1. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  2. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  3. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  4. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  8. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  9. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  12. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  13. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  14. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  17. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  18. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  19. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  20. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  21. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  22. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  23. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  24. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  25. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  26. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  27. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  30. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?


Дмитрий ЗАЯЦ,

Нововведения в Налоговом кодексе, которые белорусские бизнесмены увидели после нового года, вызвали у них неприятные ощущения. Больше всего смутило введение контроля за так называемым трансфертным ценообразованием. С одной стороны, законодательные новшества соответствуют мировой практике. Однако отечественный бизнес настораживает тот факт, что новый инструмент контроля появился у налоговых органов неожиданно, безо всякого обсуждения этого вопроса с деловым сообществом.

Как снег на голову

Под трансфертное ценообразование подпадают сделки, при заключении которых применялись цены, серьезно отличающиеся от рыночных.

С 2012 года налоговые органы Беларуси получили право сопоставлять цены, применяемые в некоторых сделках, с рыночными ценами и, в случае обнаружения расхождений, корректировать налоговую базу для налога на прибыль, если это приведет к увеличению данного налога.

Сделки, в которых цены могут быть проверены, подразделяются на две категории. К первой относятся договоры реализации недвижимости, ко второй — внешнеторговые договоры.

Налоговая сможет предъявить претензии в том случае, если стоимость реализации недвижимого имущества была ниже рыночной цены более чем на 20%. В случае с внешнеторговыми договорами санкции могут последовать в случае, когда стоимость реализации товаров отклоняется (в большую или меньшую сторону) более чем на 20% от рыночной цены.

Бизнес-сообщество отрицательно восприняло появление этой нормы в налоговом законодательстве. Председатель Белорусского союза предпринимателей Александр Калинин говорит, что положение о трансфертном ценообразовании оказалось для бизнеса неожиданным нововведением.

"Норма свалилась как снег на голову, никто ее с бизнесом (в нарушение директивы № 4) до принятия не обсуждал", — подчеркнул в интервью Naviny.by Александр Калинин.

В свою очередь, представители Минфина Беларуси говорят, что ничего страшного в этой норме нет, и добавляют, что контроль за трансфертным ценообразованием — мировая практика.

Специалисты аудиторской компании Ernst & Young подготовили обзор изменений в налоговом законодательстве, многие из которых вступили в силу с 1 января 2012 года. Руководитель налоговой и юридической практики Ernst & Young в Беларуси Андрей Чумаков подтверждает, что контроль за трансфертным ценообразованием — достаточно распространенная практика.

"Законодательство многих стран мира предусматривает контроль за трансфертным ценообразованием. Поэтому с этой точки зрения Беларусь приводит свое законодательство в соответствие с той практикой, которая сложилась в мире. С другой стороны, белорусскому бизнесу, безусловно, необходимо иметь в виду, что у налоговых органов появился теперь новый инструмент контроля", — говорит Андрей Чумаков.

Эксперт не ожидает, что в ближайшее время начнутся какие-то серьезные трения между бизнесом и налоговыми органами по этому вопросу.

Во-первых, отмечает Андрей Чумаков, у появившейся нормы пока будет относительно узкое применение. Контроль за трансфертным ценообразованием в 2012 году будет распространяться только на сделки с недвижимостью и внешнеторговые сделки, связанные с экспортом и импортом товаров (на сумму свыше 20 млрд рублей).

"Во-вторых, пока еще не наработана правоприменительная практика. Сами налоговые органы, я думаю, еще будут разбираться, как эту норму применять на практике", — отмечает Андрей Чумаков.

Однако с учетом того, что норма о контроле за трансфертным ценообразованием в законодательстве появилась, эксперт рекомендует предпринимателям "быть осторожными и в процессе ценообразования учитывать этот фактор".

Минфин Беларуси объясняет появление новой нормы стремлением контролировать сделки, которые могут быть использованы для занижения налогооблагаемой базы. Проще говоря, фискальные органы хотят пресекать случаи, когда товары, например, продаются по завышенной цене для снижения налога на прибыль.

Вместе с тем, отмечает Андрей Чумаков, несмотря на нововведения в Налоговом кодексе, у белорусских предприятий должно оставаться право быть гибкими в процессе ценообразования.

"Налоговый кодекс оговаривает, что при определении рыночной цены используется большое количество факторов. Речь не идет о том, что если все продают за 100, а ты продал за 50, то ты уже нарушил закон. Если ты сможешь привести обоснованные аргументы, почему продал за 50 (к примеру, имеются особые условия поставки или сроки исполнения обязательств отличаются от обычных, или предприятие решило освоить новые рынки), то такие сделки, по крайней мере теоретически, не должны иметь негативных последствий для бизнеса", — говорит Андрей Чумаков.

Им непонятно, как их будут проверять

Бизнес-ассоциации, в свою очередь, говорят, что их беспокоит именно практическая сторона возникшего вопроса. Во-первых, смущает тот факт, что ценовым контролем займется именно налоговая.

"Функции ценового контроля теперь будет осуществлять Министерство по налогам и сборам. Это совершенно новая постановка вопроса. Раньше ценовой контроль не входил в функции данного министерства", — подчеркивает Александр Калинин.

По мнению руководителя бизнес-союза, контроль за трансфертным ценообразованием может негативно отразиться на деятельности предприятий.

"Риски для предприятий связаны с колоссальными штрафными санкциями. Более того, ситуация, когда неожиданные вещи появляются в налоговом законодательстве, ведет к ухудшению инвестиционного климата", — убежден Калинин.

Председатель правления Белорусской автомобильной ассоциации Сергей Михневич также обеспокоен возможными последствиями появившихся изменений в налоговом законодательстве.

"Вопрос о том, как ценовой контроль, который появился в налоговом законодательстве, будет осуществляться на практике. Получается, что налоговые органы вправе сегодня ставить под сомнение сделки, по которым у них могут возникнуть вопросы с точки зрения адекватности цен закупки либо реализации. Нам непонятно, как это будет работать", — подчеркивает Михневич.

Он обращает внимание, что автомобильный бизнес, в частности, подпадает под установленный ценовой контроль. Ведь основной объём легковых автомобилей в Беларусь импортируется, то есть реализуется в рамках внешнеторговых договоров.

"У нас большие объемы по импорту. Соответственно, под сомнение могут ставиться цены приобретения автомобилей. Кто и как будет оценивать, соответствует ли стоимость ввезенных автомобилей рыночным ценам, непонятно. В то же время отклонение от рыночных цен более чем на 20% будет приводить к доначислению налогов. Такая практика может просто обанкротить бизнес", — полагает Сергей Михневич.

В общем, сложилась противоречивая ситуация. С одной стороны, четкого механизма определения рыночных цен нет, и это нервирует бизнес, так как за нарушение ценообразования предприятиям грозят нешуточные санкции. С другой стороны, как мы отметили выше, контроль за трансфертным ценообразованием — мировая практика. Вопрос только в том, почему мы в данном случае перенимаем эту практику втайне от отечественного бизнеса, который до нового года ничего не знал о грядущих изменениях.
-10%
-10%
-40%
-15%
-30%
-10%
-10%
-20%
-20%
-18%
0070970