1. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  2. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  3. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  4. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  5. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  6. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  7. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  8. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  9. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  10. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  11. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  14. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  15. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  16. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  17. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  18. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  19. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  20. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  21. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  22. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  23. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  24. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  25. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  26. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  27. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  28. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  29. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  30. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать


/

Правительство пошло ва-банк!

В этом году планы были довести ВВП до 8,5%, и, как мы видим, этот прогноз оказался слишком оптимистичным. Казалось бы, планы на 2014 год надо пересмотреть и сделать более реальными. Однако цифра на будущий год объявлена - 9,6%. Ставки сделаны!

Прогноз на 2014 год. Никто не хочет уходить из казиноКто в доме хозяин / Разгрузка складов по-белорусскиВозвращаясь к прогнозу: потому, что нам так хочетсяСоциально ориентированное государство приказало долго житьГде посадки?Новости от НацбанкаГальванизирующий труп деноминацииВыводы 




Этой теме посвящена очередная программа Сергея Чалого "Экономика на пальцах". Также говорим про коррупцию, деноминацию и строительный рынок.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (31.80 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (206.32 МБ)

Прогноз на 2014 год. Никто не хочет уходить из казино


В этот раз новостных поводов не много, зато есть классные "фоллоу-апы". На две предыдущие передачи наконец появились ответы со стороны руководящих органов, которые отвечают за формирование экономической политики. Во-первых, две недели назад у нас была передача, посвященная жилищной проблеме, одна из рекордных по просмотрам. После нее последовал целый залп материалов в официальных СМИ, а также совещания, посвященные проблемам жилищного строительства, с участием президента. Во-вторых, мы рассматривали перспективы работы экономики на следующий год и говорили о том, что прогноз уже должен быть, но почему-то его нет. Внезапно "небеса разверзлись" и появился прогноз, блестяще подтверждающий все наши самые реалистичные ожидания.

Прогноз – это три документа, определяющих экономическую политику на следующий год: бюджет, основные параметры прогноза социально-экономического развития и основные параметры денежно-кредитной политики. Три основных заказчика и исполнителя этих программ – Министерство финансов, Министерство экономики и Национальный банк. Соответственно, отсюда вытекают три основных параметра: уровень инфляции, уровень ВВП на следующий год и уровень среднегодового курса белорусского рубля по отношению к иностранным валютам. Согласно прогнозу, эти параметры таковы: инфляция – менее 9%, экономический рост – 9,6%, среднегодовой курс белорусского рубля по отношению к доллару – 9500.

Но у нас есть 3 варианта прогноза макроэкономического развития на 2014 год, сказал замминистра финансов Максим Ермолович. Первый – пессимистичный, второй – осторожный (консервативный), а третий – программный (целевой). Внезапно выяснилось, что в качестве основного на следующий год мы выбираем нереалистичный вариант. Программный вариант совпадает с оптимистичным, он ориентирует правительство на выполнение параметров программы социально-экономического развития до 2015 года. Мы прекрасно понимаем, что она уже никоим образом не будет исполнена, потому как эта программа подразумевала рост экономики за пятилетку минимум на 66-70 %. Данные 2011, 2012 и 2013 годов никак не ложатся в эти параметры. А экономический рост в 9,6 % – это цифра, которая фактически взята из прошлогодней апрельской презентации министра экономики Снопкова. Тогда он говорил, что если ничего не делать, экономика будет расти темпами 6 с небольшим процентов; а для того, чтобы обеспечить целевые параметры программы социально-экономического развития до 2015 года, нужно создание новой экономики, которая обеспечит темпы роста, стабильно превышающие эти условно равновесные 6 с небольшим процентов. Темпы таковы: 8,5% на текущий год, 9 с небольшим – на следующий, и уже больше 10 – на 2015-й.

Все довольно логично, мы действительно создаем новую экономику. Во всяком случае по новостям. Есть модернизация, которая является частью процесса создания этой новой экономики. Здесь в принципе монетарная власть довольно последовательна.

Конечно, она последовательна. Ровно в том смысле, что колея уже задана. Николай Снопков говорил, что прогноз в 8,5% был сформирован в ситуации предположения, "когда сойдутся все звезды". То есть внезапно должны сработать все факторы, от которых зависит рост ВВП, в исключительно свою положительную сторону. Это была ставка на самый благоприятный, нереалистичный сценарий. Представим себе ситуацию. Человек приходит в казино и ставит все деньги на один номер. Шанс – 1 из 37. И внезапно не сработало! Что же делать? Сказать "не получилось" и проглотить обиду? Но никто не хочет уходить из казино. В аналогичной ситуации наше правительство говорит: хорошо, давайте увеличим ту самую проигрышную ставку на тот же самый, совсем маловероятный, сценарий. Еще раз туда поставим деньги. Хотя всем уже понятно, что никаких 8,5% в этом году не будет.

Вероятнее всего, что цифры роста ВВП на период после августа немножко исправятся из-за того, что будет работать эффект базы: в прошлом году у нас был очень серьезный "разгон" до августа благодаря инновационным растворителям-разбавителям, а после этого, соответственно, началось замедление роста. Понятно, что итогом этого года будет не 1,1%, как есть сейчас, но, скорее всего, вблизи 2-3%. Опять же – это не 8,5%. И, конечно же, никаких перспектив на то, чтобы получить 9,6% на следующий год, нет.

Впервые мы будем иметь совершенно не согласованный внутренне прогноз. Запланированное снижение инфляции в однозначную величину ниже 10% никак не вяжется с экономическим ростом вблизи этих 10%. Все констатируют, что драйвером экономического роста может быть только внутренний спрос. Его можно стимулировать исключительно путем наращивания внутренних инвестиций и увеличения доходов населения, которое обязательно будет оказывать давление на потребительский рынок и, конечно же, стимулировать инфляцию. Естественно, при желании мы можем получить какую угодно инфляцию, если просто запретим ценам расти. Это сейчас делают в Венесуэле, и страна фактически находится на грани гиперинфляции – именно потому, что там очень долго держали "крышку на кастрюле" и не выпускали пар. Мы тоже можем некоторое время так поступать, но это будет всего лишь откладывать проблему и создавать искажение в каналах принятия решений для экономических агентов относительно того, какими должны быть цены, курс, предварительный спрос. То есть для того, чтобы понять, куда стоит инвестировать деньги и стоит ли вообще этим заниматься.

Но если сейчас для инвестагентов обнародовать некий пессимистичный сценарий, то вполне возможно, что они в принципе не захотят ничего инвестировать. Тут я наше правительство понимаю.

Кстати, об инвестировании. Наша страна внезапно почти исполнила прогноз по прямым иностранным инвестициям – $1,5 млрд при прогнозе в 2. Не считая 2,5 млрд приватизации, которой явно не будет из-за расформирования фонда государственного имущества как субъекта, который этим занимался. (Я так понимаю, просто за ненадобностью – в силу того, что нет предмета для его работы.) По данным за январь-апрель мы имеем $1,5 млрд. Январь-май – 1,5 с небольшим. Иными словами, в марте был основной внезапный всплеск, никак не связанный ни с какими вопросами экономической среды. Это были почти $900 млн возврата той самой реинвестированной прибыли иностранными компаниями или партнерами в совместных предприятиях.

Кто в доме хозяин


Недавно прошло заседание Совета министров, посвященное социально-экономическому развитию на 2013 год. Там наконец более чем заметно проявил себя премьер-министр Михаил Мясникович – многие говорили, что его как-то не слышно в последнее время. Он поручил своему заместителю Петру Прокоповичу проработать с Национальным банком вопрос дальнейшего снижения стоимости… в общем, неважно, что именно поручил. Важно то, что он показал, кто в доме хозяин.

Коротко процитирую: "Прошу не тратить время на рассуждения о том, что задания и задачи будет трудно выполнить. Да, трудно, сложно, но надо. И делать это не ради цифр отчета, а для развития экономики, которая обеспечивает благосостояние нашей страны и ее граждан". Я так понимаю, Михаил Владимирович внезапно напомнил Петру Петровичу, что тот является ответственным за исполнение 8,5-процентного роста экономики на этот год.

Разгрузка складов по-белорусски


14 июня правительство утвердило помесячный график разгрузки складов до нормативных уровней. Я уверен, склады будут следовать этому графику. Думаю, здесь уместна аналогия с тем, как будто человек заболел и попал в больницу. У него высокая температура, явно требуются жаропонижающие, нужно лечить. А к нему приходят врачи и говорят: "Ну, все нормально, мы приняли помесячный график снижения твоей температуры. Мы тебя выпишем через месяц по графику". И понятно, что рано или поздно твоя температура обязательно снизится. Хотя бы до комнатной. График приняли – будь добр исполнять. Неважно, выздоровеешь ты или нет.

Осознавая эту проблему, фактически правительство сказало: "Мы свою задачу выполнили, довели до предприятий график. А если он не будет исполняться, очевидно, что это проблема предприятий".

Вообще, это расходится со словами президента, который говорил, что министры должны идти на предприятия и быть там менеджерами. Мясникович, например, должен разгружать склад МАЗа…

Ну, Мясникович уже вопрос решил, он принял график. Это уже работа. Что особенно мне понравилось из этого же заседания Совета министров: теперь мы знаем, что является святым и на что покушаться не будут. Средства государственного бюджета, выделенные на модернизацию экономики, урезаться не будут, даже независимо от того, какие у этой модернизации будут результаты. К сожалению, происходит то, чего я боялся: модернизация рассматривается исключительно как способ освоить бюджет.

Любой нормальный бизнесмен сначала оценивает перспективу рынка, свои производственные возможности, есть ли у него потребность во внешних деньгах, и тогда только принимает решение о привлечении внешнего финансирования. Наша же модернизация для государственного сектора выглядит совершенно по-другому: давайте мы сначала выделим вам деньги, а потом под эти деньги вы напишете нам бизнес-планы. И только потом мы уже будем решать, найдется ли рынок для той продукции, которую вы произведете на те деньги, которые мы вам уже выделили.

Возвращаясь к прогнозу: потому, что нам так хочется


Сделав нереалистичную ставку один раз, поняв, что она не срабатывает, вместо того чтобы скорректировать свои планы, делается еще более рискованная ставка на 9,6%. А почему? Потому что нам так хочется. Все равно не выйдем на те параметры, которые прописаны в программе социально-экономического развития – минимальные 66% роста ВВП за пятилетку. В 2011 году рост был 3,5%; 2012 и 2013 годы – в единицах процентов. За оставшиеся 2 года нам надо набрать где-то 50%. Это невозможно. И что самое важное, существует дефицит внешнего финансирования. Прогноз среднегодового курса белорусского рубля на уровне 9500, прямо скажем, довольно консервативный. Я бы предпочел видеть 9500 в этом году, это было бы лучше для экономики в целом. И эту цифру невозможно обеспечить без финансирования дефицита текущего счета. Просто не получится.

Недавно была презентация макроэкономического прогноза на 2013-2014 год независимыми экспертами, а именно группой ИП. Они как раз говорили, что никакой серьезной критики нет, за исключением того, что не вяжутся цели по инфляции и экономическому росту. Их оценка дефицита внешнего финансирования на 2013 год – $3,3 млрд, на 2014-й – $5,9 млрд. Почти $10 млрд за полтора года – это то, что требуется нашей экономике, чтобы официальные прогнозы на следующий год были хоть сколько-нибудь реалистичными.

Непростая задача. Но я как гражданин Беларуси верю в то, что Мясникович что-то придумает и склады будут разгружены. Я верю, что есть схема в голове, что вдруг появятся очередные растворители и разбавители.

Не исключено. Инновационные схемы могут действительно найтись. Существование нескольких расхождений в национальных регулятивных нормах стран Таможенного союза позволяет особам, "приближенным к императору", использовать эти лазейки. Конечно же, лазейка разницы в экспортных пошлинах на растворители и разбавители появилась не в прошлом и не в позапрошлом году, просто мы слишком нагло начали ее эксплуатировать. В итоге нам сказали: ребята, давайте аккуратнее в этом вопросе.

А кроме графика разгрузки складов, которому, несомненно, склады должны подчиниться, у нас теперь есть предложение Минэкономики установить до конца года пошаговый график выхода "на необходимый уровень рентабельности во взаимоувязке с выручкой на одного среднесписочного работника" (цитата БЕЛТА). То есть планировать рынок. И даже не объем продаж, а именно пошаговый график выхода на рентабельность. Но интересно не само решение, а то, чем оно вызвано. Процитирую Николая Снопкова на заседании Совета министров: "Основа проблемы – планирование производства и реализация продукции не увязаны между собой. Материальные ресурсы закупаются непропорционально даже прогнозному росту, не говоря о фактическом. Соответственно, кредиты по-прежнему основной источник пополнения вымытых оборотных средств с учетом неэффективной работы". В принципе министр экономики признал именно то, о чем мы говорили: действительно, в ходе модернизации что-то закупается еще до того, как мы подумаем о рынке, и в результате - неэффективность работы.



Социально ориентированное государство приказало долго жить


Еще в начале 2012 года я говорил, что социально ориентированное государство приказало долго жить. Понятно, что риторика еще некоторое время будет запаздывать за реальностью, но у государства нет денег на тот уровень социальной защиты и поддержки, которая была до этого. Так или иначе, придется сбрасывать этот балласт. Речь сейчас пошла  о том, что "как-то вы плохо работаете на вашу заработную плату". Оказывается, мы не зарабатываем даже ту заработную плату, которая в 3 раза отличается на аналогичных работах по сравнению с нашими соседями.

Но люди не хотят идти работать даже за эти деньги. Если процитировать "Рэспубліку", для контролеров 4-5 млн рублей – мало. Я тоже считаю, что это мало.

Это мало для любого человека – из-за стоимости жизни, которая реально очень сильно выросла за последний год.

Но, по мнению официальной правительственной газеты, происходит бездействие безработных в ожидании европейских зарплат. Чем в момент бездействия живут эти самые безработные, которые не хотят за 4-5 млн работать контролерами, непонятно.

Сложилась действительно уникальная ситуация. Всегда по всем экспертным оценкам, опросам бизнесменов, руководителей важным фактором, сдерживающим развитие предприятий, являлось отсутствие или сложности в поиске квалифицированной рабочей силы. Возникает вопрос: вы не можете найти квалифицированных работников – может, это на самом деле вопрос цены? По этим деньгам не можете найти, а по другим, возможно, и получится? Тем не менее выясняется, что нет. Виноваты люди, которые ожидают более высоких доходов. Мы-то им уже прямо сейчас готовы предложить 4,5 млн. А они, понимаешь, хотят европейского уровня.

Если разделить 4,5 млн на 30 дней, получится 150 тысяч рублей в день…

Один раз в магазин сходить можно. Но это же уровень базового существования. Ты не можешь позволить себе с такими доходами покупку товаров длительного пользования, не говоря уже о развлечениях. Процитирую президента: на совещании, посвященном ЖКХ, он говорил о том, что у населения внезапно обнаружились иждивенческие настроения. Иными словами, даже сегодняшних зарплат мы уже не достойны.

Точнее, именно их и достойны.

Согласен. Даже министр экономики Николай Снопков сказал, что сейчас у нас исторический пик: среднемесячная зарплата – 565 долларов. И основная проблема не в том, что люди хотят больше, – они всегда будут хотеть больше. Правда заключается в том, что даже такой уровень зарплат уже сейчас при нынешней структуре экономики является предельным. Больше экономика не выдержит. И приходится уже на уровне каждого рассказывать, мол, ребята, хватит, умерьте аппетиты, проживем так.

Где посадки?


Я считаю, не зря мы две передачи назад так много времени потратили на вопросы жилья. Я пытался объяснить базовые вещи: как соотносятся спрос и предложение, как государство регулирует эти вещи таким образом, что фактически оно никак не заинтересовано в снижении стоимости жилья по объективным причинам. Ведь очень много заинтересованных в том, чтобы стоимость как минимум сохранялась, а еще лучше – чтобы этот квадратный метр рос. Несколько лет назад у меня спрашивали, станет ли жилье доступнее. На что я, подумав, сказал: оно может стать дешевле, но доступнее стать не может. Поверьте, если будет падать стоимость квадратного метра, то ваши располагаемые доходы будут падать, скорее всего, даже более быстрыми темпами. В итоге так и получилось.

Я как раз пытался объяснить, как именно созданная система государственного регулирования устраивает этот рынок. Почему именно столько стоит квадратный метр, кто заинтересован в том, чтобы его стоимость не снижалась, а наоборот, росла. И после этого на БЕЛТА появилось сразу 3 материала буквально с разницей в несколько дней – о том, как виноваты во всем частные застройщики. Они завышают себестоимость, накручивают рентабельность и так далее. И при этом забывается самое основное – то, что заказчиком строительства выступают целиком государственные УКСы. Получить разрешение на земельный участок – иногда вопрос нескольких лет. Я могу цитировать Андрея Кобякова, который не так давно на совещании у главы Администрации – он же, собственно, глава Администрации – рассказывал о недостатках в строительной отрасли: о том, каким образом проектные бюро выполняют функцию компаний-прослоек, на которых оседает большая доля прибылей; каким образом происходит ценообразование и почему оно непрозрачно и необоснованно; и низкое качество, и так далее… Плюс негласная система распределения строительных подрядов. И когда президент говорит о том, что чуть ли не весь состав Мингорисполкома набран из коррупционеров и что надо срочно что-то с этим делать, хочется на самом деле обратиться напрямую к президенту и сказать: мы ведь не первый раз слышим, что и в ЖКХ у нас есть проблемы с ценообразованием, и с энергетикой... В основном проблема коррупционных проявлений связана с чиновничеством немалого уровня. И есть цитата относительно того, какой же должна быть работа и какие должны быть результаты по расследованию коррупционных преступлений: "Где посадки?"

Вот примерно этот вопрос и хочется задать Александру Григорьевичу: если у нас проблема связана с чиновничеством высокого уровня, то результатом должны быть посадки в тюрьму. Где посадки?

Внезапно выяснилось, что себестоимость панельного жилья – $550-650 при продажной цене в $1300. На самом деле, вопрос не в бешеной рентабельности застройщика, а в том, что на них навешано огромное количество других непроизводственных затрат, включая те самые негласные механизмы системы распределения подрядов. Или, как недавно выразился заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации, "латентные доходы и расходы".

Я не знаю цифр по Минску, но я знаю цифры по Москве: из московских новостроек примерно 40% выкупается на деньги коррумпированного чиновничества.

Думаю, у нас цифры не такие. Все-таки у нас не Москва, и чиновники не московские. Мы можем позволить себе некоторую аналогию в общем, но не до порядка цифр.

Как раз таки мне кажется, что наша цифра может даже быть большей – по той простой причине, что в России у коррумпированного чиновничества есть больше инструментов для вложения денег, кроме инвестиционных квартир. У нас, кроме депозитов и вложений в квадратные метры, они эти деньги по большому счету никуда деть не могут, потому что в капиталы они не превращаются.

А сейчас нам пытаются перевести стрелки и рассказать, что частные застройщики во всем виноваты. Извините, но это настолько зарегулированный рынок – вплоть до того, что там зарегулирован и спрос, и предложение, – вы фактически можете его делать, задавая объемы, цену, уровень рентабельности, и после этого внезапно оказывается, что виноват исполнитель? Просто смешно.

Когда у нас выделяются участки под строительство, то инженерная инфраструктура строится на бюджетные деньги: подъездные пути, коммуникации, теплотрассы, газовые трубы и так далее. Но мы же знаем, что были случаи в той же самой Каменной Горке, когда более года просто не могли быть сданы квартиры – из-за того, что государство не исполняло свою часть обязательств. Иными словами, вопрос затягивания сроков – далеко не всегда это злая воля самих застройщиков.

Новости от Нацбанка


Сегодня все темы – это так или иначе реакция властей на наши предыдущие передачи. Приятно, что у нас получается такой заочный диспут. А именно это пресс-конференция Тараса Надольного и прямая линия в "Народной газете" председателя правления Нацбанка Надежды Андреевны Ермаковой. В прошлый раз мы говорили о том, что, наверное, без ослабления курса белорусского рубля в нашей экономике не обойтись, и 9500 на следующий год – это так же оптимистично, как экономический рост в 9,6%. Более того, в России приняли решение о том, что они будут вынуждены проводить плавное ослабление российского рубля по отношению к иностранным валютам. Буквально на этой неделе эта версия получила подтверждение: уже официально признано, что с августа этого года Центробанк сознательно будет предпринимать такие действия. Он будет покупать инвалюту "формирования резервов". Но у каждой покупки есть продажа, и если ты покупаешь иностранную валюту, то продаешь свою собственную. Фактически посредством этих операций на открытом рынке россияне будут понижать стоимость своей собственной национальной валюты.

Кстати, если держать руку на пульсе, то доллар стоит уже 31 рубль 70 копеек, а не 30 железобетонных рублей.

Тарас Надольный сказал: "Как будет развиваться ситуация к концу года, посмотрим, но пока предпосылок для девальвации, резкой девальвации белорусского рубля нет". Я с этим согласен. Предпосылок для резкой девальвации, в общем, нет. Резкая и не нужна, и не получится, это опасно.

В принципе ведь постепенное ослабление курса депозитам, которые сейчас лежат в банках, особо-то не угрожает. Точнее, это зависит от процентной ставки.

Касательно депозитов, очень интересная динамика по маю. Основная задача правительства сейчас – это снижение стоимости кредитных ресурсов, то есть административное понижательное давление в сторону снижения ставки рефинансирования. Нацбанк ведет мониторинг по стоимости вновь привлеченных ресурсов населения, то есть по ставкам депозитов по различным срокам. И по майским данным получается, что при снижении ставки рефинансирования происходит гораздо более сильное снижение ставки по депозитам, чем снижение ставки по кредитам. То есть уже сейчас сильное падение ставки по депозитам почти 20% с небольшим – и снижение стоимости кредитов для населения всего с 36 до 33 % годовых.

Хотели удешевить кредиты, а падают депозиты.

В том-то и дело. На заседании Совета министров, когда Михаил Мясникович поручил своему заместителю Петру Прокоповичу проработать совместно с Национальным банком вопросы дальнейшего снижения ставки рефинансирования, напрямую было сказано: мы понимаем аргументы Нацбанка о том, что не надо с этим торопиться. Однако проработайте вопрос.

Гальванизирующий труп деноминации


"Нет макроэкономических предпосылок для ослабления курса белорусского рубля" – это цитата целиком. Интересный нюанс: когда нам все время говорят о том, что нынешняя система курсообразования сглаживает колебания, то теперь практически официально мы знаем, что она сглаживает только определенные колебания. Я цитирую первого заместителя председателя правления Нацбанка Тараса Надольного: "Вместе с тем, если ситуация на валютном рынке будет способствовать тому, чтобы белорусский рубль ослаблялся, Национальный банк будет сдержанно координировать этот процесс. Вмешиваться сильно не будем в регулирование рынка, только с целью сглаживания резких колебаний белорусского рубля к основным валютам".

Иными словами, все домыслы, которые мы позволили себе в прошлой передаче…

В прошлый раз это были слухи насчет плавной девальвации российского рубля и, соответственно, его связи с белорусским рублем.

К сожалению, эмпирические данные показывают, что, увы, за российским рублем наш следует всегда. Это выполняется с 1998 года. Однако чиновники говорят, "что предпосылок пока нет". Как будет складываться ситуация до конца года, мы посмотрим. А если начнет расти, то будем координировать этот вопрос. Вообще, я не очень понял, зачем была нужна эта прямая линия, если там не очень много всего было сказано. Я не знаю, зачем снова гальванизирует этот труп деноминации.

Кстати, с деноминацией совсем непонятно. Журналисты регулярно спрашивают о ней на пресс-конференциях у Ермаковой. А вдруг она скажет: "Да, мы решили"? И сразу будет новость. Но она все время говорит "нет". Не пришло еще время.

Впервые она сказала, что "в 2014 году мы можем рассмотреть этот вопрос" в случае, "если год закончится с нормальной инфляцией". Не знаю, для меня это по-прежнему высокая инфляция. А деноминация – это такая штука, которую нельзя проводить часто. Это некий новый отсчет, новые деньги, когда психологически людям приходится мыслить совершенно другими цифрами. И, конечно же, такие вещи монетарные власти проводят только в том случае, если они абсолютно убеждены в том, что тот порядок величин, к которым людям придется привыкать, сохранится на сколько-нибудь длительный срок. То есть на минимальный номинал, который получится, можно будет что-то приобрести.

Это некий шок, так же, как, когда ты приезжаешь в Латвию, видишь, что шоколадка стоит 0,59, и думаешь: это много или мало?

Действительно так. Это делается только тогда, когда монетарные власти абсолютно уверены в том, что они полностью подчинили себе вопросы инфляции, девальвации и так далее на несколько лет вперед. Но этого нет до сих пор. Не знаю, зачем говорить сейчас о деноминации: люди не знают, что будет до конца года, как сложится ситуация на валютном рынке, какова будет инфляция и сколько будет стоить рубль, а готовы на следующий год говорить о том, что можно подумать о деноминации.

Хотя из этого "подумать" тоже можно сделать выводы…

Выводы


К сожалению, мы входим в фазу, когда ситуация в экономике становится все менее управляемой, а планы при этом – все менее реалистичными. Я готов утверждать, что никогда еще на моей памяти не было столь большого разрыва между желаниями, реальностью и возможностями. Я мог это сказать про планы на текущий год, но на следующий год разрыв еще увеличился. Наши власти не только не готовы сделать выводы из того, что, наверное, они ошиблись в прогнозах, но готовы настаивать на ошибках этого года и увеличивать их на следующий год. А от этого зависит очень много вещей – планирование огромного количества других параметров, привязанных, так или иначе, к макроэкономическому прогнозу. И когда у тебя качество принимаемых решений резко снижается, ты теряешь контроль над ситуацией.

При этом в последнее время нет недостатка в количестве совещаний. Проблемы решаются в том смысле, что принимаются помесячные графики разгрузки складов, выхода на рентабельность. Конечно, это никак не решит ситуацию, это передача задачи сверху вниз по цепочке и при этом настаивание на еще более нереалистичных планах. Иллюзии бывают разные. Человек иногда может думать, что умеет летать, и даже на несколько секунд может это почувствовать. Проблема в том, что любой отрыв фантазии от реальности всегда наталкивается на жесткую землю. Как в примере с полетом человека – рано или поздно столкновение с жесткой землей-реальностью произойдет. Так и здесь. Можно растягивать какое-то время разрыв реальности и планов, но корректировка случится неизбежно. Самым неприятным будет то, что если вы отрицаете саму проблему, то эта корректировка произойдет помимо ваших знаний, помимо вашей воли и помимо ваших решений.

И чем больше люди, от которых зависят планы и решения, будут жить в своей реальности, тем внезапнее для них закончится полет. Тем менее подготовлены они будут и тем более катастрофической будет корректировка между планами и жизнью.
-10%
-10%
-70%
-50%
-30%
-20%
-20%
-10%
0070970