/ Павел Свердлов,

В очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах" мы говорили о белорусских экономических новостях.

Сергей Чалый

В сельском хозяйстве Беларуси, возможно, в ближайшее время грядет большое преобразование. Вскоре должно состояться совещание, на котором будет обсуждаться идея создания крупных холдингов на основе сельскохозяйственных предприятий страны. Ради чего все это замышляется и получится ли?

Нефтяное давление России на Беларусь не ослабляется. Условия поставки нефти на наши НПЗ становятся жестче в надежде, что это давление сделает сговорчивее наши власти в вопросе приватизации и создания совместных предприятий. Но, видимо, нам есть чем ответить на это давление. Сергей Чалый пробует разобраться в этом вопросе.

Конечно, не смогли обойти стороной и возвращение Сергея Румаса в высший эшелон власти в качестве вице-премьера.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (31.86 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (184.26 МБ)

Вопрос Сергею Чалому: "В "Экономике на пальцах" 29 апреля 2013 года обсуждали причины падения цен на золото. На вопрос, каким образом формируется цена на золото, Google отсылает к такому определению, как gold fixing. Цена на золото фиксируется пятеркой членов The London Gold Market Fixing LTD путем телефонной конференции дважды в день: в 10:30 и 15:00. Цена на золото определяется пятью представителями 5 крупнейших мировых банков. Можно ли утверждать, несмотря на эту информацию, которая не является секретной, что цена на золото, тем не менее, формируется все-таки по рыночным законам спроса и предложения?”.

Это пережиток прошлого, такому способу установления цены много лет. Речь идет об установлении так называемых спотовых цен на золото: учетная цена золота на данный момент, если покупать или продавать прямо сейчас. Большого смысла эта цена сейчас не играет, потому что большинство торговли происходит с помощью бирж, контрактов. Грубо говоря, торгуются будущие поставки. Фьючерс – это договор о будущей поставке или покупке: у одного возникают обязательства поставить, у другого – по установленной цене золото принять.

Исходя из чего договариваются о цене?

Цену устанавливали первичные дилеры, у которых были реальные бухгалтерские книжки. На одной стороне были записаны заявки на покупку, на другой – заявки на продажу. Они получали комиссию от каждой сделки. Не сложно догадаться, что их прямая экономическая заинтересованность была в том, чтобы максимизировать количество осущественных сделок в день. Иными словами, определить именно такую цену, которая сведет максимальное количество продавцов и покупателей. В этом смысле цена была рыночная.

Сейчас они тоже смотрят на бухгалтерские записи, только большой роли эта цена не играет. Скорее это бухгалтерская учетная величина. Получается, что спотовая цена формируется по сговору, а по факту она максимально близка к рыночной.

Второй вопрос: “Можно ли считать, что на сырьевых рынках имеет место пузырь? Особенно интересует золото и нефть. Устойчивый рост сырья наблюдается с 2002 года. Золото и нефть за это время выросли в 3-4 раза, и это с учетом последнего серьезного падения. Чем можно объяснить такой мощный тренд на сырьевых рынках? Можно ли ожидать схлопывания пузыря?”.

Как правило, крайне сложно ответить на вопрос, является ли рост цен здоровым или нездоровым до тех пор, пока пузырь не лопнет. Тогда постфактум можно сказать, что цены были ничем не обусловлены. Теоретически можно попытаться установить, является ли рост спекулятивным.

Обычный рост цен от необычного отличает психология игроков, которые находятся в этом рынке и двигают цену. Спекулятивная цена, когда единственным аргументом и основанием для покупки какого-то инструмента становится рост цен. Про нефть такое вряд ли можно сказать. О золоте можно сказать, что рост цен обусловлен скорее психологическими, чем фундаментальными факторами.

Хотя есть некий косвенный индикатор: вообще в истории цена любых товаров не имеет долгосрочных трендов. По историческим меркам нынешние цены весьма велики, даже с поправкой на инфляцию. Я считаю, что цена ниже 80 долларов более объективная. Сырьевым рынкам сложно прийти к равновесию, поэтому если начнется серьезное падение, цена зайдет дальше равновесного значения. Поэтому я не исключаю, что в ближашие 3 года мы увидим цену порядка 60 долларов. Для мировой экономики это будет неплохо. Для России это будет нехорошо, потому что половина доходов бюджета связана с экспортом энергоносителей. Разумеется, возникнет дефицит бюджета, и совокупный спрос в России упадет. Фактически это будет означать, что уменьшится наш экспорт в Россию.

Можно плавно перейти к холдингированию и давлению на белорусский нефтеперерабатывающий комплекс.

В действительности идет схватка бульдогов под ковром, и до нас доносятся отголоски в виде недавнего слива в газете “Известия”. Мол, белорусы затягивают реализацию совместных проектов, поэтому вопрос заключения соглашений о нефтяном балансе делят поквартально. Снова разговор о выставленном счете компенсации потерь российского бюджета от схемы с растворителями и разбавителями. На самом деле вся выгода, которую недополучил российский бюджет, это величина таможенных пошлин, 500-600 млн долларов. При этом очевидно, что без участия российских компаний эта схема не существовала бы, поэтому сумму можно делить еще напополам.

Также отмечалось, что мы якобы манипулируем с ценами на российских биржах. Причем теперь это отражает конфликт кураторов нефтяной отрасли – Сечина и Дворковича, путинские и медведевские кадры.

В газете “Известия” говорилось, что российские компании не покупают белорусскую продукцию, так как в большинстве случаев цена предложения оказывается выше цены закрытия предыдущего дня. Мол, мы ставим завышенные цены и поставляем меньше. На самом деле это ерунда. В России вместо традиционного весенного роста цен на нефтепродукты (бензин и дизель) они снижаются. Крупные компании, у которых есть нефтепереработка, в качестве объяснения причин называют поставки “больших объемов белорусского бензина”.

Логично предположить, что белорусский бензин дешевле, раз он опускает цены.

Поэтому россиянам надо разобраться в своих претензиях. Но уже который раз фигурируют вбросы, якобы Россия выставляет счет не понятно какой. Логика там сложная, иногда ее просто нет. Тезис такой: Россия чего-то хочет, а в ответ – интеграционные проекты. Как одно с другим связано – не очень понятно.

Второй рычаг давления был – выделение траншей антикризисного фонда ЕврАЗэС. Мол, не выполняете программу приватизации на 2,5 млрд каждый год – мы не выдаем вам следующий транш. По факту мы знаем, что транш пришел недавно, остался последний на 440 млн долларов. Предполагалось, что приватизация нам нужна для финансирования дефицита текущего счета. Поскольку после девальвации и перехода к плавающему валютному курсу дефицит минимизировался и не требует таких больших средств.

Последнее – это вброс “Известий” о нефтяных балансах. Понятно, что официально русские не могут сказать: “Мы хотим ваши заводы, поэтому используем инструмент нефтяных поставок как рычаг давления в пользу того, чтобы вы быстрее этот вопрос решили”. Официально Россия объясняла, почему заключено два квартальных договора вместо одного на год тем, что у нее остались неприятные ощущения от истории с разбавителями и растворителями. Пока лазейку не закрыли, мол, Россия держала ситуацию на контроле.

26 апреля Евразийская экономическая комиссия квалифицировала так называемые сложные органические разбавители и растворители как нефтепродукты. Автоматически это означает, что пошлина на них такая же, как на нефтепродукты. Решение вступит в силу в течение 30 дней, то есть в конце мая. Официально было заявлено, что в конце мая будет вестись разговор о заключении соглашения о нефтяном балансе. Белорусская сторона обратилась к соглашениям декабря 2010 года по развитию общего рынка нефти в рамках ЕЭП. По тем соглашениям, никаких условий там быть не могло.

Может ли Беларусь как-то сыграть на противоречиях между этими двумя кланами?

Фактически она так и делает. Дворковичу очень хочется поучаствовать в приватизации и получить активы для своих. А наши апеллируют к интеграционным документам. Риторика сразу переносится на президентский уровень. А у Путина задача стоит не в том, чтобы получить наши предприятия, а в том, чтобы к 2015 году завершить Евразийский экономический союз.

Если окажется, что в конце мая будет подписан не квартальный баланс, а полугодовой, это будет говорить, что действительно никаких формальных увязок нет. Формально позиция русских была в том, чтобы закрыть лазейку с растворителями. К концу мая эта лазейка официально перестает функционировать, соответственно, никаких формальных, законных поводов у них не остается, чтобы не заключать нефтяной баланс. Если это произойдет, это будет означать, что в действительности политическое давление в сторону приватизации наших предприятий существует.



Раз мы заговорили об интеграционных процессах, самое время вспомнить Сергея Румаса, который этими процессами занимается.

По большому счету, государственным чиновником он сейчас не является. Формально он банкир, председатель правления ОАО “Банк развития”. Но насколько влиятельной оказалась фигура Сергея Румаса! Он олицетворял собой интеллектуальное направление противников ретроградов. В рамках Банка развития Сергей Румас имеет очень мощные рычаги влияния на макроэкономическую политику. Он фактически имеет право ходатайствовать перед правительством в отношении тех инвестиционных проектов, которые они соглашаются финансировать, о том, чтобы они из средств бюджета компенсировали им процентную ставку. Выпуск облигаций Банка развития приравнивается чуть ли не к государственным, и из всех банков облигационные займы он может получить дешевле всех. Поскольку депозиты банк не принимает, ему нет необходимости платить такие высокие проценты, как всем остальным.

И тут выходит Указ №206 фактически персонально по Румасу, что он наделяется полномочиями от Республики Беларусь в Совете Евразийской экономической комиссии, заместителя премьер-министра Беларуси по вопросам деятельности в рамках союзного государства, Таможенного союза и ЕЭП.

Мы подтянули сильную фигуру к проблемному полю. Но что она может сделать, если уже по тем же разбавителям есть решение?

Слава богу, что оно есть, потому что нам это развязывает руки, но и ударяет по экспорту. Об этом говорил премьер-министр экономики Александр Ярошенко. Он предложил ежемесячный мониторинг хода модернизации. Они собираются выезжать в поля на предприятия, которые осуществляют модернизацию, чтобы проверить, действительно ли там что-то строят и контрольные параметры приближаются к 60 тыс долларов на одного занятого.

Есть данные трех месяцев статистики, и там хорошо видно, что экспорт просел на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Естественно, замминистра экономики объясняет это тем, что тогда на статистку влияла схема растворителей, разбавителей. Вообще в действительности падение связано с тем, что ужесточается конкуренция на наших традиционных рынках. Это очень хорошо видно по автомобилестроению: по грузовым автомобилям, самосвалам примерно 20% падение поставок. МАЗ фактически работает 4-дневную рабочую неделю, вырастают складские запасы.

В макроэкономической статистике видно, что вклад промышленности в рост ВВП даже отрицательный, то есть промышленное производство снижается. Что интересно, когда мы очистим экспорт от растворителей и разбавителей, мы выясним, что он все равно падает. А в промышленном производстве мы окажемся даже в небольшом плюсе по сравнению с тем, что было. То есть если убрать эффект базы, получается, что промышленность производит больше, чем в прошлом году, а экспортирует меньше. Это моментально сказывается на росте складских запасов, ухудшении финансового положения, роста дебиторской задолженности.

Недавно президент ездил в районы, пострадавшие от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Там был интересный момент: похоже, назревают серьезные подвижки в сельском хозяйстве. Речь шла о плодотворной идее президента о модернизации 1200 молочных ферм. Из планированных 1200 пока введено в строй 526 ферм (42% от задания), из них часть введена только пусковыми комплексами. Полностью готовых и соответствующих требованиям ферм и того меньше. “Какие пусковые комплексы? Я у вас спрашиваю о законченных фермах. Так и говорите: полностью провальна, только третья часть исполнена”, – сказал президент.

Было еще сказано, что раньше мы слишком увлеклись развитием "социалки" на селе. Теперь пора подумать о производственной части. Речь идет о том, что будущее за крупнотоварным хозяйством. Фактически, как я понимаю, неким аналогом тех самых холдингов являются Снов, Дзержинск. И этот опыт планируется распространить на все. В качестве обоснования был разговор, что так мы сэкономим на НДС. Хотя независимо от того, как ты делишь стадии производства, добавленная стоимость все равно остается одна и так же.



Это убеждение, что объединенные в систему, все эти разрозненные предприятия начнут работать лучше.

В качестве аргументации: единая позиция по ценообразованию, по максимально выгодной цене поставлять продукцию на внешние рынки. С одной стороны президент говорит, что национальная продовольственная компания должна определять сбытовую политику. С другой стороны она не должна брать на себя функции реализации, чтобы не подорвать инициативу производства. И не очень понятно, что из этого будет. Поскольку нет утечек о том, что там будет, по всей видимости, решение до конца еще не принято, однако этот вопрос будет решен в течение месяца. Похоже, это идея превращения всего сельского хозяйства в унитарное предприятие “Продуктовая компания Республики Беларусь”.

Нацбанку поставили задачу снижения инфляции до прогнозного уровня 12%. Нацбанк говорит, что будет снижать ставку рефинансирования, но только в том случае, если будет снижаться инфляция. Другими способами повлиять на Нацбанк и сделать так, чтобы стоимость ресурсов для предприятий стала меньше, нельзя. Как не сложно догадаться, в голову пришло простое и элегантное решение: раз не можем заставить Нацбанк напрямую снижать ставку, давайте рукотворно снизим инфляцию. Минэкономики признали, что разработана программа антиинфляционных мер на 2013 год, суть которой направлена на ограничение прироста цен на оставшиеся до конца года месяцы, в том числе в сфере государственного регулирования ценообразования. Понятно, что такая попытка снизить ставку рефинансирования не самый сбалансированный способ. Я уже рассказывал, как узнать, идет ли сдерживание инфляции: сравнивать базовый индекс инфляции и совокупный индекс потребительских цен. Базовый индекс не включает регулируемые товары, полный включает цены на товары и услуги, которые регулируются государством. Соответственно, если государство сдерживает рост цен, это означает, что совокупный рост полного индекса должен быть меньше базового. Пока наоборот.

Если цены начнут сдерживать, на следующий год перенесется инфляционный навес. А что делать с ним в следующем году, подумают позже. Сейчас задача максимально успеть освоить средства на модернизацию до 7 ноября.

Обращаюсь к нашим слушателям с определенным призывом. ООН проводит глобальный опрос под названием “Мой мир”. Информацию можно найти на сайте www.myworld2015.org. У меня есть ощущение, что сейчас во многом решается конфигурация будущего мира, его направления. С моей точки зрения, мы стоим на пороге революционного решения глобального противоречия. Не зря противостояние 1%, у которого все есть, и 99%, у которых ничего нет, и расслоение резко увеличивается. ООН пытается понять и сформулировать повестку дня для глобальных лидеров, тех, кто заседает в ООН. Идея заключалась в том, чтобы определить список вопросов, какие темы могут быть самые важные, и проранжировать приоритеты в ближайшем будущем. Это закрытые вопросы: 16 пунктов, из которых предлагается выбрать, какие вопросы являются наиболее приоритетными. Я предлагаю нашим слушателям пойти и проголосовать. В принципе этот опрос в Беларуси уже действует, и уже около 3 тысяч людей приняли участие. Пока активность не очень велика по сравнению с другими странами. Нужно порядка 20 тысяч голосов, чтобы этот результат получился значимым для всего остального мира.

Для нас это тоже очень важная вещь, потому что такие опросы позволяют задаться вопросом, чего мы сами от себя хотим. Если наберутся 20 тысяч голосов, я обязуюсь постричься.

Я участвовал в рабочих группах ООН в Беларуси. Нужно было определить желаемое направление изменений: что бы белорусы хотели оставить хорошего, а что поменять. Чего не хватает, и что хотелось бы сохранить даже в случае перемен. Указали язык, культуру, систему образования, социально ориентированное государство, доступ к культуре, социальную мобильность, стабильность и безопасность, чистую окружающую среду. Все первые 6 пунктов, кроме чистой окружающей среды, – это не что иное, как социальный капитал. Это симовлический капитал, которым обладает большинство наших граждан. Получается, что людей волнует один-единственный пункт.

Советское общество характеризовал высокий уровень социального капитала. На самом деле гражданское общество – это социальные связи человека. В Советском Союзе у каждого был знакомый билетер, мясник, директор овощебазы. Горизонтальные связи были очень сильны, и социальный статус людей был велик. Не все решали деньги, многое решали контакты и связи. Фактически это и есть социальный капитал, это то, что в современном мире не менее важно, чем собственность или деньги на счете.

В России челночниками и торговцами на рынке становились бывшие доктора, профессора, люди, которые раньше обладали статусом. Когда отношения были заменены исключительно товарно-денежными, получилось, что социальный капитал по факту был распылен. Мне кажется, эти 6 пунктов говорят о том, что люди осознают существование довольно высокой степени наличия социального капитала, и именно это им хотелось бы сохранить. Это означает, что модель реформ, которая осуществлялась нашими соседями, разрушительна и поэтому неприемлема. У нас есть определенный интеллектуальный вызов относительно того, как провести необходимые реформы, чтобы не растерять это. Зря люди писали, что это социальное государство. Статус признается не государством, а другими членами твоей же собственной социальной сети. Это и авторитет, и возможность обратиться к этому человеку за помощью и советом. Это некий обмен символическим капиталом. Если процесс буржуазно-демократической революции, которая назревает, будет пущен на самотек, мы рискуем потерять то, что у нас есть. В России после реформ обычные человеческие отношения были заменены товарно-денежными. Это обнулило символический капитал. Социальные навыки тех, кто оказались способны к такому роду отношений, оказались невостребованными. Это барьер, который мы возьмем или нет. Новый мир переживает глобальную трансформацию своего мироустройства. Вполне возможно, он движется от чистого капитализма, где все меряется золотом и деньгами, к тому, чтобы включать в расчет и символический капитал.

Следующая программа появится в эфире 17 мая в 16.00.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-40%
-54%
-35%
-15%
-23%
-70%
0061173