Екатерина Синюк,

Беларусь, как и Россия, может перейти к активному внедрению регулятивной реформы, отметил 29 марта на семинаре в Минске директор российского Центра ОРВ Института государственного и муниципального управления Высшей школы экономики Даниил Цыганков. По его словам, Владимир Путин недавно высказывался о необходимости такой реформы в России и, вполне возможно, в ближайшем будущем при президенте будет создан национальный совет по оценке регулирующего воздействия (ОРВ). Или, проще говоря, совет по борьбе с бюрократией с пользой для экономики, бизнеса и социального благополучия. Возможно ли такое в Беларуси?

Суть реформы заключается в том, что в стране появляется определенный орган, который не дает принимать какие-либо законы или подзаконные акты, не просчитав их выгоду.

"В процессе разработки законодательного акта должны определяться не только затраты бюджета, но и с использованием передовых методологий в денежном выражении должна исчисляться сумма возможных затрат и выгод всех субъектов, - объясняет Цыганков. - Это позволяет определить "экономическое благополучие" общества, т.е. когда для всех членов общества общая сумма выгод от введения регулятивных мер будет больше, чем совокупный объём издержек".

Например, если государство хочет сдерживать рост цен путем их регулирования, то, с одной стороны, это хорошо для покупателей, поскольку они могут экономить. Но, с другой стороны, при определенных условиях это может привести к исчезновению товаров с полок магазинов, что будет вызвано невыгодностью таких цен для производителей. В конце концов, все остаются в проигрыше.

Более того, язык правотворчества должен быть ясным для всех, а не только для юристов. “Законы понимать должен как человек со специальным образованием, так и владелец небольшого магазинчика”, - говорит Цыганков.

Беларусь, по словам эксперта, уже частично участвует в совместной с Россией реформе – посылает в Департамент ОРВ проекты технических кодексов Таможенного союза. Он также отметил, что регулятивная реформа стартовала и внутри страны, правда, негласная. “Об этом в конце прошлого года заявил ваш заместитель премьер-министра Сергей Румас”, - отмечает Цыганков.

Как оказалось, Сергей Румас также является сторонником ОРВ. Более того, отмечал он в конце прошлого года в интервью журналу "Юрист", “Беларусь по-прежнему является одним из наиболее активных реформаторов среди стран своего региона, значительно опережая Россию и Украину".

“Сегодня, на смену "волне" тотального дерегулирования, охватившей мировую экономику в 1980-х годах, приходят новые, более взвешенные подходы к решению проблем регулирования экономики, а дерегулирование становится следствием формирования и распространения в разных странах нового (и весьма прогрессивного по своей сути) типа экономической политики, ядром которой выступает оценка регулирующего воздействия. Общую направленность данного типа экономической политики кратко можно выразить следующим образом: регулировать не меньше, а лучше", - говорил Румас.

"Хотя на сегодняшний день и нет официальных заявлений о том, что в Беларуси стартовала регулятивная реформа, фактически в настоящее время страна переживает первый ее этап, - заявил он. - Наша цель - обеспечение прозрачности проводимой политики, повышение степени доверия к государственным органам со стороны граждан, бизнес-сообщества и, что также очень важно, международных организаций и зарубежных инвесторов".

По его словам, основу “негласной” реформы положила директива № 4 ”О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь“, которая стимулировала либерализацию экономики, дебюрократизацию, упрощение административных процедур, совершенствование осуществляемой государственными органами нормотворческой деятельности, новое качество взаимодействия органов государственного управления с бизнес-сообществом. "Все это в общей сложности дает основание считать, что страна уже сделала ряд серьезных шагов на пути к новому качеству регулирующего воздействия", - уверен Румас.

Даниил Цыганков отмечает, что, возможно, это является стартом, но гораздо более эффективным может стать реально действующая реформа с введением конкретного госоргана.

С прошлого года в России для оценки регулирующего воздействия стал действовать специальный Департамент ОРВ, который был создан на базе Минэкономразвития России. Как реформа работает на практике, Цыганков объяснил на недавнем российском примере:

“Наше Минприроды выпустило проект нормативного акта, в соответствии с которым субъекты предпринимательской деятельность должны были сдавать отчеты о том, как они защищают природу и не наносят ей вред. И Минэкономразвития посчитало, что российское Минприроды будет получать в год порядка 300 тысяч отчетов, и задало вопрос: а кто будет их читать? Минприроды не смогло ответить на этот вопрос. Тогда Минэкономразвития сказало еще больше: вам надо нанять еще 1200 человек: если в день каждый будет читать по 1 отчету, то тогда вы только и справитесь. И тогда Минприроды отозвало свой акт вообще”.

Эксперт подчеркивает, что для получения выгоды для страны и населения в специальный орган должны поступать “все проекты нормативных правовых актов (в т.ч. ведомственных и проекты постановлений правительств, законопроекты, поправки и т.д.), которые касаются контрольных и надзорных мероприятий, а также технического регулирования и безопасности процессов производства).

“Если этот орган будет видеть, что тот или иной акт может обременить бюджет и следом – население, то проект должен выноситься на публичные консультации с бизнесом. В рамках департамент ОРВ такие консультации уже проводятся: они публикуются на сайте Минэкономразвития, и весь ход можно отследить на сайте, - говорит Цыганков. – Сейчас на эти консультации у нас дается 15 дней (в странах Евросоюза, где советы по ОРВ действуют, – 2 месяца.TUT.BY). Однако поскольку до сих пор в стране существует бумажный оборот документов, и бизнес-ассоциации должны учесть мнения регионов, 15 дней слишком мало”.

При этом эксперт признает, что в настоящий момент многие министерства выступают против национального совета – несмотря на то, что российское Минэкономразвития недавно сообщило, что уже остановило до 50% “вредоносных” нормативных актов. “Они говорят, что, мол, такая оценка и без того проводится. Иногда госорганы просто не посылают на отзыв в Минэкономразвития. Каждые 3 месяца департамент разбирает случаи, почему то или иное ведомство без проверки зарегистрировало сразу акт в Минюсте”, - делится опытом Даниил Цыганков.

Кстати, Департамент ОРВ, по словам эксперта, уже высчитал и сумму "ущерба" для бюджета страны при введении отдельной структуры.

“Сейчас зарплата Департамента ОРВ в год - около 40 млн рублей (российских. - Ред.). Минэкономразвития отчиталось, что они остановили “вредных” актов на 10-12 млрд рублей. У большинства крупных бизнес-ассоциаций сейчас заключено соглашение с Минэкономразвития на получение прогноза. По опыту корпорации МТС могу сказать: МТС затратил 12-13 млн рублей за год, и “отбить”, по их словам, удалось 20 млрд”.

С целом стоимость введения национального совета при президенте, отметил Цыганков, в год будет составлять 110-120 млн рублей, а возможные снижения “регуляторного бремени” - 300-400 млрд.

-30%
-20%
-28%
-20%
-20%
-70%
-10%
-30%
-62%
-30%
0061173