Александр Обухович, специально для TUT.BY

 
Партнер рубрики
Конечно, главным событием последних дней у нас является послание президента белорусскому народу и Национальному собранию. Но, честно говоря, пока даже не хочется его подробно комментировать. А если комментировать послание в двух словах, то, во-первых, в послании ничего не сказано о причинах прошлогоднего кризиса. То, что у других тоже плохо (в ЕС, у арабов) – еще не объяснение. А это означает: уроки кризиса не проанализированы и не усвоены. Вывод "жить надо по средствам" никак не коррелирует с выделенными десятью "основополагающими направлениями" (модернизация, экспорт, рост доходов населения, проч.), каждое из которых требует больших дополнительных расходов. Источники которых не определены.

Вышел срок

Во-вторых, президент, конечно, прав, когда сказал, что "сегодня мы вышли на границу производственных возможностей традиционной экономики". Но, к сожалению, и в послании президента, и в правительственной программе развития промышленности превалируют как раз традиционные подходы. Только вот традиционными для нас методами современная экономика не строится, и привычными для нас методами не управляется. А значит – эффективность заявленных в послании решений будет очень низкой.

Любая социально-экономическая модель работает 10-20 лет. Потом – развитие экономики ее обгоняет, и она становится тормозом развития общества. В советские времена НЭП, мобилизационная экономика первых пятилеток и послевоенного восстановления, хрущевская "оттепель" и совнархозы, брежневские министерства – каждый из этапов нашего развития имел свои особенности. Не смогли в "застойный период" своевременно модернизировать модель и систему управления народным хозяйством – получили кризис. И сегодня пытаемся наступать на те же "грабли", цепляясь за модель, сформированную почти 20 лет назад для совсем других условий. Пусть в те времена она и была эффективна, сегодня она тормозит развитие страны.

Возможно, позже вернемся к подробному рассмотрению содержания послания. А пока продолжим рассмотрение того варианта стратегии в экономической политике, который, по моему мнению, больше соответствует нынешнему состоянию нашей экономики и нашего общества.

Кризис nonstop

Наше правительство сегодня находится в сложном положении. С одной стороны, необходимо сформулировать и обеспечить реализацию стратегии развития. Поскольку в нынешнем состоянии нашей экономики кризис нас не покинет никогда. С другой – необходимо реализовывать стратегию выживания, решая море подчас очень тяжелых, но текущих проблем. Естественно, что в текущей деятельности приоритет автоматически отдается стратегии выживания, несмотря на ее бесперспективность даже в среднесрочной перспективе.

Выкручиваться наше правительство умеет. К текущей его деятельности существенные претензии вряд ли возможны. Но стратегии развития нет и не просматривается.

В предыдущей статье я обрисовал базу. То, что имеем. С которой необходимо строить стратегию развития.

Сегодня ни теоретически, ни практически невозможно строить экономику Беларуси как единый народохозяйственный комплекс. Для этого наша страна слишком мала. Управление даже отраслями толком сегодня вряд ли возможно: слишком в разном положении находятся предприятия, работают на разные рынки, связаны различными кооперационными связями, они имеют совершенно разные проблемы. В этом плане наши министерства и концерны – абсолютно бесполезные образования. Вред, который они приносят фактом своего существования, значительно превышает пользу от них.

Особенно вредна деятельность министерств и концернов по поддержанию слабых предприятий за счет более сильных. Речь не о том, что не надо поддерживать слабых. Надо, поскольку не факт, что вместо ликвидированных рабочих мест сами по себе появятся новые. Вопрос в том, как они это делают.

"Отнять и поделить" не работает

И дело не только в изъятии временно свободных средств. Например, тот же Минпром, не умея организовать выпуск современных станков, навязывает подведомственным предприятиям гомельские и пинские станки, имеющие прототипом образцы 70-х годов. Свои скудные ресурсы предприятия-покупатели тратят на оборудование, никак не повышающее их технический уровень. Другой пример – производство охранного оборудования и пожарной сигнализации. Ведомства активно насилуют наших потребителей, заставляя покупать морально устаревшую и не очень качественную продукцию своих подведомственных заводиков и всячески препятствуя сертификации продукции конкурентов. В том числе белорусских. И в то же время белорусские фирмы, выпускающие аналогичную, но более современную, качественную и конкурентоспособную продукцию, вынуждены уходить на рынки ТС и Украины, постепенно переводя туда и производственные мощности. Что выигрывает страна от такой политики ведомств?

Очень характерный пример – железнодорожная автоматика. Я уже писал об этом. Напомню суть. "Белжелдорпроект" делает проекты модернизации участков железных дорог для стран: от Балтии до Монголии. По желаниям заказчика закладывает в проекты самое современное оборудование западных фирм. Производство части исполнительных механизмов в Беларуси на достаточно приличном уровне и пользуется спросом во всем ближнем зарубежье. Брестская фирма производит и поставляет по СНГ оборудование для автоматики. Минское госпредприятие (не принадлежащее БелЖД) неоднократно выигрывало тендеры на разработку и поставку оборудования автоматизации небольших сортировочных станций в Польше, Чехии, Литве. И одновременно, для собственных нужд, БелЖД закупает оборудование железнодорожной автоматики в Чехии. Морально устаревшее, разработки, видимо, 70-х годов. Правда, одновременно пытаясь что-то создать хилыми силами БелГУТ.

Спрос на модернизацию железных дорог во всем СНГ большой. Значительного технологического разрыва с Западом нет. Казалось бы, интегрируй возможности белорусских фирм, сделай толковый базовый проект, запусти в производство недостающие элементы оборудования и борись за генподряд. Совсем же другие деньги. Тем более, что есть и внутренний спрос.

Так нет. Отдали генподряд в Казахстане французам, в Узбекистане – то ли немцам, то ли шведам. Без борьбы. Для БелЖД главное – перевозки, экспорт такого рода услуг – деятельность не основная, руки до нее не всегда доходят. В результате - теряем потенциальные рынки.

Ведомственный подход к управлению промышленностью изжил себя еще в советские времена и являлся одной из причин кризиса советской экономики. Мы получили его в наследство и 20 лет маниакально за него держимся.

Сегодняшняя практика создания холдингов – шаг в правильном направлении, но проблем не решает. Формируя их, к относительно сильным предприятиям просто присоединяли несколько вконец убитых. Предполагая, что на присоединенных мощностях лидеры сами придумают, что для себя полезное там производить. И сами найдут для этого ресурсы.

Но, во-первых, наши лидеры холдингов сильны только по нашим меркам. По меркам мирового рынка, где им приходится конкурировать, у них самих проблем – море. И отвлечение их ресурсов на поддержание жизни в убитых предприятиях снижает их конкурентоспособность.

Во-вторых, рационализация производства, которая неизбежна и на наших лидерах, и без того должна высвободить значительные площади. Присоединение убитых предприятий усугубляет проблему плохого использования государственного капитала. Поскольку у холдинга еще меньше возможностей загрузить избыточные мощности, чем у министерства.

В целом, наше холдингостроение – скорее не столько рационализация структуры промышленности, сколько тиражирование мини-министерств со всеми присущими им пороками. Наши проблемы не только в структуре управления. Главное – для модернизации промышленности у нас недостаточно ресурсов и нет необходимых инструментов.

На оценку

Но и переход от управления предприятиями к управлению капиталом требует большого объема подготовительной работы.

У нас нет методики оценки капитала. Нынешняя "балансовая стоимость" о капитале предприятия ничего не говорит. Не случайно при продаже предприятий возникают споры об его оценке.

Госкомимуществу, чтобы управлять капиталами предприятий, необходимо иметь возможность пользоваться услугами группы консалтинговых и аудиторских фирм. Их сейчас недостаточно, и их квалификация зачастую сомнительна.

Прибыль принадлежит собственнику. Прибыль на госкапитал должна перечисляться в бюджет. Оставление части прибыли предприятию – форма инвестиций. Возможна только под бизнес-план, гарантирующий адекватное увеличение поступлений в бюджет. Какую-то часть сверхплановой прибыли, возможно, стоит направлять на премирование трудового коллектива и администрации.

Амортизация – часть капитала. Должна начисляться в полной мере и использоваться строго по определенным правилам. Нормы начисления и правила использования надлежит разработать. Сегодняшнее положение недопустимо.

Типовой договор с директором или управляющей компанией надлежит разработать. Видимо, в двух вариантах: варианте поддержания существования предприятия и варианте развития. Тут – разный объем работы и нужны разные полномочия.

Капитальный вопрос

Одним из главных преимуществ рыночной экономики является свободный межотраслевой и внутриотраслевой перелив капиталов. Что позволяет в любой момент создавать оптимальную для сложившихся на рынке условий конфигурацию мощностей. В этом же и суть аутсорсинга: с минимальными капитальными затратами реагировать на потребности рынка. То, что не сумели сделать в СССР, и чего нет и у нас.

У нас очень плохая структура капитала: при значительных неиспользуемых площадях и мощностях острая нехватка оборотного капитала и капитала, вложенного в товаропроводящие сети. К тому же опыт Запада, проведшего технологическую революцию того плана, что нам предстоит, показывает: некоторая часть производственных площадей останется невостребованной. (Пример –"ржавый пояс" Америки, да и в Германии, Великобритании много неиспользуемых производственных корпусов). Поручать эти проблемы директорам бессмысленно: их задача минимизировать использование государственного капитала под планируемый объем сбыта. Недопустимо, когда в республике пустуют сотни тысяч кв. метров производственных площадей и одновременно госинвестиции тратятся на новое строительство.

Да, все наши крупные экспортеры, вообще все фирмы и предприятия, имеющие стабильный или растущий сбыт, должны быть обеспечены производственными площадями – полностью, оборудованием – по возможности. Даже если придется их отобрать у тех, кто их не использует. Государственные – передачей на баланс, частные или с участием частного капитала, при необходимости, – в виде вклада государства в уставный капитал или передачей в длительный лизинг. Те ресурсы, которыми эти предприятия могут располагать, должны использоваться, в первую очередь, для закрепления на внешних рынках.

Но остается масса предприятий с низкой загрузкой и слабым использованием государственного капитала. Таких – большинство, не менее 60%. Маловероятно расширение их участия в выпуске имеющейся номенклатуры продукции: сбыт так быстро не растет. Для них – отдельный алгоритм работы. Более подробно – в следующей статье.

Переход от управления предприятиями к управлению капиталом резко меняет функции правительства. На предприятиях им делать уже нечего, ставить задачи не перед кем. Наполнение бюджета будет зависеть от сотен (если не тысяч) независимых хозяйствующих субъектов. Возможно, станут более предсказуемы поступления от Госкомимущества. Некоторые субъекты будут разоряться, кого-то – вытеснят с рынков. Это – не чрезвычайщина, это – обыденность. Важно, чтобы общий спрос на рабочую силу у нас балансировал с предложением на рынке труда. Тогда взамен разорившихся предприятий родятся новые. А правительство должно заниматься тем, чем должно: кредитно-денежной политикой, регулированием в рамках налоговой политики, рамочными внешнеэкономическими связями. И, главное – рационально расходовать поступающие в его распоряжение ресурсы.

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года

 
-15%
-50%
-35%
-40%
-35%
-40%
-20%
-20%
0069580