животных, продуктов животноводства, корма для животных и отходов на санитарную зону или из неё, а также перемещение людей внутри санитарной зоны или из неё было ограничено. Ограничения в санитарной зоне постепенно снижали, хотя некоторые конкретные меры биологической безопасности соблюдались не менее 3 месяцев. После полного очищения и дезинфекции на ферму привозили серонегативных индикаторных животных и проводили по всем помещениям. Число индикаторных свиней обычно соответствовало 10-20% поголовья на момент завершения повторного заселения. Если через месяц свиньи не заболевали, они подвергались повторному серологическому тестированию. Если результаты были отрицательными, разрешали повторное заселение хозяйства идентифицированными животными с фермы, которая отвечает за негативный статус животных. Процедуры повторного заселения обычно завершались в течение 3 месяцев после введения индикаторных свиней".

При подтверждении вспышки создавались защитные и контрольные зоны. Радиус зон зависел от  эпидемиологической обстановки, но в целом похожие цифры фигурируют и в белорусских Ветеринарно-санитарных правилах проведения оперативных мероприятий при обнаружении признаков заразных болезней, включенных в список Международного Эпизоотического Бюро. Радиус защитной зоны был не менее 3 км, а радиус контрольной зоны - 10 км. Свиньи, которых содержали на всех фермах внутри защитной зоны подвергались серологическому скринингу сразу после подтверждения вспышки. Дальнейшие скрининги в 3-км и 10-км зонах проводились не ранее, чем через 30 дней после завершения предварительной уборки и дезинфекции зараженного хозяйства. Перемещение живых свиней в зонах было запрещено на 30 дней, но это ограничение могло быть снято по завершении серологических анализов, подтверждающих отрицательные результаты в зоне. Живые свиньи не могли быть вывезены за пределы зон.
 
Однако, признают испанские специалисты, все эти меры могли бы быть бесполезными без прямого привлечения и активного участия фермеров. "Благодаря широкой рекламной кампании в СМИ и на радио, в основном нацеленной на сельскую среду, свиноводы узнали о необходимости борьбы с АЧС. Свиноводы создали ассоциации санитарной защиты и заняли ведущее место в программе по ликвидации. В 1990 году в Испании было создано более 979 ассоциаций, которые включали более 41 321 фермеров и 922 996 племенных животных".
 
"В неблагополучной зоне: a) 30% племенных животных с ферм должны были подвергаться серологическому скринингу два раза в год; б) на фермах, использующих "открытые" или "смешанные" системы производства, 50% племенных животных подвергались проверке каждые шесть месяцев; в) свиньи весом более 40 кг подвергались проверке один раз в год; г) дикие кабаны, которых убивали на охоте, подвергались проверке на ВАЧС вирусологическими и серологическими методами".
  

"Машины роют, свиней загоняют, солдаты стреляют, ветеринары вскрывают и засыпают хлоркой, бульдозер закапывает. Так уничтожили свыше 700 тысяч голов"

Как видим, борьба в Испании велась долго и дорого. В Советском союзе вспышку африканской чумы свиней, случившуюся в марте 1977 года в Одессе, подавили менее системно, но быстро – за полгода. О том, как это удалось, в интервью порталу AgroNews впервые рассказал глава группы ветврачей, ликвидировавших вспышку, Павел Рахманин.

Экзотическая для страны зараза попала в подсобное хозяйство, где свиней кормили пищевыми отходами города и порта. "Когда мы приехали, болезнь вовсю бушевала, еще здоровых свиней резали и продавали на рынке мясо. Это же мясо скупали различные заготовительные и кооперативные организации. Если это сразу не остановить – зараза разойдется очень далеко. Мы потребовали ввести карантин. И не просто ввести, а принять оперативные чрезвычайные меры с привлечением сил армии и милиции. Попросту надо было быстро изолировать всю Одесскую область. Обсуждение в обкоме партии было очень бурным", - вспоминает Рахманин. 

Пока дискутировали, болезнь распространилась по району. "Наше решение было таково: приступить немедленно к убою всех животных в хозяйствах, которые пользуются пищевыми отходами. И также изъять свиное поголовье у населения, его забить и сжечь", - рассказал ветврач. 
 
Подход к карантинной зоне в Союзе был жесткий: если речь не идет о единичном случае, карантин накладывается на область, при необходимости – на всю республику. "Исходя из этого, мы и приняли такую меру, что, во-первых, Одессу надо как-то заблокировать, чтобы не было туда потока туристов. И вот такая картина была уже в мае месяце: по побережью Аркадии идешь – а там пусто. То есть карантинные меры, действовали очень строго, жестко, и в аэропортах, и на вокзалах, и на дорогах. Ничего не вывозилось: колбаса, мясо, шкуры, сало, даже зерно не вывозилось – ничего. Все, что имело отношение к свиноводству, шло в огонь. Были проблемы: никогда не уничтожалось такого количества свиней", - вспоминал Рахманин. 
 
В хозяйстве, с которого началась эпидемия, свиней пытались сжигать в траншеях. Это оказалось малоэффективно: траншеи коптили неделями. "Стали закапывать на глубину три метра. Военная техника роет, потом туда туши вперемежку с хлорной известью. Но была жара, и эти траншеи начали … взрываться. От газов туши раздувало так, что не спасал трехметровый слой земли. Только потом догадались вскрывать туши перед захоронением. Тогда все пошло более гладко. Машины роют, свиней туда загоняют, солдаты стреляют, ветеринары вскрывают и засыпают хлоркой, бульдозер закапывает. Всего так было уничтожено свыше 700 тысяч голов", - рассказал ветврач. 
 
Частники сознательности не проявляли: прятали свиней, резали, пытались катать тушенку. "Пугать людей репрессиями было невозможно: мы имели дело с одесситами. Пришлось уговаривать и разъяснять. Приходили с участковым, толковали, убеждали. Писали расписки, в которых обещали расплатиться по рыночным ценам. И расплатились. Это вызвало доверие. Все подвалы и погреба очистили от свинины", - делится опытом Рахманин. 

Впрочем, без возмущений не обходилось: "Заместитель командующего военного округа по тылу, генерал, пригрозил выставить автоматчиков, если мы приедем в его подсобное свиноводческое хозяйство. Дело было в обкоме партии, я ему вежливо говорю – мне очень жаль, но после таких слов вы можете выйти отсюда рядовым. Не сомневаюсь, что так бы и случилось, если бы генерал уперся. Но все обошлось…"
 
На карантине Одесская область была полгода. Группа специалистов, ликвидировавшая вспышку, получила награды: 2 Ордена Ленина, 4 ордена "Октябрьской революции", 10 орденов "Трудового Красного знамени", 15 орденов "Знак Почета" и медали.
 

Мы пойдем своим путем?

Каким путем опасную болезнь намерена победить Беларусь, пока остается загадкой для широкой общественности. Официально в Беларуси африканская чума свиней подтверждена в двух точках: деревне Чапунь Ивьевского района Гродненской области, и в свиноводческом комплексе "Лучеса" в Витебском районе. По ветеринарно-санитарным правилам борьбы с АЧС, утвержденными постановлением Минсельхозпрода в 2009 году, первая угрожаемая зона "составляет до 40 км от границ эпизоотического очага и зависит от ландшафтно-географических особенностей местности, хозяйственных и других связей между населенными пунктами, организациями, расположенными в этой зоне и в эпизоотическом очаге". По информации Минсельхозпрода, в эту зону входят части территорий Ивьевского, Столбцовского, Воложинского, Новогрудского и Кореличского районов.

При этом еще в целом ряде населенных пунктов, не попадающих в 40-километровую зону, свиней, по свидетельству местных жителей, где-то жгут, а где-то режут. Вокруг многих населенных пунктов появляются карантинные кордоны. 

В стране создан штаб по борьбе с АЧС, министр сельского хозяйства заверил, что очаг локализован, неуклюже успокоить население пытались представители торговли, что скептически восприняли российские специалисты. В остальном на информационном пространстве преобладает вакуум: отсутствует доступная широкой общественности карта очагов и защитных зон, печатная информация об АЧС для населения, оперативное информирование о действиях ветслужб. Беседы с населением "чумных" районов показывают, что информацию пока благополучно заменяют слухи. От "с самолетов все потравят" до "могут и коров начать отбирать".  

Неофициальная карта


Просмотреть Африканская чума свиней в Беларуси на карте большего размера. На карте Naviny.by еще указаны: деревня Негневичи Новогрудского района и деревня Остухово Кореличского района.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-25%
-15%
-20%
-25%
-50%
-10%
-10%