1. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  2. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  3. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  4. Журналиста TUT.BY Катерину Борисевич перевели из Жодино в СИЗО Могилева
  5. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  6. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  7. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  8. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  9. Один из лидеров минского «Динамо» покинул команду
  10. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  11. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  12. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  13. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  14. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  15. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  16. Будет учтено «все происходящее в стране»: представитель ЕС рассказал, когда ждать четвертый пакет санкций
  17. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  18. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  19. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  20. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  21. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  22. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  23. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Какой была Радуница на маленьких кладбищах Минска
  24. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  25. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  26. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  27. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  28. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  29. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  30. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами


Андрей Коровайко,

Беларусь уже довольно давно говорит о необходимости повышения инвестиционной привлекательности нашей страны, о привлечении инвестиций в экономику, о приватизации госсобственности.

Могут ли доверять потенциальные инвесторы стране, органам госуправления? Какие гарантии им сулит государство, и получают ли они их на деле? С какими рисками связано инвестирование в белорусскую экономику частного капитала? Насколько зависит инвестиционная привлекательность от степени защиты приобретаемой собственности? Что на деле происходит с собственностью, переданной в частные руки?



О нескольких конкретных случаях зрителям TUT.BY-ТВ рассказал председатель Республиканского общественного объединения "Белорусская научно-промышленная ассоциация" Александр Швец. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (14.55 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Насколько действительно у нас заботятся об инвестиционной привлекательности?

Я бы начал со стратегического взгляда. За эти полгода всем нам: бизнесу, власти, гражданам - не лишне подумать, насколько конкурентоспособна наша страна на постсоветском рынке. Это становится особенно актуальным на территории Единого экономического пространства, которое образуется с 1 января 2012 года, и Таможенного союза, который действует с 1 июля. Несомненно, экономическая модель, которая сейчас существует в Беларуси, имеет не только недостатки, но и преимущества. Преимущества – это хорошее администрирование, возможность быстро решать те или иные вопросы.

Недостатком является то, что мы зациклились на своих преимуществах и не видим недостатков: чрезмерную государственную собственность, протекционизм в сторону государственных предприятий, которые за последние 10 лет приобрел угрожающие размеры. Недостатки, которые раньше казались терпимыми, сейчас все более и более отрицательно влияют на нашу экономику. Конкурентоспособность страны – это то, насколько наши товары и предприятия будут конкурентоспособны на общем рынке Единого экономического пространства. Важно, насколько белорусский бизнес, получив общий рынок Казахстана, России и Беларуси, будет смотреть, как оптимально организовать свое местонахождение, резидентом какой страны общего рынка стать. На самом деле эти вопросы очень важны для нашей страны.

Задача всех органов госуправления, правительства, общественных объединений – совместно поработать над рисками. Надо узнать, насколько мы отличаемся по этим параметрам от наших коллег в Казахстане и России. Мы можем взять самую чувствительную отрасль, которая может дать быстрый рост отрицательных или положительных последствий. Я считаю, что это налоговая система. Зачастую наши коллеги из Министерства финансов на наши предложения оптимизировать налогооблагаемую базу и сравнить ее с базой наших коллег в Казахстане и России начинают говорить, что у последних есть минеральные ресурсы. У них есть газ, нефть, за счет которых они могут жить. У нас таких ресурсов нет, и мы вынуждены собирать больше налогов.

Это невозможно объяснить бизнесу, который, в общем-то, в рамках Единого экономического пространства освобождается и может перетекать. С одной стороны, мы понимаем наших партнеров из Министерства финансов, налогового министерства: нам надо финансировать социальные программы. Но с другой стороны, где гарантия, что мы вообще соберем эти налоги?

Кто вообще придет сюда платить налоги, если можно организовать бизнес под Смоленском?

Беларусь привыкла решать вопросы административными, оперативными шагами: условно говоря, мы можем защищать свой рынок методом повышения таможенных пошлин или субсидирования своих предприятий. Сейчас в рамках Единого экономического пространства и Таможенного союза это станет чрезвычайно затруднительно. Мы должны конкурировать на общих условиях. С другой стороны, конечно, мы понимаем, что Россия или Казахстан все равно будут осуществлять поддержку своих предприятий через цены на энергоносители.

Наиболее острая проблема для нас – это наше отрицательное сальдо платежного баланса и валютный курс. Когда национальная валюта ослабевает, это дает дополнительный импульс для экспорта, что хорошо. С другой стороны возникают социальные вопросы, которые потом приведут к еще большим проблемам. В денежно-кредитных делах отсутствует стабильность. В средней и долгосрочной перспективе это будет иметь отрицательные последствия.

Эта проблема присутствует до сих пор?

Она начала решаться. Дополнительная сессия показывает, что нарабатывается статистика, опыт регулятора Национального банка, коммерческого банка. За этим наблюдают участники рынка: покупатели и продавцы валюты. То, какой курс будет через месяц-два, зависит от многих факторов. Ни один нормальный эксперт не может ответить на этот вопрос с полной уверенностью. Очень сильным деформирующим фактором может быть денежная эмиссия. Допустим, мы выпустим рублей, чтобы удовлетворить спрос нашей экономики в той или иной сфере. Например, надо профинансировать программу, выполнить государству свои обязательства по жилищному строительству…

…выплатить повышенные зарплаты.

Все это объективно и понятно. Если ты законсервируешь или не достроишь объект, это все равно будет в полтора раза дороже. Лучше сейчас отдать эти деньги, завершить объект. Но с другой стороны, откуда брать деньги? Наша страна грешила чрезмерным эмиссионным кредитованием экономики, и это сыграло свою отрицательную роль.

Но возвращаемся к конкурентоспособности. Мы должны принять в стране одну из основ экономической жизни – новую промышленную политику страны. В промышленной политике есть краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные задачи. Но мы должны понимать, куда мы движемся, чтобы видеть ситуацию не на полгода вперед, а заглядывать на 5-10 лет вперед. Надо выбрать цели, средства их реализации, проработать худший, оптимальный и лучший сценарии, определить, что на это влияет. Это задачи и Белорусской научно-промышленной ассоциации, и Минпрома. Мы должны работать вместе.

Директива № 4 дала толчок к образованию консультативных советов при министерствах. Но фактически, кроме Минэкономики и других министерств, эта работа так и не началась. На предыдущем Совмине, когда принимали национальную платформу бизнеса, это как раз обсуждалось. Нам надо очень быстро проанализировать наши потенциальные преимущества и недостатки. В отличие от России и Казахстана, которые действительно имеют подушку безопасности в виде природных ресурсов, у нас ее нет. Поэтому мы не то что должны сравняться по привлекательности государственного или частного бизнеса - у нас должны быть лучшие условия.

Одна из важнейших проблем – проблема доверия. Любой инвестор оценивает налоги, законодательство, уровень коррупции. Но в целом он должен сформировать свое отношение к системе страны, определить, доверяет ли он ей и как он будет работать. Инвестор вложил прямые инвестиции, построил завод. Часть продукции идет на внутренний рынок, часть – на экспорт. Если на внутренний рынок идет больше половины продукции, ему надо возвращать инвестиции. Рубль девальвируется, и он, конечно, пытается просчитать риски. Но нормального инвестора это напрягает. Он, скорее, вложит инвестиции в другую страну, где эти риски меньше, где отношение к собственности свято защищается в течение многих лет.

Но эти риски хотя бы оправданны? Можно ли заработать, вкладывая в нашу экономику?

Заработать можно и нужно. Наша общая задача – и бизнеса, и власти – делать такие шаги, чтобы сделать бизнес привлекательным для национального инвестора, который еще не набрал силу, и для иностранного инвестора. В моих многочисленных беседах с иностранными инвесторами они просили показать наше отношение к национальному инвестору. Большое количество предприятий у нас сосредоточено в руках государства, поэтому национальный инвестор – это малый или средний бизнес. К сожалению, пока инвестиции малого и среднего бизнеса стимулируются недостаточно. Но все равно какое-то накопление, пусть в малом бизнесе, но происходит. Малый бизнес может и должен инвестировать. Но, наверное, общественность, правительство сделали не все шаги для этого.

Вчера министр торговли приводил в пример вентиляторы, которые стоят в каждом офисе. Мы завозим порядка 1 млн 800 штук. Неужели наша промышленность не обеспечит производство вентиляторов? Наверное, обеспечит. Я понимаю, есть вентиляторы более высокой и более низкой качественной категории, но хотя бы половину всех вентиляторов мы можем производить. И это вполне может сделать малый бизнес. На первом этапе его надо обеспечить льготным налогообложением, предоставить промышленную площадку, и он найдет деньги, решит этот вопрос. Но таких сигналов пока национальный бизнес не получает. Чтобы получить добротные иностранные инвестиции из-за рубежа, надо параллельно заниматься поддержкой национального инвестора. Его надо воспитывать, поддерживать.

У нас сложилась такая система, что Министерство промышленности, например, больше административный управленец промышленностью. Фактически это не вполне министерство в нормальном понимании – это холдинговая компания, которая управляет своими предприятиями и не управляет частной промышленностью. И вместо того чтобы вырабатывать общую промышленную политику, чтобы в целом были инвестиции, развивался государственный и частный сектор (надо вырабатывать условия, стимулировать программы), с моей точки зрения, министерство сосредотачивает усилия на оперативном управлении деятельностью предприятия. И это главная ошибка на данный момент: надо расширять стратегию, вести диалог более оперативно.

Вопрос защиты собственника и собственности, которая приобретается законным путем, не решены. Еще на стадии разработки директивы № 4 Белорусская научно-промышленная ассоциация говорила, что мы должны предпринять меры по защите собственника и собственности. Но начинать надо не с 31 декабря 2010 года, когда принялась директива, а надо сделать работу над ошибками.

А ошибки допускались?

Допускались. Я хочу привести три примера. Наверное, самый яркий пример – Белорусской научно-промышленной ассоциации. В 1991 году БНПА, наверное, самое старое общественное объединение, обратилось в горисполком с просьбой выделить место. На улице Карла Маркса в то время было аварийное жилое здание. Нам предложили перевести его в нежилой фонд, компенсировать УКСу стоимость этих квадратных метров и принять с баланса на баланс. Это возмездная сделка. Тогда действовало гражданское законодательство 1964 года и договора купли-продажи как такового не существовало в принципе. Была передача с баланса на баланс на безвозмездной и возмездной основе. Возмездная сделка в современном понимании – договор купли-продажи.

Через 17 лет государство в лице прокуратуры, Комитета госконтроля проверило, как приобреталось здание. Причем, обращаю внимание, это было двухэтажное здание. Мы выкупили здание, получили техпаспорт, который выдал БТИ. Через 17 лет один государственный орган в лице Минского горисполкома или Мингосимущества подает в суд на БТИ, что они неправильно зарегистрировали наше здание. Мы просим быть соответчиками и защищать свою собственность, которой владеем 17 лет. Хозяйственный суд в нарушение действующего законодательства почему-то отказывает. В результате "маленького" нарушения государство предъявляет иск само себе, и в результате у общественной организации изымается собственность. Потом четыре года судов. Мои коллеги еще до того, как я стал председателем, предпринимали всевозможные юридические заходы.

Но хочу обратить внимание наших зрителей, что в соответствии со вторым решением горисполкома мы получили лицензию на инвестиции за счет собственных средств достроить третий и четвертый этаж. Фактически это два объекта: тот, который передали, и третий-четвертый этаж, который был передан на основании отдельного решения. Хозяйственный суд Минска принимает решение изъять это здание полностью, не компенсируя ни копейки. Если бы это здание захватил негосударственный субъект хозяйствования, тогда можно было бы говорить о чистом рейдерском захвате здания через суды, псевдопроблему. Но здание изъяло государство. Сначала город приветствует инвестиции, потом юристы докладывают судьям Хозяйственного суда, что надстройка третьего-четвертого этажа – это поклейка обоев, кладка плитки и т.д.
Это бессовестный подход менеджмента Минского горисполкома к потенциальным инвесторам.

Они же знают, что наша палитра работы включает широкое международное общение. Наши коллеги с Международного конгресса промышленников уже четвертый год спрашивают, как можно инвестировать в нашу страну, если нас самих ограбило государство. Какие могут быть гарантии? Я уверен, что это безобразие должно быть повторно рассмотрено. Мы обратились в Администрацию президента, хотя я считаю, что ключевые ошибки совершил Хозяйственный суд Республики Беларусь. Понимаете, вместе с водой выплеснули ребенка. Я знаю, что определенный ряд высших должностных лиц во многом со мной согласен и считает, что этот вопрос должен быть решен в ближайшее время. Но я думаю, что этот вопрос будет интересен всем, потому что он является индикатором директивы № 4. Все говорят, что у нас на уровне Совмина есть диалог между бизнесом и властью. Согласен, это прекрасно, раньше этого не было. Но диалог должен приводить к каким-то положительным шагам. Если диалог есть, а шагов нет, то смысла в диалоге нет.

Приведу еще два примера. Есть такая компания "ADL", она производит комбикорма, работает в сельском хозяйстве. На законных основаниях в районе Немиги было приобретено здание на аукционе, который проводил Минский горисполком. Фирма выиграла и вложила туда средства. Через 9 лет государство подает точно такой же иск фактически самому себе, мотивируя это тем, что самим городом были допущены нарушения проведения аукциона. И сделка признается недействительной. Но при чем тут фирма? Она выиграла у города здание. Если город сделал ошибки, пусть отвечают соответствующие должностные лица. Одно дело, когда спорят хозяйствующие субъекты: бизнес есть бизнес, у субъектов хозяйствования не всегда законные желания. Но когда государство инициирует такие дела – это бессовестный подход к своим гражданам, субъектам хозяйствования. В здание вложены большие средства, никто не собирается их компенсировать этой фирме.

Третий пример – ЗАО "Интеллект", член нашей ассоциации Республиканского союза нанимателей, который входит в Белорусскую научно-промышленную ассоциацию. Он является дилером Горьковского завода. Он приобрел 58 автомобилей и разместил на стоянку, которая имела все необходимые документы. Пришли контролеры, не было накладной, и возник спорный вопрос: как размещать автомобили. Наши контрольные органы, мотивируя свою позицию целым пакетом нормативно-правовых актов, говорят, что машина должна въезжать по накладной на хранение. Стоянка фактически становится арендуемым складом, а не автостоянкой. А это значит, главный бухгалтер после каждого въезда-выезда машины должен осуществлять проводку. Это абсурд! В итоге у автостоянки конфисковано 58 "Газелей", принадлежащих ЗАО "Интеллект". Фактически торпедировано мощное предприятие. У стоянки есть асфальт, сетка и будка. Сейчас компания "Интеллект" подает регрессный иск, и эта стоянка в виде асфальта обанкротится. Но доверие к государству теряется. В чем вина этой компании? Неужели надо было конфисковать 58 автомобилей, если возникли какие-то нюансы? Разве это адекватная мера?

Я надеюсь, то, о чем я говорю, услышит общественность и Администрация президента, правительство. Надо отметить, что Администрация президента гораздо более конструктивна и заинтересована в наших предложениях. В правительстве почему-то очень трудно добиться даже встречи. Конечно, Министерство экономики нас слушает, но до правительственных решений это не доходило. Проблема заключается в том, что еще 17 февраля 2011 года Белорусская научно-промышленная ассоциация предложила создать площадку при правительстве, где были бы все заинтересованные лица, где рассматривались бы общестрановые проблемы, и назвать ее Советом по развитию конкуренции. Мы могли бы хотя бы раз в квартал на 20 минут излагать премьеру и вице-премьерам наиболее одиозные проблемы, которые надо решать.

В моих словах нет пессимизма, этот вопрос будет решен. Но собирает ли вокруг себя правительство здоровые силы или не замечает их? Я согласен с Мясниковичем, который говорит, что у нас много госсобственности, немалая часть неэффективно используется, но и быстро раздать ее, как это было в России и других странах, тоже неправильно. Я согласен, что это было бы неправильно. Но когда-то надо начинать. Надо воспитывать национального инвестора.

Руководитель управления предпринимательства Мингорисполкома озвучил эту идею еще полгода назад: надо провести инвентаризацию республиканских и коммунальных предприятий. Если есть производственные площади, где компания реально что-то производит и снимает у завода площадь на протяжении 5 лет, неужели эти площади так необходимы заводу? Компания не может купить новое оборудование, потому что через 11 месяцев с ним могут расторгнуть договор. Наша общая задача - наращивать капитализацию частного бизнеса. Премьер прав: рыночные механизмы на этом уровне развития частного бизнеса в Беларуси могут не сработать по весу, и мы не перестроим экономику. Значит, мы должны шире использовать административные меры управления экономикой, потому что у нас много госсобственности. Я согласен, не надо отказываться от административных мер. Главное в управлении нашей экономикой сейчас, как и в любом кризисе, это максимальная оперативность и конкретизация.

С моей точки зрения, в программе импортозамещения не хватает системного анализа инвентаризации потребностей импортозамещения по группам товаров и возможностей нашей страны, как государственного, так и частного бизнеса. Не надо ставить общие задачи об импортозамещении на 20%. Анализ должен проводиться с двух сторон: с одной стороны исходя из потребностей страны (макроцифры), а с другой стороны - исходя из анализа возможностей каждого предприятия по тем или иным группам продуктов, которые мы действительно можем производить на базе местного сырья. И не надо заниматься импортозамещением там, где составляющая промежуточного импорта будет более 20-30%. Такой промежуточный импорт из-за мировой конъюнктуры будет не востребован через 3-5 лет. Это будут выброшенные деньги.
У нас много диалога и мало конкретных дел. Я предлагаю Высшему Хозяйственному Суду, правительству и другим силам органов госуправления решить эти три вопроса. Я считаю, что в общих интересах решить эти вопросы в соответствии с законодательством и здравым смыслом. Если законодательство противоречит здравому смыслу, у нас есть субъекты законодательной инициативы.

В завершение хочу высказаться относительно стратегического подхода Мингорисполкома. Мы написали письмо в Палату представителей, комиссию по промышленности, строительству, связи и развитию предпринимательства, в Мингорсовет, мэру. С формулировкой "передача с баланса на баланс на возмездной основе" здание было передано БНПА и изъято без компенсации. Раз был такой прецедент, то должна быть правоприменительная практика передачи с похожей формулировкой целой массы других зданий с 1991 до 1999 года, когда изменился Гражданский кодекс. Если Минский горисполком проводит последовательную политику, пусть он изымет все эти здания и объекты, которые он передавал. Это однозначно поднимает шквал недовольства. Но если город на это не идет, то логично он должен сказать, что был не прав в своих требованиях, и вернуть нашу законную собственность. Это очень большой раздражающий фактор. На протяжении четырех лет судов на основании одной и той же юридической ситуации с собственностью, одних и тех же законов принимается решение "за" и "против". Я не понимаю этого.

Поэтому мы снова возвращаемся к теме доверия национального и иностранного инвестора. Ошибки были, в этом нет ничего страшного, их надо исправлять. Исправление ошибок ценится гораздо больше, чем их несовершение. Я думаю, что эта морально-психологическая составляющая должна повлиять на наших коллег из органов госуправления и судов и побудить их исправить ошибку.
-50%
-30%
-25%
-10%
-10%
-5%
-50%
-15%
-46%
0073182