1. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  2. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  3. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  4. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  5. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  6. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  7. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  8. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  9. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  10. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  11. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  12. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  13. В Беларуси за сутки 1651 новый случай COVID-19 и десять смертей
  14. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  15. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходит в Беларуси 27 января
  16. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  17. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  18. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  19. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  20. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  21. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  22. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  23. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  24. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  25. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  26. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  27. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  28. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  29. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  30. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну


Александр Обухович, специально для TUT.BY

 
Партнер рубрики
2 апреля – День единения народов России и Беларуси. Этот день, едва заметный как праздник в прошлом, стал в этом году нормальным поводом поговорить о наших отношениях. Тем более что крах в прошлом году белорусской социально-экономической модели не стал крахом белорусской экономики только вследствие помощи со стороны России: это и кредит ЕврАзЭС, и поступление выручки от продажи "Белтрансгаза" (а ведь могла поступить и на полгода позже).

Инкорпорация в действии

Но, с другой стороны, нельзя не отметить, что сам кризис нашей модели начался с резкого сокращения российской нефтегазовой подпитки и серии торговых войн разного масштаба. Катастрофический характер майской девальвации был предопределен, в том числе, и тем, что г-н Прокопович несколько месяцев со дня на день ждал поступления обещанного еще в ноябре 2010 года российского кредита. Ряд событий на нашем валютном рынке в июле - августе 2011 года подозрительно похожи на атаку типа той, с помощью которой Дж. Сорос валил фунт стерлингов. Поступление кредита ЕврАзЭС идет малыми порциями с пошаговым контролем выполнения продиктованных Россией мероприятий в нашей экономической политике. Подписание нами договоров по ЕЭП тоже не отнесешь к достижениям нашей дипломатии. Складывается впечатление, что если сам кризис и не был спровоцирован Россией (и не исключено, что был), то его ход и последствия находятся под ее строгим контролем. Нашему правительству и дышать позволяют только так, как это предопределено в Москве.

Конечно, это ни в коей мере не оправдывает авантюризма политики наших правительств, которая целиком была построена на ожидании, что президент поедет – и договорится. В Москву, Пекин, Каракас – куда угодно, но ресурсы привезет. Тратили не глядя. На село, на ледовые дворцы, на раздутый госаппарат. И т.д., и т.п. Рано или поздно сбой произойти должен был. И я не верю, что у нашей дипломатии были шансы выторговать существенно лучшие условия вступления в ЕЭП: Россия продиктовала их с позиции силы, опираясь на толковый анализ ситуации в нашей экономике, понимая, что сопротивляться нам нечем. Так что сегодняшнее положение, когда мы имеем проблемы в нашей экономической политике, кризис, ЕЭП и вступление России в ВТО, предопределено не отдельными ошибками тех или иных государственных деятелей, а всем курсом, проводившимся с 1998 года.

О нашем кризисе я писал достаточно много. Его основная причина – превышение сложившейся базы общегосударственных расходов и расходов на социальную политику над возможностями реального сектора - не относится к быстро устранимым. Даже в относительно благоприятных условиях, при доступе к кредитным ресурсам и растущих рынках сбыта, при грамотной и активной политике инвестиций для этого могло бы потребоваться лет пять. И общие инвестиции на уровне 40-50 млрд долларов. Проблема в том, что условия, создаваемые нам вступлением в ЕЭП, благоприятными не назовешь.

С созданием ЕЭП Россия непосредственно приступила к инкорпорации экономик соседей в свою. Даже если бы у кого-то из политиков и были другие планы, взаимодействие экономик должно привести к доминированию сильнейшей из них. В данном случае – России. Остальное в условиях господства, при поддержке правительства, российского капитала должна доделать конкуренция: относительно более слабые предприятия Беларуси должны разориться, относительно более сильные – должны быть поглощены российским капиталом.

Такова стратегия, и россияне ее не очень и скрывают. Правда, с моей точки зрения, при всей теоретической красивости, на практике такая стратегия реализоваться не сможет. И одним из препятствий будет вступление России в ВТО. Правда, для нас радость тут невелика, поскольку это вступление нам приносит проблем еще больше, чем России. Поскольку, в дополнение к российским конкурентам, еще шире открывает ключевой для нас российский рынок для конкурентов из других стран. Но и российскому производству и без ВТО выдержать на своем внутреннем рынке конкуренцию импорта в большинстве отраслей удавалось только иногда. После вступления в ВТО список отраслей, где это удается, еще существенно сократится. По той обстановке, что сегодня складывается на российском рынке, выгодами от создания ЕЭП с одновременным вступлением России в ВТО скорее воспользуется иностранный капитал, чем российский.

Под "крышей" брата моего

Конечно, вступление в ЕЭП и подготовка к неизбежному вступлению в ВТО требует от нашего правительства большой работы по адаптации к их нормативным документам не только юридической базы, но и практики хозяйствования. Россия, вынудив подписать документы о создании Хозяйственного суда ЕЭП, не намерена здесь терпеть вольных трактовок, к которым так привыкла наша "вертикаль". Прогнозируя ее попытки вытягивать ресурсы из бизнеса привычными методами, Путин, по сути, предложил нашему бизнесу российскую "крышу" при переходе под российскую юрисдикцию в виде поддержки в Хозяйственном суде. Выдерживая наше правительство на "коротком поводке" необходимости регулярно выпрашивать следующий транш кредита ЕврАзЭС, Россия, по сути, диктует нам экономическую политику. И, несомненно, сделает все возможное, чтобы с этого "поводка" мы не сорвались.

Так что здесь возможности маневра для правительства очень ограничены. Поэтому чем скорее будет сделана эта работа – тем лучше: меньше ненужных конфликтов (которые мы все равно проиграем), больше ясности в подготовке плана действий в сложившихся условиях. Но проблема в том, что главная угроза для нашей экономики, как мне представляется, не в ограничениях ЕЭП или юридических коллизиях. Главная угроза – в тенденциях развития российской экономики.

Наша экономика настолько меньше российской, что наши попытки повлиять на ход ее развития были бы подобны попыткам согреть одним камином город. Ни наши удачи, ни наши проколы на ситуацию в России повлиять не могут. Нам остается только приспосабливаться.

Но если мы не можем повлиять на российскую экономику, она на нашу влияет очень сильно. И потому тенденции ее развития для нас принципиально важны. Что же мы имеем сегодня? В рамках этой статьи я не хочу даже рассматривать столь легендарное явление, как российская коррупция. Поскольку явление это скорее социальное, чем экономическое и представляет собой просто перераспределение прибыли или доходов. А что имеем в экономике?

Во-первых, Россия выглядит богатой. Имеет большие резервы, цветущие мегаполисы, высокие доходы населения. Но Россия – страна-рантье, проматывающая свое национальное богатство. Когда страна вывозит сырье и продукты его первичной переработки, а ввозит товары потребления – страна беднеет: сырье ушло, товары потреблены. Для ввоза следующей партии товаров нужно опять вывозить. Когда-то это закончится и для такой богатой ресурсами страны, как Россия.

Во-вторых, экономика России, по глобальным меркам, маленькая. Настолько маленькая, что Н. Рубини даже предложил исключить Россию из БРИК. "В России ничего нет, кроме нефти и коррупции" - заявил он. И, как всякая небольшая экономика, она очень сильно зависит от состояния экономики мировой.

В-третьих, Россия – страна олигархического капитализма. Концентрация капитала здесь очень велика. Как и его перенакопление в торговле, финансовом секторе, строительстве. Но эффективность и конкурентоспособность всех имеющихся крупных производств, частных и государственных, крайне низка.

В-четвертых, Россия – страна тотального импорта. Основным видом промышленного производства становится "отверточная сборка". Попытки локализации производства комплектации, как правило, малоуспешны: уходит либо цена, либо качество.

В-пятых, структура доходности инвестиций в России колониальная: максимальная доходность у инвестиций в торговлю, строительство, финансовый сектор. Межотраслевой перелив капиталов не работает. Не находящие применений в стране накопления вывозятся.

В-шестых, научно-технический потенциал России ничтожен. Этот потенциал определяется не наличием научных кадров или лабораторий (это пока есть), а наличием функционирующих цепочек по выработке знаний от теории до технологии. Таких цепочек почти нет, и имеющиеся научные кадры работают в составе чужих цепочек, на Запад или на Китай. За российские деньги – на чужие бюджеты.

Руководители России все эти проблемы прекрасно осознают. Реиндустриализация страны рассматривается как первоочередная национальная задача начиная с 2000 года. Но кардинальных сдвигов, несмотря на обильное финансирование проектов, до сих пор не произошло. Провалилась концепция модернизации Чубайса (привлечение иностранного капитала к модернизации отдельных технологических звеньев за счет создания для них тепличных условий), в РАО ЕЭС она не сработала, и модернизацию энергетики приходится вести государству. Практически провалилась концепция Путина (модернизация силами госкорпораций). Действующая сегодня концепция развития промышленности России заведомо неэффективна, но пользуется поддержкой могущественных лоббистов (поскольку обильно финансируется). Последний писк экономической мысли России, "Программа 2020", выглядит не убедительнее своих предшественниц.

Неприятно, но факт

Что здесь может изменить создание ЕЭП? Сказки, что его создание расширит рынки: они и так де-факто были доступны. Прошло упорядочение таможенных тарифов, идет унификация в хозяйственном законодательстве. Полезно, конечно, но, по большому счету, ничего не решает. Ну, Россия несколько расширит поле деятельности своих финансово-промышленных групп. Организует от нас массовый ввоз трудовых мигрантов (там сегодня большой дефицит рабочей силы), импорт бизнесов. А что для нас?

Конечно, в условиях нашего кризиса и кредит ЕврАзЭС, и скидка в цене на газ – спасение. А все остальное, что с нас выдавили, цена за это спасение?

Как наше правительство себе представляет деятельность наших слабых, сплошь имеющих недокапитализацию, предприятий в общем экономическом пространстве с такой Россией? Ведь даже плана реформ, адаптации к российским условиям, пока не потрудились придумать. Ведь наши, все еще совковые предприятия, просто передавят в конкурентной борьбе. И совершенно зря власть надеется, что богатые россияне модернизируют наши предприятия: экономически эффективнее для них будет создать аналогичные в России, переманив необходимый минимум кадров.

ЕЭП – свершившийся факт. Надо приспосабливаться. Но приспосабливаться можно по-разному. Нужно переходить от управления предприятиями к управлению госкапиталом. Нужно идти на рационализацию госпредприятий. Нужно срочно выработать закон о частно-государственном партнерстве и определить направления его первоочередного применения. Нужно многое-многое другое, что должен показать тщательный анализ.

А можно ничего этого и не делать. Согласно известной мудрости: если насилие неизбежно, надо расслабиться и постараться хотя бы получить удовольствие. Можно съесть кредиты, срочно распродать предприятия (тем же россиянам, которые так падки на халяву), провести еще пару девальваций. Не забыть и себе какой заводик прихватить. Не всем, конечно, но некоторым от такого "выхода из кризиса" удовольствие получить может и удастся.

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года


 
-10%
-10%
-16%
-35%
-10%
-10%
-30%
-40%
-10%
0071710