1. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  2. Почти 60 тысяч рублей за китайский кроссовер. Изучаем возможности Chery Tiggo 7 Pro
  3. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  4. «Надо по-хозяйски подойти к этой территории. Но никакого жилья». Лукашенко дал указания по площадке «Мотовело»
  5. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  6. Задержано более 10 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходит 5 марта
  7. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  8. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  9. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  10. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  11. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  12. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  13. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  14. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  15. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  16. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  17. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  18. От 16 до 73. Спросили белорусок разных возрастов о женской дружбе, красоте, возрасте и солидарности
  19. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  20. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  21. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  22. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  23. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  24. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  25. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  26. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  27. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  28. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  29. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  30. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской


Анастасия Гурина,

Фото с сайта www.hombiz.ru
Фото с сайта www.hombiz.ru
Одежда белорусского производства не может конкурировать по цене с китайскими товарами. Негибкая ценовая политика концерна "Беллегпром" вкупе с растущими зарплатами швей оставляет большое количество белорусской швейной продукции на складах.

Швейное производство – отрасль, которой когда-то славилась Беларусь, – последние годы стала все заметнее демонстрировать свою отсталость и неконкурентоспособность.

В этом году швейные предприятия оказались среди тех, кто острее всего прореагировал на усложнившиеся экономические условия. За первый квартал 2013 года отрасль сократила объемы производства на 3,3% и при этом оказалась в лидерах по складским запасам – на начало апреля их объем составлял 187% к объему месячного производства.

Ситуацию усугубляет экспансия зарубежных товаров: импорт трикотажных изделий в первые месяцы года возрос на 10 процентных пунктов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Одежде белорусского производства становится все сложнее конкурировать с китайскими товарами, для которых открылся свободный путь в Россию после ее вступления в ВТО.

Тяжелая ситуация складывается в целом для белорусской промышленности: убыточных предприятий стало больше, рентабельность сократилась. Причем Минэкономики заявляет, что предприятия "без ведомственной подчиненности" пострадали так же, как и государственные. Отдельной статистики по швейной промышленности в этом отношении нет. Однако известно, что частный бизнес широко представлен в этой отрасли и до сих пор считался весьма доходным.

Чтобы выяснить, терпят ли частные швейные фирмы сегодня бедствие и накроет ли поток белорусской одежды, плывущий в Россию, волна экономического спада, "Ежедневник" обратился с вопросами к успешному производителю одежды – компании "Нелва".

Директор компании Александр Шеметуха выразил уверенность, что все отраженные в официальной статистике трудности испытывают прежде всего предприятия "Беллегпрома".

Дело здесь, во-первых, в негибкой ценовой политике: ценообразование не привязано к сбыту, калькуляция происходит по издержкам, нет оптимизации себестоимости. "У них в цену ложатся все затраты: кредитов набрали, какие-нибудь коэффициенты пересчитали – и цена возрастает на столько, что даже в России это уже не нужно", - объяснил директор.

Складские запасы у частного предприятия могут объясняться, скорее всего, сезонными условиями – против них сыграла затяжная зима. "Никто не мог начать шить, - отметил эксперт, - особенно те, кто шьет "по факту". Мы шьем по системе предварительных заказов, поэтому на нас погода отразилась в меньшей степени. У нас давно на этот сезон был определен и прошит объем, который нам был заказан и предоплачен".

Основная же масса швейных предприятий работает по ситуации, по фактическому спросу. Они зависят от мелкооптовых покупателей, так называемых "челноков" из России. "Если они не едут, фирмы стараются не шить. Некоторые считают, что ситуацию контролируют, и стараются пошить что-то на склад, при этом рискуя не сбыть товар", - сказал Александр Шеметуха.

Но у частного предприятия вряд ли возможно найти лежащим на складе весь прошлый или текущий сезон, считает директор "Нелвы": "Затоваривание склада – это разорение фирмы". Он объяснил, что оборот швейного предприятия – это объем его сезонного выпуска. Если не продан сезон "весна-лето", то не будет на что шить сезон "осень-зима".

"Частник не будет затоваривать склады только потому, что у него цена высокая. Он лучше цену снизит и продаст, чтобы у него деньги освободились, - уверен Александр Шеметуха. – Поэтому для частных предприятий можно говорить о снижении прибыли, но не о затоваривании складов".

Предприятия концерна "Беллегпорм", напротив, могут себе позволить класть продукцию на склад, брать новые кредиты, а проценты по кредиту включать в стоимость товара следующего сезона. Так она дорожает от раза к разу, сказал специалист.

По его мнению, на стоимости товара негативно отражается в том числе сдерживание курса валют. В то время как фактически дорожает все – электроэнергия, аренда, сырье.

"Получается, что в валютном эквиваленте продукция дорожает. А в кризис она должна, может, наоборот, стать немножко дешевле"
, - предположил Александр Шеметуха.

Директор швейного производства не исключает и влияния объективных факторов на работу отрасли. Он согласен с предположением замминистра экономики Александром Ярошенко, что изменившиеся внешнеэкономические условия обострили конкуренцию, особенно с товарами из Азии. Однако сама компания "Нелва" влияния этого фактора не ощутила.

Директор объясняет это тем, что их продукция находится в довольно дорогом сегменте цен – "китайские производители там не работают". В целом, по его мнению, одежда белорусских частных фирм все еще гораздо качественнее китайской продукции: "У китайцев единственный аргумент – это цена".

Белорусская продукция теряет ценовое преимущество, и один из решающих факторов здесь – это стоимость рабочей силы. Спрос на нее в швейной отрасли высок, в том числе благодаря ее репутации доходного бизнеса. "Многие частные лица и компании, заработав начальный капитал в других отраслях, считают необходимым открыть швейное предприятие, - рассказал Александр Шеметуха. – Поэтому сегодня на рынке труда спрос на швей, наладчиков, технологов, инженерных работников очень большой - он гораздо больше, чем предложение. И это постоянно если не подстегивает, то держит зарплату на высоком уровне". Швеи сегодня буквально "диктуют условия нанимателям" и могут, например, "уйти целой бригадой даже, как говорится, без трудовой книжки", отмечает директор.

По его словам, заработная плата работников в швейной отрасли близка к тем самым 500 долларам, которые называются в качестве средней зарплаты по стране. Тогда как считается, что оптимальная цена рабочей силы в швейном предприятии – 200-300 долларов.

Растущие зарплаты занимают все больше процентов в цене товара. При этом крупным фирмам в этом отношении приходится еще сложнее. "До сих пор во многих фирмах присутствует зарплата в конвертах. Вроде государство обозначило, что идет борьба с этим явлением, на самом деле оно процветает. А потому зарплатная составляющая в цене нашей продукции получается выше, чем у конкурентов – за счет выплат подоходного налога, выплат в пенсионный фонд и так далее".

Спасаться от завышенных аппетитов белорусских швей путем переноса производства в малые города не получится, считает директор "Нелвы". Там просто нет работников, обладающих нужной квалификацией.

На этом фоне, считает специалист, намерение директора компании "Милавица" перенести часть производства в страны Юго-Восточной Азии выглядит вполне оправданным.
-50%
-50%
-40%
-10%
-20%
-10%
-99%
0072606