Александр Обухович, специально для TUT.BY

 
Партнер рубрики
В оценках хода развития мирового экономического кризиса, чем дальше, тем больше превалирует принцип Мерфи: "Если вам кажется, что дело идет на лад, значит - вы что-то не заметили". Вот и нынешний этап развития кризиса характерен тем, что, по крайней мере, один из мировых центров экономической силы, ЕС, вынужден отказаться от стандартных кейнсианских методов преодоления циклических кризисов. В этом – суть нынешней позиции Германии, которая ужесточается день ото дня.

В полном соответствии с тезисом, что бытие определяет сознание, и в идейно-теоретическом осмыслении складывающейся реальности происходят тектонические сдвиги. И если на форуме "Давос-2011" еще царил сдержанный оптимизм, на недавно прошедшем "Давосе-2012" уже шла речь о кризисе капитализма как такового. Председатель форума "Давос-2012" профессор Клаус Шваб даже констатировал, что капитализм находится в системном кризисе и "уже не соответствует миру вокруг нас". Там поднимали и тему социальной справедливости, возрастающий разрыв между доходами богатых и бедных. Идея переосмыслить экономическую систему стала лейтмотивом форума, что вызвало взрыв энтузиазма у наших, скрытых и явных, эпигонов КПСС. И даже адепты нашей провалившейся "социально-экономической модели" в этом кризисе капитализма пытаются найти оправдания своих безумств.

Старые песни на новый лад

Господа-товарищи могут успокоиться: разговоры о социальной справедливости и замене капитализма какой-то другой системой со стороны власть имущих так разговорами и останутся. Это – просто дань настроениям масс, сбитых с толку многолетним "промыванием мозгов" о демократии как способе обеспечить социальную справедливость. Не только у нас, но и во всем мире электорат надеется продиктовать власти свое представление о справедливом мироустройстве. И нигде никакими выборами эти надежды не реализовывались. Впрочем, и варианты типа "арабской весны" тоже в этом плане бесперспективны: их плоды к социальной справедливости отношения не имеют.

С моей точки зрения, речь идет даже не о кризисе капитализма. Просто изжила себя та его модель, которая называлась "постиндустриальное общество".

Для того чтобы страны "золотого миллиарда" могли поддерживать сложившийся уровень жизни населения, производимые у них товары и услуги должны продаваться по ценам, включающим и высокие зарплаты основной массы населения, и высокие налоги, да еще и прибыль обеспечивать. Это было возможно, пока Запад имел достаточно большое технологическое преимущество над остальными странами. Сегодня - получается намного дороже, чем если эти товары произвести в Китае или Бразилии. В условиях нынешнего кризиса перепроизводства и продолжающейся экспансии Китая достаточных рынков сбыта такого рода товаров в мире просто нет. И, что самое плохое для лидеров стран Запада, стандартные меры стимулирования спроса через накачку госрасходов себя исчерпали. Уж слишком велики госдолги и слишком много средств требуется на их обслуживание.

Ситуация не новая. Первая мировая война и Великая депрессия привели к окончательной гибели той модели империализма, относительно которой В.И. Ленин писал работу "Империализм как высшая и последняя стадия капитализма". Следующая модель, госмонополизм, высшей стадией которого был американский капитализм 50-х, зашел в тупик и умер после кризиса 1968 года и целой серии кризисов 1970-80 годов. Возникшее на его руинах "постиндустриальное общество" в условиях развившейся глобализации оказалась не в состоянии справиться с нынешним циклическим кризисом. Что дальше?

До сих пор смена модели капитализма совпадала с технологическим рывком. Индустриализация Англии в XVII веке позволила ей опередить более богатых Францию и Голландию, на полтора века став лидером капиталистического мира. Появление конвейера и на его базе крупных корпораций и государственно-монополистических объединений, позволило в 30-е стать лидером США. Но широкое распространение станков с ЧПУ сделало крупные вертикально интегрированные корпорации неэффективными, позволив на сравнимой технической базе провести индустриализацию Юго-Восточной Азии.

С этим вызовом Запад надеялся справиться, попытавшись внедрить "постиндустриальное общество". Такую организацию производства, когда "цеха" могли размещаться на периферии, а "заводоуправления" и основная часть прибыли оставались в ведущих странах.

По замыслам идеологов "постиндустриального общества", общая схема функционирования мировой экономики должна была бы выглядеть следующим образом:

- страны, поставляющие сырье. Полностью или частично в обмен на сырье завозят товары потребления. Сырье, даже в земле, - часть национального богатства. После окончания цикла национальное богатство поставщика сырья уменьшается: сырье ушло, товары потребления потреблены. А национальное богатство стран Запада (всегда причастных к поставкам товаров потребления) – возрастает. Хотя бы за счет прибыли;

- страны, поставляющие комплектацию и трудоемкие товары потребления. Предполагалось, что в основном - с филиалов западных фирм. Высокие цены на западное оборудование, низкие – на экспортируемую продукцию, доходы от капитала и от финансового обслуживания товарных потоков должны были, по замыслу, переводить значительную часть конечной прибыли от производства на Запад;

- Запад хотел бы оставить у себя маркетинг, финансовые услуги, инжиниринг, производство сложного оборудования с высокой добавленной стоимостью, НИОКР, товары класса "люкс".

А Китай против

Такая структура мировой экономики должна была позволить узкой группе ведущих стран контролировать, по сути, всю мировую экономику. И для небольших стран схема в целом работала. Тем более, что ее дополняла система выкачивания из периферии людских и финансовых ресурсов. Но Китай, ставший "мировой фабрикой" и надежно контролирующий доступ иностранных товаров на свой необозримый рынок, с таким разделением труда и прибыли не согласился.

Проведя техперевооружение своей промышленности до сравнимого с Западом уровня, создав собственные товаропроводящие сети по всему миру, беззастенчиво копируя продукцию западных фирм, не стесняясь демпинга, Китай не только заполонил рынки периферийных стран, но и успешно атаковал внутренние рынки стран Запада. К тому же, накопив ресурсы, Китай почти не пользуется финансовыми услугами Запада. И по проложенному им пути успешно двинулись и Индия, и Бразилия.

Но путь этот доступен только для стран с большим защищенным внутренним рынком. Для небольшой страны самостоятельный выход на мировые рынки, без опоры на серию внутри страны, крайне проблематичен. Небольшие страны, если не входят в состав региональных объединений, перед контролируемым Западом рынком беззащитны. Может, и этим объясняется поддержка Западом любого дробления крупных стран под лозунгом "права наций на самоопределение". Правда, в кризис и вхождение в состав объединений ни от чего не гарантирует. В целом в мире развивается процесс, который можно назвать процессом муниципализации государств: на самостоятельную экономическую политику становятся способны все меньшее число стран. Остальные вынуждены просто приспосабливаться.

Яркий пример – Греция, которой, из евросолидарности, страны ЕС одолжили большие деньги. Но как правительство ни экономит, сокращая расходы, долги не уменьшаются. Чтобы их сократить, необходимо больше производить (и продавать!) товаров или услуг. Но в туризме Греция проиграла конкуренцию Турции, Египту, Испании. И не существует товаров (кроме оливок), которые в Греции лучше производить, чем в Китае, Турции или Польше.

В результате ни правительство Греции, ни компетентные комиссии ее кредиторов так и не смогли придумать, какие инвестиции нужны Греции, чтобы выйти из долгов.

Точно в таком же положении США, Италия, Испания, Португалия. Шаг за шагом Китай, Бразилия, Индия вытесняют их с одной товарной позиции за другой. Рост денежных доходов за счет финансовых услуг не создает в этих странах нужного числа рабочих мест с соответствующим местным стандартам уровнем оплаты. Тем более, что эти доходы достаются очень немногим.

Снижение уровня жизни достаточно широких слоев населения стало в странах Запада неизбежностью. И рабочие места, где возможна высокая оплата, становятся во всем мире существенным дефицитом. И каждое правительство теперь будет за них бороться.

Банкет – за свой счет

Именно на этом фоне правительство Германии и взяло курс на свертывание поддержки уровня жизни в странах ЕС за свой счет: это просто бесполезно. Уже страдают Греция, Ирландия и Венгрия, на очереди – Португалия, Испания, Италия, страны Балтии. Поскольку, в условиях глобализации и быстрого роста экономик Китая, Индии, Бразилии, традиционного выхода из обычного циклического кризиса, похоже, не существует.

Тем не менее пока каждый раз капитализм ответ на вызовы времени находил. Похоже, справится и на этот раз. Правда, смена модели – дело не одного дня. Пока каждый раз для этого требовалось более 10 лет. А пока мы наблюдаем арьергардные бои капитализма старой модели с ростками нового, только нарождающегося. Контуры этого "наступившего грядущего" еще не ясны, борьба за них идет ожесточенная.

А у Беларуси – свой путь. Сдерживая зарплаты, размазывая фонд оплаты на множество заведомо лишних рабочих мест, выталкивая этим квалифицированную рабочую силу из страны, наше правительство заталкивает страну в тупик типа греческого. Когда внешние кредиторы раз за разом будут заставлять снижать потребление населения.

Стартовые условия для рывка у нас намного лучше, чем были у азиатов (Японии, Кореи, Тайваня, Малайзии, Китая). Но, не имея государственной промышленной политики, при остром дефиците ресурсов для развития, под давлением российского торгово-спекулятивного капитала, шансов для успешного рывка нет. Так что, будем ждать, пока и промышленную политику, и уровни зарплат, и размеры финансирования социалки нам соседи продиктуют?

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года

 
-20%
-20%
-20%
-25%
-15%
-10%
-20%