1. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  2. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  3. В Tinder появились профили студентов, которые сейчас в СИЗО. Как так получилось
  4. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  5. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  6. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  7. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  8. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  9. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  10. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходило в Беларуси 27 января
  11. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  12. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  13. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  14. В Беларуси за сутки 1651 новый случай COVID-19 и десять смертей
  15. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  16. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  17. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  18. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  19. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  20. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  21. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  22. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  23. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  24. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  25. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  26. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  27. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  28. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  29. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  30. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч


Дмитрий ЗАЯЦ,

Планы правительства и Нацбанка на будущий год предусматривают коренной пересмотр экономической политики. Речь идет о сворачивании высоких темпов льготного кредитования, снижении до минимума темпов роста ВВП, прекращении эмиссии. Почему возникла необходимость таких мер и что будет, если государство откажется коренным образом менять экономическую политику? Интернет-газета Naviny.by постаралась найти ответы на эти вопросы у экономистов, в банковских кругах и в госорганах.

Старая политика рождает новый курс

Беларусь в нынешнем году заплатила очень высокую цену за ошибки в экономической политике. За искусственный (предвыборный) рост зарплат, выполнение директивных показателей в 2010 году мы "расплатились" весенней девальвацией.

Поменяй правительство экономическую политику еще в мае, дальнейшее обесценивание белорусского рубля можно было бы остановить. Но одной девальвации нам оказалось мало. В мае, когда Нацбанк оценивал равновесный обменный курс на отметке 5000 рублей за доллар, мы продолжали заниматься эмиссией, мы отказывались пересматривать финансирование "прожорливых" госпрограмм. Летом мы не останавливались, мы "работали" на новую девальвацию.

"Майская девальвация привела к снижению реальных доходов населения, что вызвало сокращение внутреннего спроса на импорт. Однако в части финансирования государственных инвестпрограмм ситуация мало изменилась. Бюджетные средства на такие программы выделялись, и поэтому спрос на импорт со стороны предприятий летом этого года сохранялся", — объясняет заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси Александр Готовский.

Летом этого года Нацбанк перестал размещать эмиссионные деньги в коммерческих банках для финансирования госпрограмм. Место центрального банка занял Минфин. Правительство "влило" в банковскую систему в июне-июле почти три триллиона рублей, причем наибольшую часть (почти 2,2 трлн рублей) — в июле.

"В июле мы вкачали рубли в экономику, а в августе получили совсем другой курс", — констатирует Александр Готовский.

Напомним, что в июле курс доллара на черном рынке находился в районе 6200-6500 рублей, а в августе резко вырос, превысив 8000 рублей. Окончательный результат летней девальвации мы получили на этой неделе: вместо 4930 рублей в мае официальный курс доллара 20 октября составил 8680 рублей.

Столь резкое изменение курса белорусского рубля, на первый взгляд, несколько удивительно. Государство ведь и раньше активно занималось эмиссионным кредитованием экономики, но это в былые времена не вызывало столь резкой девальвации белорусского рубля. В 2008-2010 гг. эмиссионные ресурсы (средства Нацбанка) в пассивах коммерческих (государственных) банков увеличились почти на 21 трлн рублей. Но кроме 20-процентной девальвации рубля в начале 2009-го мы других неприятностей с курсом национальной валюты в 2008-2010 гг. не имели.

"В 2008-2010 годы курс белорусского рубля нам удавалось держать за счет внешних заимствований. Вначале мы привлекали кредитные ресурсы России, в 2009-м году брали кредиты у МВФ. Начиная с мая 2010 года Нацбанк проводил СВОП-сделки с коммерческими банками, которые позволили центробанку привлечь несколько миллиардов долларов", — констатирует экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук.

Зато в текущем году государству не удалось найти достаточное количество валюты для поддержания тающих золотовалютных резервов. Январское размещение еврооблигаций на 800 млн долларов является пока самым крупным займом, который был получен Беларусью в 2011 году. Оказавшись практически на голом вассере и сохранив прежнюю расточительную экономическую политику, мы за полгода обесценили белорусский рубль почти в три раза.

В настоящее время, к счастью, к властям пришло понимание, что экономическую политику следует менять. Представители правительства и Национального банка уже твердо говорят о том, что в 2012 году нужно проводить жесткую денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику.

"Мы считаем, что денежно-кредитная политика в следующем году должна быть жесткой. Эмиссионных кредитов Нацбанк в будущем году не собирается выдавать", — сообщила в минувший четверг председатель правления Нацбанка Надежда Ермакова, отвечая на вопрос БелаПАН.

Планы Совета министров на 2012 год, по данным Naviny.by, говорят о том, что и в Доме правительства готовы придерживаться принципиально иного экономического курса. Эксперты в госорганах предлагают сделать 2012-й периодом макроэкономической стабилизации и не ставить во главу угла темпы роста ВВП.

По мнению информированных экспертов, которые проводили расчеты, если на фоне существующих кризисных явлений в экономике продолжить заниматься эмиссией, то вместе с высокими темпами роста ВВП в 2012 году мы можем получить шокирующий курс — 20 тыс. рублей за доллар.

Как деньги нельзя тратить


Чтобы достичь макроэкономической стабилизации, необходимо, прежде всего, решить несколько задач. Во-первых, нужно снизить уровень инфляции. По уровню роста цен Беларусь в 2011 году стала безусловным лидером в СНГ. Высокие инфляционные процессы создают непредсказуемые условия работы для бизнеса и быстро снижают уровень жизни населения.

По итогам 2011 года эксперты в госорганах ожидают инфляцию на уровне 118% (то есть речь идет о гиперинфляции). В будущем году инфляцию можно удержать в пределах 20%, считают в Нацбанке. В коммерческих банках также полагают, что инфляционные процессы могут замедлиться, однако, добавляют там, для этого необходимо пересмотреть проводимую экономическую политику.

"Выход на единый курс белорусского рубля является положительным шагом с точки зрения снижения инфляционных процессов в стране. Множественность курсов белорусского рубля порождала высокие девальвационные ожидания, и это приводило к постоянному росту цен", — объясняет Naviny.by ситуацию банкир крупного частного банка.

Теперь, добавляет он, оснований для инфляционных процессов стало меньше.

"Однако проблема сохраняется в том, что Нацбанк хоть полностью и прекратил денежную эмиссию, новая рублевая масса в экономике появляется. Откуда? Из Минфина, который начинает снимать рубли со своих банковских счетов и вливать их на внутренний рынок. Такая ситуация порождает новые девальвационные и инфляционные процессы в стране", — убежден директор департамента коммерческого банка.

По мнению наблюдателей, объём наличных денег в обращении вырос в сентябре на триллион рублей в связи с тем, что государство выделило населению помощь в 500 тыс. рублей "для сезонной закупки овощей". В период высоких инфляционных процессов, полагают банкиры, необходимо прекратить повышать зарплаты, так как в сегодняшних условиях эти деньги сразу же уйдут на потребительский рынок, что вызовет новые инфляционные процессы.

Второе направление в деятельности властей, которое должно быть коренным образом в 2012 году пересмотрено, — финансирование госпрограмм. Ситуация после майской девальвации наглядно показала, что необдуманные траты денег на госпрограммы в условиях дефицита валюты могут обвалить курс белорусского рубля.

По мнению экспертов, сегодня необходимо в корне пересмотреть условия финансирования госпрограмм. "Нужно провести аудит всех госпрограмм и оценить эффективность каждой. Соответственно, только те, которые приносят реальный экономический эффект, нужно поддерживать", — предлагают банкиры.

Экономист Дмитрий Крук разделяет такое мнение. "Нужно в этом вопросе дать больше свободы банкам, которые смогут оценить кредитную историю заемщиков и определить, кому можно выделять ресурсы, а кому нет", — отмечает эксперт.

В свою очередь, Александр Готовский отмечает, что в белорусских госпрограммах зачастую доминируют социальные цели.

"Многие госпрограммы у нас, как правило, ориентированы либо на строительство соцобъектов, либо на поддержку слабых предприятий для сохранения рабочих мест", — констатирует экономист. Соответственно, экономического эффекта от ряда госпрограмм ждать просто не приходится.

Вместе с тем печальный опыт этого года показал, что тратить деньги нужно с умом. Если речь идет о социально значимых проектах, то они должны финансироваться из тех средств, которыми располагает бюджет. Если проекты окупаемы, их профинансировать почти всегда готовы банки. А вбрасывать по любому поводу рублевую массу в экономику не стоит. Мораль этого года звучит коротко: чем больше рублей в экономике, тем меньше на них можно что-то купить.
-50%
-15%
-20%
-21%
-30%
-10%
-10%
-20%
0071926