Максим Половинко,

Многочисленные примеры "успешного" регулирования условий осуществления бизнеса в Беларуси привели к тому, что любая, местами даже благая инициатива государства, автоматически встречается в штыки и подвергается нещадной критике субъектами хозяйствования. Аналогичной участи удостоился и указ президента от 23 октября 2012 года №488 "О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств". Прошло время, критика немного утихла, а сам акт, на наш взгляд, на поверку уже и не представляется таким однобоким, жестким, плохим.
 
В первую очередь вызывают удивление комментарии ряда специалистов, а также представителей предпринимательских кругов о реакционном и опасном характере указа, о вреде, который он нанесет. Само по себе существование списка лжепредпринимательских структур для внутреннего пользования контролирующими органами ни для кого не было секретом. Контролирующие органы при проведении проверок достаточно четко знали, кто из контрагентов реальный, а кто – лжепредприниматель. Эти же эксперты и представители предпринимательских кругов требовали этот список "рассекретить", чтобы добросовестные субъекты хозяйствования тоже могли проверять своих контрагентов и не впутываться в проблемы с лжепредпринимательскими структурами. Сейчас этот список назван Реестром, установлены правила его наполнения и исключения из него; сам он будет размещен в открытом доступе в сети Интернет. Нет, все равно опять не устраивает: всё плохо, не нужно, реакционно, вредно, против предпринимателей. Конечно же, хочется последовательности в действиях власти, но и мнениям и требованиям бизнеса тоже не помешала бы определенность. А теперь давайте попробуем разобраться в содержании указа объективно, оценивая, что он изменит в деятельности субъектов хозяйствования.

Список лжепредпринимателей – в интернет!
 
Итак, указ предусматривает в первую очередь составление и ведение с 1 января 2013 г. Министерством по налогам и сборам (МНС) на своем официальном сайте Реестра коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере (далее – Реестр). Декларируемые цели – поделиться с бизнесом и простыми гражданами накопившейся информацией о недобросовестных, сомнительных контрагентах и, прежде всего, о лжепредпринимательских структурах, тем самым сократить ущерб, наносимый государству теневой экономикой, снизить количество фактов недобросовестной конкуренции в предпринимательской среде, минимизировать риски добросовестных организаций, предпринимателей и граждан при совершении сделок.
 
Однако здесь следует понимать, что ожидаемый положительный эффект Реестра частично нивелируется как рядовой ленью граждан перепроверять сведения о субъектах хозяйствования, так и тем, что большинство контрагентов лжепредпринимателей прекрасно знают, с кем вступают в договорные отношения. При этом для проверки деловой репутации на рынке, работо- и платежеспособности есть и более действенные инструменты, чем Реестр.  
 
Чем чревато нахождение в Реестре и как туда попадают?
 
Несмотря на то, что само по себе нахождение в Реестре не несет никаких последствий для "неблагонадежных" субъектов (ответственность применяется совсем по другим основаниям), попасть туда и прослыть недобросовестным не хочет никто. Именно поэтому основания включения в Реестр и сам алгоритм включения-исключения подвергается большой критике (забегая вперед, скажем, что включаемый субъект извещается уведомлением и право дать пояснения либо оспорить решение МНС у него есть, равно как и быть исключенным при устранении обстоятельств, послуживших основанием для его включения в Реестр). При этом, как справедливо отмечают отдельные специалисты "…основную опасность включения в реестр по ошибке несет не столько "злой умысел" госорганов, сколько формализм и человеческий фактор". 
 
Основание первое – наличие приговора суда о лжепредпринимательстве либо использование бланков строгой отчетности и счетов для осуществления незаконной предпринимательской деятельности (мы не претендуем на дословное цитирование указа, желающие могут его прочитать). Пожалуй, наиболее очевидное и понятное. Правда, возникает вопрос, стоит ли оставлять такие структуры в хозяйственном обороте и как (когда) такие субъекты могут погасить и снять "судимость"? 
 
Основание второе – поступление на счета выручки от реализации, наличие объектов налогообложения без отражения этих операций в налоговых декларациях, либо непредоставление налоговых деклараций в течение двух отчетных периодов подряд. Вероятность попадания под данное основание неумышленно достаточно высока для тех организаций, которые допускают грубые просчеты в налоговом учете и расчетах. Тем не менее, устранение указанного обстоятельства (представление уточненных деклараций (расчетов) не представляет особого труда, правда за "забывчивость", помимо налогов и пени, скорее всего, придется заплатить, как минимум, административный штраф. 
 
Основание третье – поступление на счета субъекта в месяц денежных средств в размере более 5000 базовых величин и невозможность руководителя, индивидуального предпринимателя или иного уполномоченного лица пояснить фактические обстоятельства осуществления предпринимательской деятельности. Достаточно разумное и понятное основание. Ошибочность зачисления средств всегда может быть пояснена, если не обслуживающим банком, то контрагентом в результате сверки. Упоминание в отдельных комментариях указа такого оправдания, как невозможность руководителю знать все – наивно и смешно. В указе четко говорится о том, что пояснения может дать не только руководитель, но и уполномоченное (читай ответственное) лицо. Тем более срок для ответа не минута как в известной телепередаче, а все-таки несколько больше. 
 
Основание четвертое – от имени субъекта действует не уполномоченное в установленном порядке лицо, либо такому лицу переданы печати, бланки накладных и иных аналогичных документов. Очевидно, данное основание претендует быть одним из самых "употребимых". При наличии умысла это наиболее простой способ документально оформлять несуществующие сделки, без наличия умысла – наиболее вероятностно допустимые ошибки при оформлении и регулировании внутреннего документооборота и учета документов, печатей, бланков. Для добропорядочных субъектов исправить возможные погрешности в краткий срок ответа на уведомление о включении в Реестр также не должно составить особого труда. 
 
Основание пятое – субъект не расположен по месту нахождения, указанному в учредительных документах организации (месту жительства, указанному в свидетельстве о государственной регистрации индивидуального предпринимателя), при этом не предоставляет документы по запросам контролирующих органов и его представители не являются по вызовам. Второе или первое по "употребимости" основание ввиду: 1) общей распространенности ненахождения по месту "юридического адреса", 2) оценочности критерия уважительности причин, 3) неопределенности формулировки "запрашиваемые документы", 4) неуказания на оформление вызовов (приглашений).  
 
Как будет происходить включение в Реестр
 
Сам алгоритм наполнения Реестра прост. Государственные органы в лице налоговых инспекций, Комитета государственного контроля, Министерства финансов и их территориальных органов, правоохранительные органы и суды направляют соответствующую информацию в МНС, которое, рассмотрев в течение 3 рабочих дней документы, в свою очередь уведомляет субъект хозяйствования о таком факте и предоставляет ему 10 рабочих дней на подготовку ответа (возражений). Срок достаточный и именно на данном этапе субъект хозяйствования, если так уж получилось, должен представить доказательства (объяснения) своей добросовестности. 
 
Будучи уже включенным в Реестр, субъект может обжаловать в Высшем хозяйственном суде как включение в Реестр, так и в последующем отказ в исключении. Правда, указ не содержит указания, будет ли факт обжалования указываться в Реестре на сайте МНС. Ведь судебный процесс может затянуться, и все это время репутация будет "под вопросом". Оснований для исключения из Реестра два: ошибочность включения (может быть выявлена теми же государственными органами либо субъектом самостоятельно) и устранение нарушений, послуживших основанием включения. Факт устранения нарушения налоговый орган удостоверяет после проведения проверки, проводимой по заявлению субъекта. 
 
Традиционно для нашего государства вопросы компенсации потерь в деловой репутации при ошибке государственных органов замалчиваются. Вопрос открытый, и его судебные перспективы весьма сомнительны.  
 
Накладные – все проверять!
 
Другим важным нововведением указа, помимо Реестра, является возложение на субъектов хозяйствования обязанности обеспечить проверку первичных учетных документов (например, накладных) контрагентов на предмет их соответствия требованиям законодательства, а в случае их оформления от имени организации или индивидуального предпринимателя Республики Беларусь - также на предмет их принадлежности отправителю товара и действительности бланка такого документа. 
 
На самом деле эта обязанность не такая уж и новая. В Республике Беларусь закреплено правило, по которому субъекты хозяйствования и индивидуальные предприниматели имеют право пользоваться только своими учетными документами (например, только своими накладными). Нельзя взять накладную у соседней фирмы и отгрузить по ней свой товар. И в нашей правоприменительной практике товар, отгруженный по чужой накладной, либо по накладной с данными, не соответствующими действительности, конфискуется. В сети Интернет размещена база данных накладных, по которой можно проверить, кому принадлежит та или иная накладная.  
 
В данной части можно долго дискутировать о технической стороне реализации данной обязанности (реквизиты документов, возможность использования факсимиле, фактическая способность работника на месте у контрагента проверять предъявляемые документы), но с юридической стороны данные нормы по своей сути – не более чем рекомендация "быть бдительными" и по своему содержанию просто совет "доверяй, но проверяй".  
 
В то же время (и это одна из самых важных и основных норм Указа) у контролирующих органов есть право признать учетные документы по результатам проверки, проведенной в пределах их компетенции, не имеющим юридической силы при наличии доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в учетном документе хозяйственной операции (например, что по накладной товар не отгружался, а деньги переводились на счета "финки"). То есть, при доказанности факта отсутствия хозоперации, контролирующие органы могут применить налоговые последствия (снять затраты с себестоимости, не принять к вычету НДС). 
 
Безусловно, юристов "смущает" внесудебный порядок признания учетных документов недействительными и вытекающие отсюда возникающие налоговые обязательства обложения "фиктивных" сделок. Стремление государства сократить временные, материальные человеческие затраты на борьбу с теневым сектором экономики понятно, хоть и сомнительно с точки зрения защиты прав субъектов хозяйствования. Здесь, к сожалению, уже предпринимателям придется в последующем доказывать свою правоту. Сложно, но возможно. 
 
Время вступления в силу указа не за горами. Реальную "опасность" для бизнеса данного документа покажет практика, ну а пока следует лишний раз перепроверить себя на предмет соблюдения (нарушения) норм данного акта.
-12%
-30%
-30%
-10%
-20%
-20%
-18%