Ольга Лойко,

В Беларуси стартовал проект первого народного публичного размещения акций. На кону 25-процентный пакет акций ОАО "Минский завод игристых вин". Инвестором сможет стать любой резидент Беларуси. В случае успешного размещения в Беларуси существенно увеличится число счастливых обладателей ценных бумаг, предприятия убедятся в привлекательности такого способа привлечения средств, фондовый рынок получит новый импульс.

На сиюминутные прибыли не рассчитыватьСколько стоят бесплатные деньги?Что получает акционер?Фондовый рынок: риски и прелести



Но при всей перспективности и заманчивости проекта пока у потенциальных акционеров много вопросов. На что может рассчитывать акционер из народа? Сколько средств придется вложить и сколько можно на этом заработать? Легко ли будет продать свои акции в случае необходимости? Есть ли в Беларуси объекты, в которые стоит вложить деньги? Готовы ли наши субъекты хозяйствования раскрывать информацию, а частные инвесторы – интересоваться и анализировать эту информацию?

Об этом в студии TUT.BY рассуждали генеральный директор ОАО "Минский завод игристых вин" Леонид Кравчук, директор департамента международных и фондовых операций Альфа-Банка Сергей Муханов и начальник управления государственной собственности концерна "Белгоспищепром" Алла Соколовская.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (20.10 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

На сиюминутные прибыли не рассчитывать

Что собой представляет белорусский рынок и есть ли на нём активы, чьи акции могут быть интересны физическим лицам?
Сергей Муханов:
Инвестирование в акции отличается от других инструментов инвестирования. Его главное отличие в том, что инвестор надеется на хорошую работу предприятия и хочет быть участником получаемых доходов от этого предприятия. Если бизнес успешен, он приносит более высокие доходы, чем банковские депозиты.

При вложении средств в депозиты банки принимают деньги от населения, передают их предприятиям, которые привлекают кредиты. Но если предприятия работают неэффективно и не могут получить прибыль, чтобы расплатиться с кредитами, то нет смысла вести бизнес. Если предприятие успешно, у него должно быть достаточно прибыли, чтобы погасить кредиты, взятые по более высокой ставке, которые фондировались банками за счет депозитов по более низкой ставке. В долгосрочной перспективе вложение инвестиций в акции более прибыльно, чем депозиты.

Ключевое слово здесь долгосрочные. Инвестор должен понимать, что в краткосрочном периоде возможны нюансы…
Сергей Муханов:
Это зависит от многих показателей: конъюнктуры, экономического цикла предприятия. При инвестировании в акции на белорусском рынке не стоит рассчитывать на получение сиюминутной прибыли и высоких выигрышей. Это долгосрочное инвестирование, связанное с надеждой на лучшее будущее. Опыт других стран показывает, что в долгосрочной перспективе физлица, которые вкладываются в понравившуюся им компанию, получают большие доходы, чем от депозитов и облигаций.

Важный момент – найти компанию, которая понравилась. Как определить? Обычно инвестор ищет недооцененный актив и покупает акции в надежде, что актив вырастет в цене. Или он анализирует данные за длительный промежуток времени и покупает акции стабильно растущего предприятия. Как определиться белорусскому инвестору?
Сергей Муханов:
Инвестор должен руководствоваться фундаментальным анализом компании. Критичная позиция для этого – публичность компаний, возможность получить их финансовую отчетность, проанализировать ее. С этой точки зрения белорусский рынок не совсем эффективный. С одной стороны, у нас нет инвестиционной культуры населения, оно просто не умеет этого делать и не знает преимуществ, которые дает рынок акций по сравнению со стандартными инструментами инвестирования.

С другой стороны, компании недостаточно прозрачны. Перед эфиром я попытался найти в открытом доступе финансовые показатели Минского завода игристых вин. Я нашел кое-какую информацию. Видно, что компания начинает готовиться и предоставляет агрегированные показатели по прибыли, выручке. Но мне этого недостаточно. Чтобы оценить состояние компании, мне нужен баланс и отчет о прибылях и убытках. Это минимум, который должен быть доступен инвестору, чтобы оценить компанию. (Cейчас эти данные уже доступны на сайте www.ipo.of.by. – Прим. ред.)

Есть законодательно закрепленные требования о том, что ОАО должно раскрывать эту информацию, передавать ее на биржу, в центральный депозитарий. Они ее предоставляют, но не совсем понятно, что потом происходит с этой информацией. Если мы хотим, чтобы наш рынок стал полноценным, публичность компаний, открытость информации, годовые отчеты, новости о планах развития должны быть доступны широкому кругу инвесторов.

Сколько стоят бесплатные деньги?

Как выбирали первого экспериментального участника проекта?
Алла Соколовская:
Было очень сложно выбрать конкретную организацию, чтобы она соответствовала критериям народного IPO. У организаций должно быть 100% доли государства или контрольный пакет акций. Мы анализировали, как работает предприятие, стабильно ли, является ли перспективным для развития, чтобы в дальнейшем каждый участник, ставший акционером, смог бы рассчитывать на доходность акций, повышение их цены. Проанализировав все данные, мы предложили правительству участвовать в народном IPO ОАО "Минский завод игристых вин", где доля государства 100%.

Мы выяснили, что это дает для инвестора. А что это дает эмитенту? Почему вы согласились на участие в этом проекте?
Леонид Кравчук:
Я благодарен, что именно нашему предприятию выпала честь провести пилотный проект народного IPO. Обычные граждане Республики Беларусь приобретут наши акции и станут собственниками этого имущества. Долгосрочное вложение для сбережения своих финансовых средств меняет психологию человека. Наши акции подкреплены имущественным комплексом, которым мы владеем. Третий плюс – получение дивидендов, правда, не в первые годы.

Деньги от продажи акций мы привлечем для второго этапа модернизации и укрепления материальной базы. За последние 4 года мы провели серьезную модернизацию, увеличили производственные мощности, перешли на современные технологии. Но из-за отсутствия финансовых возможностей мы приостановили модернизацию.



Привлечь вы планируете небольшую сумму – 41 млрд. Для вас это будут дорогие деньги?
Леонид Кравчук:
Относительно сегодняшних методов финансирования завода через банковские кредиты это достаточно дешевый способ привлечения инвестиций в экономику.

Сергей Муханов: Точки зрения могут быть разные. Формально эти деньги ничего не стоят: компания-собственник получает деньги бесплатно, их не нужно никогда возвращать. С другой стороны, цена за это – лишение части собственности и части прибыли, которую компания потенциально могла бы получать.

Тем более что у нас есть практика невыплаты дивидендов годами…
Леонид Кравчук:
Акционер может в любое время забрать деньги, может продать акции физическому или юридическому лицу.

Сергей Муханов: Но для эмитента это бесплатные деньги. А вот для собственника это расставание с частью потенциальной прибыли. Но если такое решение принимается, оно осознанно. Сейчас ограничены возможности бюджетного финансирования, проводится жесткая кредитно-денежная, монетарная политика. Инструменты акционирования не предполагают увеличения долговой нагрузки, бюджетной нагрузки. В дальнейшей перспективе это значит расставание с какой-то частью дохода, который можно было получить. Но это правильное решение.

А своевременное ли? Удачный ли сейчас момент для размещения акций?
Сергей Муханов:
Если бы у нас был представлен широкий рынок этих инструментов, можно было бы судить об их удачности. Всегда трудно оценить пилотные проекты: еще недостаточно развита инвестиционная культура населения. Когда люди войдут во вкус и начнут строить долгосрочные планы, следующие проекты пойдут проще и успешнее. Мы пока вне мирового рынка, чтобы можно было говорить об удачном или неудачном моменте. Завод игристых вин – это вечные ценности, которые мало зависят от рыночной конъюнктуры. С этой точки зрения это достаточно нейтральная сфера, которая меньше подвержена глобальным рыночным колебаниям.

Что получает акционер?

На кого рассчитан этот проект? Кто средний покупатель акций Минского завода игристых вин?
Леонид Кравчук:
Это обычный средний гражданин, который купит в среднем 10-20 акций.

Цена одной акции 171 450 руб. Когда предприятие приватизировалось, льготной продажи акций коллективу не было. Вы рассчитываете, что теперь работники тоже будут выкупать акции?
Леонид Кравчук:
В 2005 году мы преобразовались в ОАО. Уже тогда у коллектива было желание стать собственником какой-то части, но на тот момент решение не было принято. Из всего состава коллектива только единицы не планируют покупать акции.

Откуда возникло решение ограничить максимальное число акций? Это решал "Белгоспищепром" или вы сами?
Леонид Кравчук:
Это было совместное решение, чтобы акции не скупили те, у кого больше финансовых возможностей. Мы хотели, чтобы в покупке акций поучаствовало максимальное количество населения, поэтому оно и называется народное IPO.

Но когда акции выкуплены, они начинают обращаться на бирже, и появляются возможности для скупки, особенно если в будущем государство продаст еще какой-то пакет акций. Появится риск, что кто-то консолидирует блокпакет.
Леонид Кравчук:
Такой вариант возможен.

Сергей Муханов: При IPO обычно продается небольшой пакет, который не является контрольным: это от 10% до 20% акций. Это даже не блокирующий пакет акций (25-30%). Собственник получает бесплатные деньги, не теряет оперативный и стратегический контроль над предприятием, но теряет часть прибыли. Даже если кто-то будет консолидировать акции на вторичном рынке, это все равно будет происходить внутри 25%-ного пакета.

Но если государство в перспективе продаст еще 10% акций, уже появляется риск, что покупатель сможет докупить их на свободном рынке. Это не ограничивает возможности поиска стратегического инвестора?
Сергей Муханов:
Блокирующий пакет не столь важен. Самое главное – контрольный пакет, возможность принятия судьбоносных решений. Блокирующий пакет распространяется на ограниченный круг решений, которые не влияют на стратегию предприятия. Все зависит от позиции основного собственника, он сохраняет контроль над менеджментом. Для него в этом плане ничего не меняется. Государство получает новые возможности финансирования компаний без потери контроля. Самое главное для успешного IPO – куда будут потрачены полученные деньги.

Леонид Кравчук: Мы вложим их в модернизацию, это повысит объемы производства, качество выпускаемой продукции и увеличит прибыль предприятия, от чего будут зависеть дивиденды акционеров.

Наверное, еще один "минус" - необходимость раскрытия информации. ОАО в Беларуси неохотно делятся данными о себе…
Леонид Кравчук:
В газете "Республика" опубликован наш баланс. Там есть информация о наших активах, производственной и непроизводственной деятельности, прибыли.

Есть ли на сайте предприятия балансы за несколько лет, чтобы их можно было сравнить?
Леонид Кравчук:
Пока нет. Заводу 34 года. В 1978 году это было правильное решение - построить завод, который выпускает импортозамещающую продукцию, причем достаточно высокого качества. За последние 10 лет завод динамично развивается, и предприятие из года в год повышает показатели.

Сергей Муханов: Раскрытие информации критически важно для инвесторов. Потенциальные инвесторы, которые интересуются приобретением акций, отличаются от остальной части населения большей финансовой грамотностью. Более продвинутые люди не выискивают баланс в печатных изданиях.

Леонид Кравчук: На момент акционирования нашего предприятия стоимость акций была 42 тыс. руб. Сегодня их стоимость – 171 450 руб. Рост более чем в 4 раза. Ни одна мировая валюта не выросла в цене так, как выросли акции нашего предприятия.

Как определялась новая цена акций? Можно ли ее считать справедливой? Недавно был случай с Брестским чулочным комбинатом. Акционеры продали свои акции, а уже через месяц их можно было продать существенно дороже. Как определялась эта цена? Как убедить покупателя, что она справедливая?
Алла Соколовская:
Цена действительно справедливая. Она определялась по балансовой стоимости на 1 января 2012 года. В расчет были приняты основные фонды, которые есть на предприятии. Цена рассчитывалась по методике, определенной Госкомимущества. Цена подкрепляется стоимостью чистых активов предприятия. В настоящее время эта цена даже немного выше, чем задекларирована на 1 января текущего года, потому что предприятие заработало прибыль, с учетом инфляционных коэффициентов выросла стоимость имущества, основных фондов. Информация о финансовом положении предприятия по годам есть в проспекте эмиссии предприятия. Любой желающий может обратиться в общество и получить эту информацию.



Как можно будет следить за изменениями цены? Если инвестор вложил сумму и хочет знать в режиме реального времени, как идут торги, как оцениваются его активы, может ли он отследить это?
Сергей Муханов:
Напрямую не может. У нас есть система БЕКАС (единая котировальная система на бирже). Там отражается информация о цене акций. Итоги торгов акциями, объемы, цены отражаются на сайте биржи.

Чтобы можно было следить, как изменяется цена, нужно, чтобы торги проводились регулярно. Это вопрос ликвидности акций. Сейчас это самый больной вопрос для белорусского фондового рынка. Пока она недостаточная, но ее не станет больше, пока не будет среза инвесторов, которые готовы к этому инструменту, которые хотят заходить в активы и не выходить из них определенный период времени. В ближайшее время ликвидность не будет высокой. Исходя из этого, инвестиции в акции могут иметь только долгосрочный характер. Вряд ли получится заработать на продаже акций через месяц. Не будет покупателя, который готов купить их, особенно если они продаются по справедливой стоимости.

Есть другие подходы, основанные на коэффициентах. Учитывается выручка, прибыль, бизнес-план предприятия, рассчитывается перспективная цена. У нас это сложно сделать, поэтому чистые активы, деленные на количество акций (цена за акцию), - это справедливый метод оценки в наших условиях. Получить доход со справедливо оцененной акции можно лишь в долгосрочной перспективе, веря в предприятие и его развитие. Исходя из этого, мы не ждем, что в ближайшее время будет значительная вторичная ликвидность.

Леонид Кравчук: Во всяком случае интерес к покупке акций очень велик. Конечно, все зависит от финансовых возможностей.

Допустим, я купила акции, не хочу их продавать, но я бы рассчитывала на дивиденды. Какая будет дивидендная политика? У нас есть практика, когда ОАО не выплачивает дивиденды или выплачивает формальные.
Леонид Кравчук:
Мы ежегодно выплачивали дивиденды на сто процентов акций, которые принадлежат государству.

Алла Соколовская: И из года в год они растут. Стоимость акций в процессе продажи на Белорусской валютно-фондовой бирже не будет повышаться. Количество акций ограничено 240 тысячами. Желающие имеют возможность их приобрести.

Как это можно сделать? Куда идти?
Алла Соколовская:
У нас заключены договоры с Беларусбанком и Белагропромбанком. Они будут заниматься продажей акций Минского завода игристых вин. По республике определены филиалы: у Беларусбанка 141 филиал, у Белагропромбанка 120 филиалов. Любое физическое или юридическое лицо может обратиться в банк и получить полную информацию по всем регионам республики. Продажа будет осуществляться со 2 мая по 15 июня.

Леонид Кравчук: Эти два банка покрывают всю территорию республики. Хотя приобретать акции можно и через другие банки. Но эти два банка снизили до минимума издержки, комиссионные выплаты за открытие счетов.

Фондовый рынок: риски и прелести

С какой суммой имеет смысл идти на фондовый рынок физлицу?
Сергей Муханов:
Если физлицо не стратегический инвестор, который хочет купить предприятие с корнями и потом его развивать, то сумма может быть любая. На мой взгляд, это не должна быть спекулятивная сумма с целью быстро получить доход и направить его на другие цели. В любом хозяйстве при планировании доходов и расходов остается сумма на сбережения на бессрочную или долгосрочную перспективу. Эти деньги и можно использовать в покупке.

Но если сумма, к примеру, тысяча долларов, то, наверное, нет смысла платить профучастнику… Это затратно.
Сергей Муханов:
На самом деле все это недорого, за исключением брокерского договора. Смысл есть всегда. Плата профучастника рассчитывается в процентном отношении от суммы сделки, поэтому нет разницы: это тысяча долларов или миллион. Если у вас остается сумма, и вы не хотите потратить ее в ближайшее время, то стоит долгосрочно инвестировать ее в акции. В перспективе это даст больший эффект, чем ставка, которую вы сможете получить по депозиту. Поэтому фундаментальный анализ компании и ее деятельности - это самое главное для долгосрочного инвестирования.

Получается, этот инструмент куда более сложный. Гораздо проще отнести деньги на депозит в банк.
Сергей Муханов:
Есть другие инструменты, которые позволяют отнести деньги в банк, но использовать его для доброго дела. Например, мы предлагаем услугу доверительного управления денежными средствами.

Какие суммы вас интересуют?
Сергей Муханов:
Минимальная сумма 10 тыс. долларов. Но мы находим компании, капитализация которых вырастет в ближайшее время, и вкладываем в них деньги. Это позволяет получить высокую доходность в более коротком горизонте инвестирования – год-два. Эти инструменты малоизвестны, население знает о депозитах и в лучшем случае об облигациях. Но есть профессиональные участники, которые в этом разбираются и за определенную комиссию от дохода клиента могут предложить ему гораздо более высокий уровень доходности.

Насколько много на белорусском рынке удачных историй, когда войдя в акции по одной цене, потом удавалось их выгодно продать?
Сергей Муханов:
Эти случаи были связаны с тем, что можно было найти недооцененные компании. Рост составлял 8 раз за полтора года.

Леонид Кравчук: В любом случае производство - это основа. Из всех инструментов, которые есть на нашем рынке, это, на наш взгляд, самый надежный.

Готовятся еще какие-нибудь проекты?
Алла Соколовская:
Сначала надо решить этот вопрос и реализовать проект народного IPO. Я бы хотела еще остановиться на дивидендах. Вы говорили, что не все акционерные общества выплачивают дивиденды. Но этот вопрос регулируется законодательством Республики Беларусь. Значит, не из чего их платить, предприятие работает нерентабельно. Наше акционерное общество работает стабильно, ежегодно общее годовое акционерное собрание принимает решение о выплате дивидендов, и они из года в год растут.

Сергей Муханов: Даже при прибыльной работе компании собственник может решить, что дивиденды не будут выплачиваться. Тогда акционеры не будут получать периодические платежи. Ситуация, когда дивиденды не выплачиваются, возможна. Но когда продается только маленький пакет, инвесторы не могут повлиять на ситуацию, и собственником остается государство. Но даже если дивиденды не выплачиваются, эта прибыль остается в распоряжении предприятия. Она может использоваться в новых проектах по увеличению мощности производства, улучшению качества, роста продаж. В долгосрочной перспективе это все равно ведет к тому, что компания будет стоить дороже. Даже если вы не получили дивиденды сейчас, эта прибыль никуда не пропадает, а увеличивает капитализацию компании, и цена акций растет.

Сейчас идет перерасчет номинальной стоимости акций. Обычно на рынке это регулируется их курсовой стоимостью. Но в обоих методах прибыль увеличивает стоимость, и в долгосрочной перспективе ваше вложение будет стоить больше. Даже если вы не получали дивиденды, с ростом стоимости компании в итоге вы получите столько, сколько получили бы, если бы дивиденды выплачивались.
-31%
-40%
-20%
-50%
-50%
-13%
-20%
-15%
0066856