Торговля и инвестиции – это вопрос доверия между партнерами, считает Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в Беларуси Мишель Ренери. Он уверен, товарооборот между нашими странами может существенно возрасти. Этому призвана содействовать созданная при посольстве служба советника по вопросам внешней торговли. На вопросы корреспондента TUT.BY об уровне и потенциале экономического сотрудничества между Беларусью и Францией ответили Мишель Ренери и советник по вопросам внешней торговли Мишель Контини.
 
Расскажите, что представляет собой созданный вами совет по внешней торговле?
 
Мишель КОНТИНИ: Пожалуй, это не совсем Совет, как организация, а скорее должность, на которую назначаются граждане Франции, являющиеся руководителями предприятий за границей. В компетенцию советника по вопросам внешней торговли входят все вопросы, связанные с расширением внешней торговли Франции со страной пребывания, в данном случае - с Беларусью. В рамках своих полномочий я оказываю содействие французским бизнесменам и предприятиям, желающим экспортировать свою продукцию или создавать предприятия в вашей стране. Если резюмировать, то должность советника по вопросам внешней торговли представляет собой профессиональный и оперативный контакт, присутствующий на месте, способный быстро ответить на вопросы, задаваемые торговыми партнерами и инвесторами из Франции.
 
ПОСОЛ: Крайне важно, что все советники по вопросам внешней торговли являются экспатами. То есть это люди, которые в своей ежедневной практике видят все преимущества рынка, на котором они работают... так же как и его недостатки. И, соответственно, они лучше могут помочь понять нашим соотечественникам, как наладить бизнес в стране, где они проживают. С Мишелем Контини я знаком  уже почти три года и знаю, что он обладает всеми необходимыми качествами для данной работы.
 
На сегодняшний момент я не совсем удовлетворен развитием франко-белорусских отношений. До настоящего времени было проявлено много инициатив как во Франции, так и в Беларуси. Я, в частности, говорю о мероприятиях, которые организовывались Движением французских предприятий MEDEF International и UBIFRANCE (структурой, которая помогает французским компаниям выйти на внешние рынки), но сейчас очевидно то, что этого было недостаточно. Поэтому я надеюсь, что работа господина Контини в качестве советника послужит дополнительным импульсом в развитии отношений между нашими странами.
 
 
Почему такая должность появилась в Беларуси?
 
Мишель КОНТИНИ: В какой-то мере это можно объяснить внешней конъюнктурой. Созданный Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана должен стать дополнительным стимулом и возможностью для развития французского бизнеса в данном регионе. Сегодня союз – это огромная территория и около 180 млн потенциальных потребителей. И Беларусь как участник союза имеет свои сильные стороны: уровень квалификации персонала является достаточно высоким, зачастую это специалисты со знанием английского языка; развита культура производства, в стране созданы достаточно интересные налоговые режимы и приемлемые социальные условия; административные процедуры сравнительно понятные и "чистые", в целом экономическая среда достаточно стабильна. Однако, к нашему сожалению, Беларусь мало знакома малым и средним предприятиям Франции. И когда они принимают бизнес-решения, то интуитивно ориентируются на опыт больших французских компаний, работающих в России. Кроме того, существует ряд первоочередных препятствий, сдерживающих факторов: языковой барьер, отсутствие оперативных контактов, способных дать быструю оценку, совет, оказать необходимую помощь на первом этапе реализации проекта... Господин Посол и я решили вместе найти оптимальный выход из данной ситуации посредством создания службы советника по вопросам внешней торговли в Минске. Скажем, это первоочередной шаг на пути развития французского экспорта в Беларусь и новый импульс для двустороннего сотрудничества.
 
Почему именно сейчас, а не ранее?
 
Мишель КОНТИНИ: Сама процедура назначения советника по вопросам внешней торговли занимает определенное время. По инициативе господина Посла все необходимые механизмы были запущены еще 2,5 года назад, одновременно требовалась поддержка экономических служб Франции, которые географически отвечают за Беларусь. Далее требовалось подписание соответствующего декрета о моем назначении премьер-министром Франции... Учитывая весь процесс, мое назначение состоялось в марте этого года.
 
Господин Посол, вы упомянули, что не удовлетворены уровнем торговых отношений между нашими странами. Можете ли вы уточнить конкретные цифры, и в чем вы видите потенциал для увеличения этих показателей?

ПОСОЛ: В последние годы уровень двусторонней торговли Франции и Беларуси остается примерно на одинаковом уровне. Например, если в январе-августе 2011 года взаимный товарооборот составил 344 миллиона долларов, то за тот же период нынешнего года он почти не изменился – чуть-чуть упал до 339 млн. Отмечу, что в большинстве своем – это экспорт товаров из Франции: 297 млн долларов в обозначенном периоде 2011-го и 282 млн за 2012-й. Импорт во Францию белорусских товаров гораздо ниже - около 57 млн в этом году. Такие цифры, как лакмусовая бумажка наших отношений. Ведь торговля и инвестиции – это тоже вопрос доверия между партнерами. Беларусь ставит своей целью улучшить свои позиции в рейтинге Всемирного банка Doing Business и в каких-то моментах реально улучшает, но этого недостаточно. Это не может быть самоцелью. Нужно набраться терпения и разъяснять, в чем реалии сегодняшней белорусской экономики.
 
Вот, например, вам известно, что произошло с предприятиями "Спартак" и "Коммунарка"? Все белорусы, с которыми я каким-то образом затрагивал этот вопрос, мне безапелляционно говорят, что ваш президент был прав, приняв такое решение, потому что качество продукции на этих предприятиях ухудшилось, потому что ...и следует целый ряд причин. И, вы знаете, находясь здесь, в Минске, я понял эту позицию и с ней согласился. Но поймите и то, что в западных странах никто не знает этих деталей, просто некогда в них разбираться. И, скорее всего, то, что случилось, будет восприниматься как национализация в чистом виде. Такое видение ситуации будет только разуверять инвесторов.
 
Вы спросили в чем потенциал? Весь потенциал – во взаимном доверии, желании работать и идти до конца, не оставляя за собой незавершенных или неудачных проектов, на которые, хотим мы того или нет, приходится оглядываться.
 
Какие направления работы в Беларуси привлекательны для французских бизнесменов?
 
Мишель КОНТИНИ: Думаю, что в Беларуси достаточно много сфер деятельности, которые могли бы и должны привлекать малый и средний французский бизнес. Возьмем туризм, гостиничный и ресторанный бизнес. Это те сектора, где французские знания и умения являются общепризнанными. Далее - сектор высоких технологий, разработка программного обеспечения, удаленные сервисы как, например, колл-центры, логистика с высокой добавочной стоимостью и так далее... То же производство и производственный субподряд могут быть интересны французским предприятиям, желающим стать ближе к, например, своим российским клиентам.
Мне видится, что для французских компаний, планирующих свой бизнес со странами Таможенного союза и намеревающихся создавать там свои структуры, Беларусь могла бы стать приоритетным направлением. А в этом случае все сферы бизнеса, связанные с торговлей и производством в вашей стране могут быть интересны французским компаниям.
 
 
Можно ли отметить какие-то знаковые экономические белорусско-французские проекты?
 
ПОСОЛ: Франция, как и ее партнеры по Европейскому союзу, сейчас переживает этап финансового кризиса, который побуждает предприятия быть достаточно сдержанными и внимательными в принятии тех или иных решений, концентрироваться скорее на хорошо известных рынках, а это не случай Беларуси. Но я вижу, что и другие, в том числе восточно-европейские страны, также не спешат реализовывать здесь проекты. Нам еще нужно "переварить" все последствия созданного трехстороннего Таможенного союза и Единого экономического пространства, особенно с учетом вступления России в ВТО. А это еще один аргумент в пользу появления должности советника по вопросам внешней торговли. Господин Контини, уверен, мне поможет разъяснить все эти сложные моменты потенциальным инвесторам.
 
Что касается отдельных проектов, то уже официально было объявлено о подписании соглашения о сотрудничестве между резидентом Беларуси и компанией ACCOR по вопросу строительства торгово-гостиничного комплекса в Минске. ACCOR выступит оператором гостиницы MERCURE. Строительство данного объекта начнется в самое ближайшее время. Иные французские компании проявляют интерес к фармацевтической сфере, агротуризму, сельскому хозяйству, мебельному производству.
 
Очень большую ставку французская сторона делает на возможность развития сотрудничества в сфере животноводства и переработке. Высочайшее качество французской генетики даже нет необходимости рекламировать. Но пока все упирается в отсутствие согласованного ветеринарного сертификата на поставку французского племенного скота и генетического материала. Уже много лет Франция предпринимает все усилия, чтобы такой сертификат был подписан белорусской стороной. В данной ситуации, когда страны - партнеры Беларуси по Таможенному союзу имеют согласованные сертификаты с Францией, отсутствие гибкости в позиции белорусских партнеров мне не совсем понятно. Поэтому пока приходится говорить об упущенных возможностях.
 
На ваш взгляд, есть ли перспективные ниши для белорусского бизнеса во Франции?
 
Мишель КОНТИНИ: Белорусы выпускают очень много хорошей, качественной продукции. Это и косметика, и оптика, одежда, продукты питания, продукты деревообработки и так далее. Но продать что-то во Францию и в Европу в целом достаточно сложно. Существует множество технических регламентов и критериев доступа на рынок иностранных товаров, которые затрудняют этот путь. Однако для того, кто видит во Франции рынок сбыта для своей продукции, терпение и потраченные временные и иные вложения будут вознаграждены!
 
С другой стороны, я бы предложил белорусским компаниям рассмотреть немного иной вариант сотрудничества с Францией. А именно: попытаться наладить сотрудничество с крупными французскими предприятиями, которые представлены на том же российском рынке... в автомобильной сфере, например. Французские заводы в России ищут субподрядчиков поблизости, что тоже являет собой возможность, которую не стоит игнорировать. Аналогичные возможности есть и в сфере энергетики, защиты окружающей среды, транспорта, промышленности...
 
Наконец, принцип партнерства тоже представляет собой альтернативную возможность делать бизнес. Во Франции существует множество узкоспециализированных передовых компаний, которые желали бы установить торговое или технологическое партнерство с предприятиями из других стран ради завоевания новых рынков. Особенно это касается таких сфер, как био- и нанотехнологии, телекоммуникации. Так почему бы не начать проработку таких возможностей с белорусскими компаниями, тем паче что ваше государство сейчас уделяет этим сферам наибольшее внимание. Мы это четко видим по программам, которые принимаются в Беларуси. Даже экономический форум, предстоящий 15-16 ноября, делает особые акценты именно на эти сферы. И выгода от такого сотрудничества могла бы быть обоюдной. Это одно из направлений сотрудничества, которое мы стараемся донести до французских компаний.
 
 
В 2011 году после возгорания политического кризиса между Беларусью и ЕС французский банк BNP Paribas разорвал контакты с официальным Минском. За прошедшее время ситуация не улучшилась?
 
ПОСОЛ: Франция - страна с либеральной экономикой. Компании принимают решения, не согласовывая их с правительством. Так что о решении BNP-Paribas в отношении Беларуси я узнал ...читая прессу. Если вы желаете узнать, изменилась ли позиция банка в данном вопросе, вам следует задать им вопрос напрямую.
 
Франция рассматривала возможное участие компании Areva в реализации строительства АЭС в Беларуси. Как вы полагаете, почему в итоге выбор пал на российскую компанию?
 
ПОСОЛ: С компанией Areva я был в контакте еще до своего приезда в Беларусь. И за все время они ни разу не обмолвились, что собираются каким-то образом принимать участие в строительстве АЭС в Островце... Более того, еще никто не смог мне дать внятный ответ, каким образом финансировался бы проект, даже если бы Areva и сделала свое предложение... Вы всерьез думаете, что Россия профинансировала бы проект АЭС, если бы ее строила французская компания? (Улыбается.)
 
Несколько лет назад представители ассоциации французских предпринимателей MEDEF проводили встречу с президентом Лукашенко. Почему та встреча не послужила дополнительным импульсом?

ПОСОЛ: С момента той встречи с вашим президентом MEDEF приглашал белорусскую делегацию во главе с первым вице-премьером господином Семашко в Париж в январе 2010 года. Был целый ряд и других мероприятий. Но недостаточно просто встреч ради встреч. Я поясню: например, несколько месяцев назад президент распорядился наладить в Беларуси производство так называемой мраморной говядины. Буквально пару дней спустя после этого заявления я попросил встречи с белорусским Министерством сельского хозяйства. Со мной была представительница белорусской компании "Франс Групп", которая занимается координацией и реализацией проектов в сфере животноводства. В первую очередь - между Францией и другими странами вашего региона, т.к. Франция разводит лучшие породы КРС в мире. Мы передали белорусским властям целый список предложений, где наши страны могли бы успешно поработать. Однако с того момента, как мне известно, никакой реакции белорусских коллег на данное предложение не последовало. Так о чем мы говорим? 
 
Какие сложности работы в Беларуси видит французский бизнес?
 
Мишель КОНТИНИ: Исходя из моей практики, я все больше замечаю, что сегодня сложнее найти и, главное, сохранить квалифицированный персонал в некоторых технических областях, особенно это касается инженерно-технических работников и руководящего состава. Это один из моментов.
 
Того, кто ограничится лишь поверхностным визитом в страну могут, наверное, отпугнуть многочисленные административные процедуры.
 
И все же, имея за плечами пятилетний опыт работы в Беларуси, я сказал бы, что основной сложностью является разница менталитетов как в работе, так и в повседневной жизни. Даже еще в большей степени, чем языковой барьер, манера восприятия той или иной проблемы и управление фактором времени значительно разнятся во Франции и в Беларуси. Для нас привычнее прорабатывать проекты на долгосрочную перспективу, и поэтому нам порой нелегко понять логику белоруса, который рассуждает на краткосрочную перспективу. Но в конечном итоге для того, кто хочет понять, и того, кто готов адаптироваться, разница культур и менталитетов является невероятным источником богатства для саморазвития и реализации задуманного.
 
Как говорят французы: "Смелость города берет!"
-21%
-45%
-30%
-10%
-50%
-15%
-47%
-21%
0061173