Александр Обухович, специально для TUT.BY

 
Партнер рубрики
В недавних статьях "Реального сектора" я уже писал о том, что все три принятые к обсуждению на политическом уровне стратегии развития нашей экономики (продолжение прежней, инкорпорация в Россию, либерализация с массовой приватизацией) проблем нашей страны не решают.

Что экономика нашей страны не только существенно не линейна, но и находится в зоне неустойчивого развития. А значит – развитие кризиса типа прошлогоднего всегда возможно и далеко не всегда зависит от правительства. Хотя это совсем не значит, что действиями типа предвыборной вакханалии 2010 года или валютных судорог марта-мая 2011 года его можно провоцировать. С другой стороны, линейное наращивание выпуска продукции в существующей номенклатуре и существующей конфигурации мощностей чревато не процветанием, а нашим локальным кризисом перепроизводства.

Что мировой экономический кризис не закончился и тенденции развития мировых рынков сегодня непредсказуемые. Что избранная Россией стратегия развития ведет к ее деиндустриализации и сужению для нас российского рынка. И бороться с этим у нас нет сил.

Что периферийные экономики ЕС (например, Греции, Венгрии) точно так же не защищены от кризисов, как и наша. Мало того, анализируя ход кризиса для Венгрии, новый ее президент уже назвал деиндустриализацию страны при вхождении в ЕС ее главной ошибкой. Думаю, вскоре такие же выводы придется делать Латвии, Румынии.

Что промышленный потенциал страны деградирует и абсолютно, и относительно: на мировых рынках мы проигрываем конкуренцию не только Западу, Японии и "тиграм ЮВА", но и странам БРИКС. Даже там, где у нас идет модернизация, она идет медленнее, чем у конкурентов, и разрыв увеличивается. Что до сих пор не определено то место в мировом разделении труда, к которому мы будем стремиться. (Идея сохранить за нашей страной в рамках ЕЭП место "сборочного цеха" уже отвергнута российским капиталом. Не дадут. Попользуются и выдавят.)

Что валютный разрыв между потребностями в валюте на общегосударственные нужды и социальную сферу и возможностями реального сектора слишком велик, чтобы сегодняшний уровень российской нефтегазовой подпитки и благоприятная конъюнктура цен на нефтепродукты могли надежно его закрыть. Рост экспорта стал важнейшей государственной задачей.

Люди – наше всё

Что говорить, сегодня общеэкономическая ситуация для страны неблагоприятная. Но ведь, когда она была более благоприятной, в 1998-2008 гг., мы с удовольствием тратили деньги на благоустройство своей страны и развитие социальной сферы. Короче, на потребление. Тогда – "пропели", теперь приходится "плясать под дудочку кризиса".

Но и сегодняшнее положение дел – не приговор. Да, положение ухудшается день ото дня. Время играет против нас. Но пока в стране есть человеческий капитал – еще ничего не потеряно. Правда, в нынешнее время вывезти из страны человеческий капитал еще проще, чем станки. У французов есть поговорка: "Одна голова лосося стоит больше, чем тысяча лягушек". Для маленькой Беларуси достаточно потерять 2-3 тысячи ключевых фигур, и никакая реиндустриализация будет невозможна. Даже обучить новых технологов и конструкторов будет негде. Ряд технологий и отраслей уже потеряны. А ведь процесс вывоза уже идет!

Что мы имеем и что, с моей точки зрения, необходимо сегодня делать.

Имеем с десяток мощных производств, работающих в основном на экспорт. Среди них - лидеры мировых (БелАЗ, МТЗ, "Белкалий") и регионального рынков. Но все они остро нуждаются сегодня в развитии сервисно-сбытовых сетей, рационализации и дальнейшей модернизации производства, у всех – недокапитализация.

Имеем чуть более десятка средних производств, относительно устойчивых на рынках ЕЭП и Украины. Но у них – те же беды. А главное – очень нестабилен спрос.

Имеем два-три десятка небольших, достаточно технологичных производств. Практически – только частных. (Кроме гомельского СИТО из государственных и назвать некого.) Работают на внутреннем рынке с периодическим выходом на рынки ЕЭП, Украины и ЕС. Их развитию препятствует в основном отсутствие надлежащего спроса. Либо, наоборот, работают только на внешние рынки и зависят от своих бизнес-партнеров.

Имеем десятка три инжиниринговых фирм, работающих на мировом уровне. Отнюдь не только в программировании. Наши конструкторы и технологи участвуют в разработке Ё-мобиля, разрабатывают суперсовременные СБИС ("Интеграл" производить такие, вероятно, не сможет никогда), разрабатывают и производят на заказ современнейшее спецтехнологическое оборудование (в единичных экземплярах), широко представлены во всех отраслях приборостроения (в госсекторе современных предприятий приборостроения уже почти не осталось).

И все. Все остальное подлежит реорганизации с частичной ликвидацией. Но до сих пор ни инструментов (фирм и организаций, способных выполнить такую работу) не создано, ни решений начать такую работу не принималось.

Что необходимо.

Во-первых, определиться в стратегии. С моей точки зрения, управление экономикой страны как одним большим колхозом бесперспективно. Непрерывное выдергивание средств из одних проектов, чтобы закрыть дыры в других, губит и те, и другие.

Как-то прочитал: "Сначала ты строишь бизнес, потом – бизнес строит тебя". Что управление госпредприятиями нужно строить как управление капиталом, принадлежащим государству и вложенным в определенный бизнес-проект, – дошло даже до Министерства экономики. Правда, пока только на уровне деклараций и пока без понимания им последствий такого решения. Обозвать можно что угодно чем угодно. Но, во-первых, достаточность капитала определяется не какими-то формулами, а бизнес-планом. Реальных бизнес-планов, как показала практика Минпрома, у нас нет. И сами директора их не сделают (на многих предприятиях уже некому). Во-вторых, сформированный и запущенный бизнес – что езда на велосипеде: бросил крутить педали – упал. Логика его развития, внешние факторы зачастую приводят к ситуации, когда недостаток капитала, запоздалое или неверное решение может привести к тому, что этот бизнес развалится. В любом случае, для нормального функционирования такой модели требуется наличие доступа к капиталу (пусть на тяжелых условиях, но требуется!), его ликвидности, свободы его перелива, возможности на оперативном уровне решать вопросы создания совместных производств. Да и нынешняя практика изъятия у предприятий временно свободных средств сути такой модели противоречит.

Управлять без "вертикали"

В политических науках считается общепризнанным, что законодательная, исполнительная и судебная власть в стране должны быть разъединены. Практика управления государственным капиталом у нас и в Великобритании, Франции, Германии показывает, что правительство (которое тратит) и управление государственным капиталом (которое зарабатывает) тоже должны быть разъединены.

И с точки зрения теории нелинейных систем, стабилизация народнохозяйственного комплекса небольшой страны в век глобализации всегда временна и эфемерна. Поскольку наши экспортеры (а любое серьезное производство в небольшой стране – всегда экспортер) всегда будут зависеть от ситуации на внешних рынках больше, чем от ситуации внутри страны. И, следовательно, вмешательство государства, исходящее из своих приоритетов, не имеющее возможность вникнуть в детали ситуации, как правило, для предприятия будет вредно.

Единственно приемлемой формой управления госкапиталом, вложенным в предприятия, видится договор между государством и управляющей компанией или - для небольших предприятий - директором об условиях доверительного управления капиталом. Обязательными условиями договора должны быть сохранение доверенного капитала и выполнение бизнес-плана. Никаким представителям "вертикали" на таких предприятиях делать нечего. Реализовать свою промышленную политику (если она есть) государство сможет, и влияя на содержание бизнес-планов.

Набор самостоятельных предприятий-экспортеров и обслуживающих их предприятий внутри страны, каждое из которых решает свои проблемы на своих сегментах рынков самостоятельно, призваны обеспечить ресурсами нужды государства и его социальной сферы.

Есть рецепт

Для реализации такой схемы у нас две проблемы: крайне недостаточен общий спрос и что вследствие многолетнего проедания советского наследства деградация основной массы предприятий зашла слишком далеко. В таком виде предприятия ни конкурентоспособными экспортерами быть не могут, ни даже субпоставщиками экспортеров.

Что касается состояния предприятий – здесь рецепт один: шаг за шагом, предприятие за предприятием выводить на самодостаточный уровень. Никакого волшебства, просто очень много работы. А для такой работы, повторюсь, нужны соответствующие инструменты и ресурсы. Но под дело (под дело, а не под директорские и чиновничьи фантазии) ресурсы в мире найти можно. Подготовить вопросы некому.

Сложнее ситуация с общим сбытом. Вообще говоря, выход из кризиса через накачку спроса государственными расходами – стандартный прием, используемый Западом с 30-х годов. Однако текущий кризис – первый, который такими методами купировать и им не удается. Да и работает такая методика только в больших экономиках. Нам нужно не просто спрос, а экспортный спрос. Тут госрасходы – не главное.

Не раз констатировалось, что односторонняя ориентация на российский и в целом на постсоветские рынки не обеспечивает стабильного развития нашей экономики. Мало того, российские "братские объятия" становятся удушающими. Да, мы продаем продукцию чуть не в 160 стран мира. Но продажи нефтепродуктов и удобрений еще не означают, что на их рынках мы присутствуем. Даже там, где наши лидеры (БелАЗ, МТЗ) присутствуют своими дилерскими и сервисными сетями, системы продвижения других белорусских товаров не создано.

Мы находимся между ЕС и Россией. Инкорпорация нашей экономики что в ЕС, что в Россию национальным интересам не соответствует: в ЕС мы быстро окажемся в роли лимитрофа, "картофельного бантустана", экономическая политика олигархической России низведет нас до уровня Тувы. Затраты на проникновение на рынки ЕС очень велики и не всегда окупятся. Расширению продаж в России препятствуют не только ее правительство, но и российский торговый капитал. Надежды нашего руководства на кооперацию с Китаем явно преувеличены: во всем мире Китай проводит очень осторожную и очень эгоистичную политику. Выращивать себе конкурентов он не будет.

Выход видится в многократно продекларированной, но так и не реализованной многовекторности. Сохраняя и по возможности развивая торговлю с Россией, Украиной, ЕС, Китаем, основным направлением экспортной экспансии выбрать небольшие ненасыщенные рынки. Думаю, нашим МИД и Минторгу стоит привлечь наш торговый капитал (испытывающий сегодня трудности в связи с падением спроса внутри страны) к организации продаж белорусских товаров на рынках, например, Замбии, Нигерии, Перу, Никарагуа. Торговцы быстрее разберутся, как организовать дело и на какие товары сделать ставку, чем чиновники. И нужные контакты без коррупции найдут. Тем более если их поддержать товарным кредитом. Только прирастая экспортом в разные экономики, мы сможем обеспечить и потребности нашей экономики, и ее устойчивость к локальным кризисам.

Таковы основные принципы той стратегии, которую я считаю необходимой сегодня для страны. Продолжение разговора – в следующей статье.

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года

 
{banner_819}{banner_825}
-30%
-50%
-20%
-50%
-20%
-20%
-30%
-20%
-20%