155 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. В России с 1 по 10 мая будут выходные (и это из-за коронавируса)
  2. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  3. На берегу «Дроздов» построили оригинальное здание. Кому оно принадлежит и почему там пока пусто?
  4. В Беларуси задержали банковских мошенников, звонивших жертвам по Viber. Ущерб — более миллиона
  5. Сергей «Хлопотное дельце» Миронов получил 30 суток за участие в районном марше
  6. Дерево подорожало в два раза. Лес массово вырубают на экспорт? А что говорит Минлесхоз?
  7. Кто знал правду о чернобыльской катастрофе в 1986 году и как боролись с тем, чтобы «не было паники»
  8. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  9. Telegram-канал BYPOL тоже признали экстремистским. Напоминаем, что делать подписчикам
  10. «Держать цены объективно сложно». Почему в магазинах дорожает курица и когда подешевеют яйца
  11. Ну, как съездил? Что смотреть в Старых Дорогах, а что не стоит
  12. Тепла хочется? В апреле не дождетесь: печальный прогноз погоды
  13. После покупки саженец надо обрезать на 30−50%. Эксперт рассказал все о саженцах
  14. Правительство может отменить «заморозку» цен на социально значимые товары — и вот почему
  15. «Шкода» и «Нивея» — всё. Правительство опубликовало список «запрещенки»
  16. Видео набрало 7 млн просмотров. Зачем белорусы ведут аккаунты про ЗОЖ в TikTok
  17. Крах «Домашних»: задержаны жена и сын основателя сети
  18. Доллар и евро на торгах заметно подешевели. Какие курсы валют установили обменники 23 апреля
  19. Фотофакт. В Минск прибыл первый экземпляр электрокара, который недавно стал автомобилем года в мире
  20. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  21. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  22. Внучка выложила фото дедушки в TikTok и собрала миллион просмотров. Смотрите, как круто он выглядит
  23. «Симптомы эпилепсии — это не только судороги и обмороки». Разбираем с неврологом мифы о болезни
  24. «Врачи не верили, что я вытяну». История Стаса, который попал под поезд и выжил
  25. «Личную неприязнь неправильно выносить на общественный уровень». Продолжение конфликта с «Вёской»
  26. Снег в Минске, град в Докшицах, ледяная крупа в Гродно. Как апрель в Беларуси на день стал февралем
  27. Кому, зачем и сколько? Суд по делу Виктора Бабарико: что говорит «взяткодатель»
  28. «Отражает лишь степень встроенности Лукашенко во внешнюю политику Кремля». Эксперты — о встрече в Москве
  29. Навальный заявил о прекращении голодовки
  30. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года


/

В очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах" мы попробуем разобраться, что же ожидает Беларусь в ближайшее время - модернизация или стабилизация?

Почему возник этот вопрос? Ведь "смотрящий" за модернизацией Петр Прокопович уверен, что все планы выполнимы, деньги найдутся, в крайнем случае будут заимствованы. Однако Минфин считает, что если надо будет выбирать между модернизацией и стабилизацией, то правительство выберет стабильность. Чья точка зрения победит в итоге?



Также в программе говорим о миссии МВФ, которая посетила нашу страну; затронем тему роста цен на новое жилье и кредитов на строительство; обсудим поездку президента в ОАЭ и банковский "холокост" на Кипре.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (35.45 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (193.79 МБ)

- Завязалась заочная полемика независимого экспертного сообщества и правительства и Нацбанка. В прошлой передаче я пытался объяснить, что задача, которая стоит перед правительством, не решаема в тех ограниченных условиях. Лозунг модернизации, который достаточно неожиданно был выдвинут в сентябре, стал тотальным. Это напоминает период второй половины 1980-х годов СССР. Когда стало ясно, что советская экономическая модель уже не работает, был лозунг ускорение социально-экономического развития. Перестройка была скорее ответом на неуспех лозунга ускорения. Подразумевалось, что можно повысить производительность путем ускоренного вложения денег в основной капитал.

- На прошлой неделе произошло несколько выступлений, которые ты считаешь реакцией на послания со стороны экспертного сообщества.

- Понятно, что лозунг модернизации предвыборный. Все дедлайны в планах модернизации сделаны таким образом, чтобы к 2015 году можно было о чем-то отчитаться, если что-то из этого получится. Главный вывод, который я делал для нашей посткризисной экономики: без плавающего валютного курса, без того, когда перестали работать все традиционные механизмы создания иллюзии экономического роста, оказалось, что наши доходы в разы отличаются от доходов соседей, темпы экономического роста - единицы процентов. В абсолютном выражении идет деградация нашей экономики. Иными словами, без серьезной структурной перестройки созданная система невозможна. 2012 год был подтверждением того, что старые методы не работают. Модернизация - ответ на необходимость структурной перестройки.

Другое дело, что понимание этой модернизации весьма специфическое. Когда президент пытался объяснить, что понимается под модернизацией, выяснялось, что все сводится к ремонту корпусов и новым станкам. "Подлатаем стены и купим новые станки". То есть никакого изменения экономических отношений не предполагается. Нужно только повысить производительность труда, уменьшить материалоемкость и энергоемкость. Наоборот, это полностью противоречит тезису о необходимости структурной перестройки, которая в первую очередь подразумевает изменения отношений собственности. Понятно, что станки будут иностранными, а это приведет к росту инвестиционного импорта и будет давить на текущий счет платежного баланса. Это означает необходимость каким-то образом финансировать эту дырку в текущем счете, необходимость искать эти деньги, что и происходило в вояже по странам юго-восточной Азии.

Мало того, что не работают старые методы стимулирования экономического роста, они моментально оказывают влияние на хрупкую макростабильность. Помимо прочего, стало понятно, что этот потенциал роста конкурентоспособности, который был после девальвации, исчерпан укреплением реального курса рубля, опережающими темпами роста доходов и заработной платы. Последнее проявляется в росте розничного товарооборота (порядка 16%) и росте депозитов (февраль показал серьезный рост). С тем уровнем процентных ставок, при том уровне конкурентоспособности получается, что финансовое положение предприятий ухудшается. Это четко видно: по рентабельности реализованной продукции, продаж падение почти в два раза по сравнению с прошлым годом. Плюс к этому рекордный рост складских запасов: с начала года более чем на треть. Главным образом он происходит в тех отраслях и производствах, которые показывают рост. У тех, кто увеличивает производство, происходит рост складских запасов. По нашей статистике это засчитывается в рост промпроизводства, в ВВП. Но самое важное, что 75% от месячного промышленного производства. Такая величина была только в первом квартале 2009 года.

2009 год был первый кризисный год, когда все страны - наши торговые партнеры столкнулись с падением совокупного спроса. У нас экспорт упал сразу на 20%, что на Запад, что в Россию, а корректировки в объемах производства не произошло. Все первое полугодие шел рост складских запасов, и только к лету произошло снижение - под видом продаж экспорта своим же дочерним компаниям за рубежом.

Очень важно понимать особенность позиции Петра Прокоповича в Совмине. Такой степени контроля за экономическими процессами еще ни у кого не было. Формально он занимает место Сергея Румаса, который отвечал за основные параметры макроэкономической политики. Но при этом он ответственен за модернизацию. С одной стороны, он контролирует макроисполнение прогнозов социально-экономического развития и координирует макрополитику Совмина с Нацбанком. Но, контролируя процесс модернизации, он управляет и микроэкономикой.

Теперь придуман новый лозунг - не просто модернизация, а комплексная модернизация. Впервые появляется временной горизонт 2020 года. То есть к 2015 году мы должны будем отчитаться об успехах комплексной модернизации и предложить что-то на 2020 год. "Обеспечить проведение комплексной модернизации на каждом предприятии страны в течение 3-5 лет. Это позволит нам обеспечить повышение жизненного уровня населения в 2015 году до уровня среднеевропейского развития и повышения среднемесячной зарплаты до 1 тысячи долларов". Это лозунг IV Всебелорусского собрания, но уже на уровне официальных документов Совмин отказался от его достижения. Петр Прокопович почему-то снова повторил его актуальность. Увеличение производительности труда до 60 тыс. (это выручка на одного занятого) - это практически двукратный рост по сравнению с 2010 годом. "Проведение комплексной модернизации позволит Беларуси построить прочный фундамент для дальнейшего социально-экономического развития на период с 2016 по 2020 годы и позволит нам к 2020 году войти в число мировой элиты по уровню развития человеческого потенциала и уровню благосостояния". При удовлетворительной работе мы планируем войти в число 40 стран, а при хорошей - даже в 30 передовых стран.

Что означает комплексная модернизация? Она происходит не на отдельных предприятиях (10-15%), а стоит задача провести ее на всех предприятиях. "Беларусь впервые проводит комплексную модернизацию, то есть не только техническую, но и экономическую (явный ответ на то, что у нас понимание модернизации - подремонтировать стены и станки поменять), которая предусматривает внедрение самых совершенных систем управления предприятиями и отраслями. Они обеспечат неукоснительное соблюдение технологической и трудовой дисциплины и на этой основе - повышение конкурентоспособности товаров и услуг".

- Что значит система управления в условиях плановой экономики?

- Мне сложно сказать, что может означать управление предприятиями. В принципе, Минэкономики давно является сторонником того, чтобы отказаться от объемных показателей и перейти на показатели рентабельности, выручки и производительности труда. Но это по-прежнему не создает нормальных стимулов, которые бывают у нормального собственника предприятия. В данном случае снова чиновниками будет оцениваться труд директора, а не собственника предприятия. Изменение экономических отношений, системы не происходит.

Соблюдение дисциплины - явное продолжение тезиса, который был высказал на "Пинскдреве". Можно догадаться, что подразумевается под системами, которые могут обеспечить неукоснительное соблюдение технологической и трудовой дисциплины. На том же "Пинскдреве" было сказано директору: "Если ты мне модернизацию не проведешь, я тебя посажу". Вот тебе метод соблюдения технологической дисциплины - по отношению к менеджменту. А с трудовой дисциплиной теперь есть директива №9: либо вы добровольно будете работать, либо принудительно на период до окончания модернизации. То есть административная логика сохраняется и неэффективная система распределения ресурсов.

В любой нормальной капиталистической экономике те, кто теряют деньги, в конечном счете, не выживают. Нет смысла кидать хорошие деньги вслед за плохими. Их нужно вкладывать туда, где они дают максимальную отдачу. Система распределения капитала работает именно для того, чтобы наказывать убыточные предприятия. У нас же, наоборот, наказывают предприятия прибыльные.

- Это Робин Гуд: он забирает у богатых и отдает бедным. Это очень благородная позиция.

- Робин Гуд может существовать на уровне йомена, живущего в лесу. Но когда Робин Гуд становится шерифом, эта система перестает работать. "В Беларуси будет продолжена практика изъятия сверхприбыли у эффективно работающих предприятий с долей государства 50% и более", - сообщил Петр Прокопович. "Сверхприбыльные предприятия участвуют в процессе модернизации". Закон военного времени. "Нельзя допустить, чтобы их сверхприбыли шли мимо этого. Если есть свободные ресурсы, правительство вправе изъять их и направить на модернизацию других объектов".

- Есть ли тогда смысл показывать сверхприбыли?

- Иногда у них просто нет другого выхода. В наше системе, которая не является рыночной, из произвольно установленных цен, произвольно установленных льгот, стимулов нельзя сказать, кто на самом деле является прибыльным предприятием, сверхприбыльным или вообще убыточным. В этом основная проблема: не ясно, какие отрасли были бы выгодны так или иначе.

"Программа модернизации уже разработана на 1820 предприятиях с государственной долей собственности из всех 1904. Сегодня защищаются бизнес-планы на многих предприятиях, открываются кредитные линии, проводятся тендеры по закупке оборудования". Это четко чувствуется по моим знакомым бизнесменам: деньги пошли. Февраль отличался от января тем, что было четко видно, что бюджет начал траты. Никто особо не верит, что денег может хватить надолго, поэтому их нужно тратить прямо сейчас. Раньше это был феномен декабря: бюджеты остались и, если ты его не израсходовал, он сгорает на следующий год. Поэтому нужно закупить даже то, что не нужно. Поэтому все продавцы компьютерной техники и прочего поднимают цены. Это был месяц, который кормил год. Сейчас наступил примерно такой март.

- Меня больше всего напрягло про кредитную линию…

- "Собственные средства предприятия - это треть из суммы. 50-55% - заемные и кредитные ресурсы и 10-15% - поддержка государства". Всего в этом году планируется инвестиций на 200 трлн. По сравнению с прошлым годом это 20% рост. Они, скорее всего, уложатся в этот параметр, потому что в прошлом году было падение примерно на эту величину. За счет эффекта базы это и сработает.

Также важно, что Прокопович не видит оснований для невыполнения строительства жилья в 2013 году. Планы гигантские - 6,5 млн м2 на этот год. Это на 2 млн м2 больше, чем в прошлом году. Максимум был в 2010 году – около 6 млн м2. Но источниками эти планы не подтверждены: размер льготных кредитов и средств бюджета практически не увеличивается. Зато предполагается, что будет резкий рост средств населения. По факту этого не происходит, нет желающих строить за свой счет. Грубо говоря, это никогда не работало: у нас всегда четко коррелировали объемы строительства с господдержкой. А у нас рынок держался двумя руками: с одной стороны и предложение, и спрос. Предложение за счет доведенных объемов строительства, спрос за счет объемов льготных ресурсов. То есть рынок регулировался полностью.

Сергей Чалый и Павел Свердлов

- Может, спрос сложится за счет иностранцев?

- Это миф ритейлеров, чтобы держать цены.

Деньги в жилье не пошли, а пошли они на текущее потребление, что особенно видно по рекламе микрокредитов. Народ снова возвращается к практикам неустойчивого уровня потребления. Иначе не было бы такого количества предложений по потребительским кредитам. Неожиданным для меня смысл был такой, что все планы реалистичны и все будем делать. И основной вывод: "Не будем ослаблять денежно-кредитную политику в связи с модернизацией промышленности". Но в действительности с точки зрения того, что нужно экономике, лозунг модернизации, которая подменяет структурную перестройку, приводит к результатам противоположным.

Приезжал недавно МВФ и сказал не так много нового. Но особенно интересной была разница в подходе к Банку развития. МВФ в свое время требовал его создания. Министр финансов Хорковец комментировал рекомендации МВФ. Основная идея структурной перестройки - изменить ситуацию, когда у нас два сектора экономики, находящиеся не в равных условиях. Первый - сектор казенных предприятий, которые не работают в рыночных условиях, у них стимулы работать административные, цель - не преследование прибыли, а исполнение прогнозных показателей. Под эти прогнозные показатели выделяются ресурсы. Поскольку эти ресурсы небесконечны, эмиссионным способом из воздуха их создавать не получается, потому что это сказывается на макростабильности. Получается, что именно из-за того, что для казенного сектора эти ресурсы дешевы, для оставшегося частного сектора они сверхдороги.

Идея Банка развития и была в том, чтобы реформировать систему финансирования госпрограмм, полностью передав их Банку развития. МВФ называло это агентством, финансироваться оно должно было только бюджетом. "Мы считаем, что Банк развития должен быть учреждением, которое берет на себя объемы целевого кредитования, которые уже выданы, освобождая банковскую систему от этого канала кредитования". Банки были ненужными посредниками, все равно в конечном счете это были государственные деньги.

- А банки в это время должны заниматься кредитованием частного бизнеса.

- Они разгрузились бы от плохих долгов и перестали бы выполнять функции агента, а выполняли бы нормальные функции оценки риска заемщика и работали в рыночных условиях. Задача была создать для всех более-менее общие правила. А для казенного сектора определить четкий источник, ограниченный размером бюджетных средств. Хорковец, напротив, говорит: "Мы не считаем необходимым ограничивать функциональность Банка развития". Они планировали сделать его банком, который получит возможность занимать деньги еще где-то. Более того, не так давно было принято решение, после которого Банк развития имеет возможность делать облигационные займы. Но возникает субсидиарная ответственность правительства по выпускаемым бумагам. По надежности они начинают приравниваться к государственным облигациям. Это означает, что Банк развития получает привилегированные условия доступа к рынку капитала, в отличие от всех остальных банков. Деньги для него будут дешевле, чем для всех остальных. Происходит движение в обратную сторону. Планируется внесение изменений в закон о господдержке 2006 года. Теперь даже не нужно будет доказывать необходимость господдержки. Если ты включен в перечень предприятий, подлежащих модернизации, то ты сразу обращаешься за господдержкой.

- Коммерческие банки вместо разгрузки получили еще одного конкурента.

- Более того, неравенство условий еще более ужесточается. Сверхжесткая денежно-кредитная политика для всех остальных в реальном выражении процентной ставки около 6%, если считать ожидаемую инфляцию, это очень много. А в условиях недостаточности оборотных средств и падающей рентабельности очень тяжело отрабатывать такие ресурсы. А для тех, кто находится в этом списке, процентная ставка может быть вообще 0%. Движение идет в противоположном направлении.

- Почему так держатся за Банк развития?

- Потому что это позволяет жульничать и обойти ограничения на рост кредита экономики. МВФ и антикризисный фонд ЕврАЗэС следят за тем, чтобы вливалось не слишком много инвестиций, а поскольку Банк развития формально исключен из этих подсчетов, сколько финансирует он, это отдельная строка, а по остальным банкам этот параметр выдерживается. Фактически мы превратили Банк развития не просто в банк, а в супербанк. Более того, он выполняет не функцию выравнивания правил игры, а, напротив, делает их еще более неравными. Движение в совершенно противоположном направлении.

Модернизация в том виде, в котором предлагается, с точки зрения структуры экономики ухудшает ситуацию. Движение идет в противоположную сторону от той, которая нужна. Она потенциально является угрозой для макроэкономической стабильности. Есть опасность того, что это будет просто давление на текущий счет и ухудшение ситуации на валютном рынке, или потребуется дополнительное внешнее финансирование в виде кредитов. Единственное, что можно сказать: пока не такие гигантские средства на это выделяются. Становится понятно на самом верху, что с этой модернизацией нужно быть осторожным. Потому что когда писали бизнес-планы, туда записывали все что угодно, нужное и ненужное. В конечном счете, что-то сделают, назовут это модернизацией и скажут, что до 2020 года заложили базис - и слава богу.

Очень важными были слова министра финансов о том, что в случае если будет выбор между макростабильностью и исполнением прогнозных показателей и модернизации, однозначно правительство выберет макростабилизацию. Это мнение Минфина, которое не расходилось с Нацбанком.

Недавно было отчетное собрание "Газпромбанка", на котором выступали топ-менеджеры. Там говорилось, что шансы на повторение кризиса - 50% на 50%. Если бы главу "Газпромбанка" попросили оценить шансы на кризис в январе, он бы сказал, 70% на 30% в пользу нормального развития событий. Сейчас ситуация становится более тревожной. Интересно, на сколько хватит юношеского запала в безудержных тратах, когда Нацбанк увидит, что это начинает создавать определенные проблемы?

В четверг открылись банки на Кипре. Появился новый план. Можно сделать два позитивных вывода, и это единственное позитивное, что есть в этом плане. Удалось избежать двух возможных эффектов домино. Первое - опасность выхода из Еврозоны. Пока рынки отреагировали достаточно спокойно на то, что сделали с Кипром. Вполне возможно, система борьбы с банковским кризисом, которая была принята, не так уж страшна. Нет необходимости спасать банки, а можно их банкротить, чего в Еврозоне пока еще не было. Второе - все-таки не тронули застрахованные депозиты до 100 тыс. евро включительно. Конечно, это было очень важно. Представьте, как почувствовали бы себя вкладчики с периферии Еврозоны тоже с не очень устойчивой финансовой системой и государственными гарантиями. Можно было получить панику и набег на банки. К тому же на Кипре затронуты не все банки, а только два самых плохих.

Суммы все равно не сходятся, плана спасения нет до сих пор. Вкладчики свыше 100 тыс. теряют все вообще. Какие-то хорошие активы передаются в Банк Кипра, который остается. Нужно набрать 4,2 млрд долларов. Сумма не очень большая, для Еврозоны вообще копеечная. Но есть оценки, что в этом банке будет потеряно до 40% средств крупных вкладов. Это гигантская величина.

- Кто эти 40%?

- Мне кажется, России уже все объяснили. "Глава российского правительства Дмитрий Медведев предложил вице-премьерам еще раз обсудить ситуацию вокруг Кипра. Там, по-моему, продолжают грабить награбленное". Россия прекрасно понимает, что там происходит, поэтому не сильно переживает. Чтобы было понятно, 60% всех депозитов были сосредоточены в этих банках. То есть это серьезный удар по банковской системе. Пока заявлено, что официально вводится ограничение на движение капитала. Из страны можно вывозить максимум 3 тыс. евро. В день снимать кэша - 300 евро. Получается, что кипрский евро не равен немецкому евро. Это все еще называется евро, но это неконвертируемый евро. Конечно, то, что ограничение по движению капитала на 4 дня - это просто смешно. Аналогичное ограничение, введенное в 2008 году в Исландии, будет работать еще как минимум до 2015 года. Однажды такое вводишь, потом сложно избавиться. Но ситуацию на Кипре отличает то, что это ограничение движения капитала в Еврозоне. Как же тогда валютный союз, который предполагает отсутствие ограничений?

Оставшиеся деньги вкладчиков банка Cyprus конвертируют в активы этого банка. Не очень понятно, кому они будут нужны, потому что вся финансовая система там уничтожена. Население Кипра около 860 тысяч, около 70% работников - финансовый и банковский сектор. По факту он прекращает свое существование. Но собранных денег для программы спасения мало, им нужно еще приватизировать, увеличить налоги. То есть еще и программа затягивания поясов. Иными словами, ужас без конца на долгие годы. Оценка возможной безработицы сейчас порядка 14%, я думаю, что она добежит до 30%. Будет падение ВВП в 23-25%, потому что это дефляционный шок (количество денег уменьшается), шок в связи с программой затягивания поясов, шок в связи с экономической неопределенностью, ухудшение условий работы бизнеса.

Кипр не был налоговой гаванью, это была просто юрисдикция с низким уровнем налогообложения. Он выполнял все нормы по контролю за отмыванием средств. Совсем грязные деньги этим путем не пользовались.

По поводу Кипра нужно сказать важные вещи. Во-первых, это не вполне в сохранение Еврозоны. По статистике и так было видно, что шло уменьшение трансграничных движений капитала в Еврозоне. Вполне возможно, такое ограничение движения будет предпринято и другими странами. Иными словами, возможна балканизация Еврозоны. Раньше я считал, что распад Еврозоны неизбежен, просто в силу того, что этот проект был неудачно организован. Мы видим, что он не работает, и любые попытки его спасать приводят только к ухудшению ситуации. Сейчас политики сохранят видимость сохранения Еврозоны, но по факту это будут разные евро для разных стран.

Был очень опасный прецедент: заявление голландского председателя Еврозоны Дейсселблума. Это был редкий случай, когда политики говорят правду. Он сказал: "Мы на Кипре потренировались. Это может быть моделью для остальных стран". В этой модели принципиально важно, что банки спасать отказываются. Он прямо так и сказал: "Если банк неплатежеспособен, то должны пострадать и его владельцы, и акционеры, и кредиторы, и незастрахованные депозитчики. Только тогда мы решим, что делать с этим банком".

Основная причина кризиса Греции, Португалии, Испании, Италии и Кипра - это связь между больным правительством и больной банковской системой. В результате финансового кризиса и потери банковской системы требуют рекапитализации, которую чаще всего делали за счет бюджета. В итоге оказалось, что убытки столь велики, что бюджет залез в такие долги, которые становятся неустойчивыми и нужно спасать правительство. В итоге их государственные облигации падают в цене, а их держателями были свои же банки, которые из-за этого несут еще большие убытки.

Слова Дейсселблума означают, что больше депозиты небезопасны нигде, если банк не очень устойчив и страна испытывает какие-то проблемы с внешним долгом. Изначально на Кипре планировалось ввести единоразовый налог на депозиты в 10%. В силу того, что это налог, это требовало решения парламента. Парламент проголосовал против. Теперь же все делается в рамках традиционного законодательства по банкротству банков и никакого решения парламента не нужно. Возможно, это новая эра и прекращается политика спасения банков. Важен здесь порядок: кто теряет деньги. Незастрахованные депозиты, пусть они и после акционеров, держателей облигаций банков, но они тоже потенциально являются теми, кто будет расплачиваться за убытки этого банка. Это означает возвращение нормальной экономической логики, как ни странно. Но в этой ситуации это возвращение очень опасно. Нужно понимать: тот, кто держит депозит в банке, строго говоря, кредитор банка. Он не в сейф отдал деньги, он кредитует финансовый инструмент. В силу особенностей бизнес-модели банка они могут становиться банкротами. Если все депозитчики прибегут, естественно, денег у банка не будет. Такова бизнес-модель: расчет на то, что все не прибегут. Иначе нет банковской системы, а есть просто хранение денег. Теперь становится понятным: ты кредитор, ты подвержен кредитному риску, а гарантии по застрахованным депозитам - это просто государственная гарантия, чтобы предотвратить набеги на банки.

Экономика на Кипре на долгие годы в ужасном состоянии, если они будут следовать этому плану. Они получили все негативные последствия нахождения в Еврозоне, не получив никаких позитивных вещей. С одной стороны, ограничение движения капитала - будут резко ограничивать бизнес-активность. Я уже могу сказать, что там будет. Будет, как у нас. У нас тоже вводились ограничения по карточкам и переводам. Наши люди придумали партизанский экспорт, товары длительного пользования. Я думаю, там точно так же будет: купил яхту за кипрские евро и продал где-нибудь в Италии. Плюс они оказались с неконкурентной экономикой, потому что других секторов у них нет. В Исландии была процветающая рыбная ловля и алюминиевое производство.

У них ничего этого нет. Там туризм 20% занятых, 70% занятых - финансово-банковский сектор. Возможности девальвировать свою валюту для повышения конкурентоспособности у них нет, потому что это евро. Иными словами, рано или поздно через народное волнение, бунт в парламенте или что-то еще они примут единственное решение, которое у них осталось - покинуть зону евро. Пускай это будет двукратная девальвация, но по крайней мере это будет возможность восстановить конкурентоспособность экономики, а не испытывать жуткую продолжительную рецессию на многие годы, а, может, и десятилетия. Но депозиты теперь не являются абсолютно безопасными нигде. На Кипре потренировались. Если окажется, что паника не перекидывается на другие страны, то вполне возможно, политики придут к мысли: зачем ограничиваться только Кипром. Может, есть крупные банки не только на Кипре? Может, не надо было спасать и City Group в США, который имел самые большие убытки?

Скорее всего, мировая экономика достигла такого уровня, когда не обойтись списаниями существующих долгов, ибо они приобретают неустойчивый размер. Невозможно придумать меры экономии, чтобы с ними расплатиться, потому что эти меры приводят к ухудшению возможности зарабатывать деньги. В относительном выражении это только ухудшает свое положение. Возможно, это первая ласточка новой эры, когда защищать будут не кредиторов, а заемщиков.
-17%
-50%
-31%
-40%
-20%
-40%
-12%
-50%
-15%
-30%