1. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  2. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  3. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  4. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  5. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  6. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  7. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  8. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  9. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  10. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  11. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  12. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  13. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  14. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  15. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  16. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  17. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  18. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  19. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  20. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  21. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  22. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  23. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  24. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  25. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  26. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  27. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  28. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  29. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  30. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах


Андрей Коровайко,

За прошлый год резиденты ПВТ экспортировали услуг на сумму более 160 млн долларов. В первом полугодии заявлено о 55%-ном росте. Что нужно резидентам и ПВТ для дальнейшего увеличения объемов экспорта? Кто основные международные заказчики резидентов ПВТ? Экспортирует ли ПВТ "мозги" в прямом и переносном смысле?



Об этом и другом в студии TUT.BY-ТВ рассказал директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (19.32 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Валерий Вильямович, за прошлый год резиденты ПВТ экспортировали услуг на сумму более 160 млн долларов. В первом полугодии вы заявили о 55%-ном росте. Рост считался в валюте или в рублях? Если в валюте, то по какому курсу?

Конечно, экспорт мы считаем только в валюте. В долларовом эквиваленте мы считаем и рост в целом объемов производства. Мы учитываем фактор дефлятора. Если бы мы говорили о росте ПВТ за первое полугодие, то в рублях он превышал бы сто процентов. На самом деле это не так. В долларовом исчислении у нас получилось 55% по сравнению с первым полугодием 2010 года. В абсолютных цифрах это 88 млн долларов.

Много это или мало? Хороший ли это прирост по сравнению с предыдущими годами?

Это нормальный прирост. Когда создавался Парк высоких технологий, у нас были пессимистические и оптимистические сценарии по поводу его развития. В то время сектор информационных технологий в мире развивался темпами, которые измерялись 5-7%. У наиболее успешных тогда стран - Финляндии, Ирландии, Индии - был более значительный прирост – 20-30%. Эти страны были ориентированы на развитие IT.

По оптимистическому сценарию, если бы мы давали 20-30%, это считалось бы хорошим темпом. Понятно, что в первые годы существования ПВТ у нас были более высокие темпы роста. Но мы понимали, что мы стартуем от изначально низкой базы. В 2005 году, когда был подписан декрет о создании ПВТ, Республика Беларусь экспортировала программного обеспечения на сумму 12 млн долларов. Эта цифра проходила по платежному балансу страны. В прошлом году только Парк высоких технологий экспортировал на 161 млн долларов. Это более чем в 10 раз превышает объемы, которые имела страна до создания ПВТ, до того, как мы начали выводить эту отрасль на международную арену и придавать ей цивилизованные формы. Если сравнивать по годам, то темпы роста 50-60% сохраняются. Конечно, были неудачные и более удачные годы, 2008 год был кризисным. Но в целом темпы роста этого сектора экономики нас удовлетворяют.

Кто основные международные заказчики резидентов ПВТ?

Это страны Северной Америки – США и Канада. На них приходится около 50% общего объема экспорта. 30% приходится на страны ЕС. Около 15% - на страны СНГ. И еще 5% - весь остальной мир: Сингапур, Корея, Япония. Эти страны традиционно опираются на иные источники получения программного обеспечения.

Что нужно резидентам и ПВТ для дальнейшего увеличения объемов экспорта?

Можно наращивать больше. Вопрос заключается в количестве кадров, которые готовит система образования. Мы с радостью узнали последние данные о ЦТ и вступительных экзаменах в вузы. По нашему направлению самые высокие конкурсы в Республике Беларусь. Это первый год, когда молодой человек осознал, что при выборе профессии он должен руководствоваться не абстрактными идеями о том, что он хочет стать юристом, потому что видел американский фильм о них и ему понравилось. Он должен руководствоваться конкретными приземленными задачами, прежде всего, это поиск работы после того, как он закончит высшее учебное заведение. Я считаю, в этом смысле у нас в стране произошел перелом.

На протяжении длительного периода времени мы вели соответствующую агитацию. Проводятся дни открытых дверей. Мы планируем, что ученики 10 и 11 классов 1 сентября придут в компании - резиденты ПВТ по всей стране. Они смогут ознакомиться с условиями работы, узнать, чем занимаются наши компании. Мы ведем своеобразную профессиональную ориентацию.

Самое важное, что в профессии IT-шника есть много моментов, о которых мечтает молодой человек, когда идет в другие отрасли. Если ты идешь в иняз или на факультет международных отношений ради возможностей международного сотрудничества, то в IT такие возможности есть. Хорошие зарплаты здесь есть.

Многие молодые люди не хотят работать в плохих условиях на белорусских предприятиях, оставшихся после Советского Союза. Там устарели моральные и материальные условия, материально-техническая база. Немногие молодые люди хотят работать, стоя по щиколотку в масле, дышать вредными испарениями. Это не воодушевляет сегодняшнего молодого человека. Это не то, о чем он мечтает, когда поступает в вуз. Молодежь мечтает об офисной работе. А в IT произошло смыкание офисной работы и производства. Хорошая зарплата, офисные условия труда, возможность международного сотрудничества – все эти факторы молодой человек может найти у нас. Естественно, этим вызван большой интерес, который проявили абитуриенты в 2011 году. Этим вызван и такой большой конкурс и самый высокий проходной балл на эти специальности. В этом смысле мы можем быть удовлетворены.

Реальную озабоченность вызывают у нас недоборы в педуниверситет по специальностям "математика" и "физика". На самом деле это очень серьезная проблема. Здесь надо бить в колокола. Президент Обама запустил три инициативы по поддержке математического и естественнонаучного образования с призывом вернуть Америке конкурентоспособность в сфере высоких технологий. Если это актуально для США, это тем более актуально для Республики Беларусь. Нам нужно предпринять серьезные меры в области поддержки математического и естественнонаучного образования. Начинать нужно со средней школы, с поддержки учителей по математике и физике.

Вы можете спросить: "Как же быть с уроком белорусской истории?". Но по большому счету учитель по математике и физике, прочитав урок по истории Беларуси, может прийти и рассказать его. Может, у него получится не столь качественно, но школьники этого практически не заметят. Но учитель по белорусской истории никогда не прочитает урок по математике или физике. Нас не должен смущать тот факт, что учителям по естественнонаучным дисциплинам надо платить больше, чтобы со следующего года способные молодые люди шли в педуниверситет на специальности, связанные с этим направлением.

Это только одна из комплекса мер, которые необходимо принимать государству. На юристах, психологах, бухгалтерах экономику страны не сделаешь. Экономику страны могут сделать только люди профессий, которые создают материальный или виртуальный продукт инженерно-технических специальностей. Это должно быть основным приоритетом не только ПВТ, но и страны в целом.

Выпускники следующего года настроят себя на то, чтобы больше заниматься IT-сферой, будут готовиться к поступлению в соответствующий вуз. Потом им придется учиться еще 5 лет. Сохранится ли в течение 6 лет тенденция развития этого сектора? Смогут ли они найти работу после того, как закончат вуз?

Мы уверены, что смогут. Мы видим огромный спрос со стороны заказчика. Меня очень радует, что начала развиваться не только заказная модель экспортоориентированного программирования, так называемый IT-аутсорсинг, но начала развиваться и продуктовая модель. Несколько наших компаний вышли на рынок с собственными продуктами, которые оказались востребованы. В своих секторах они являются топовыми в мире. Это уже не просто репутация, не просто уровень квалификации разработчиков большинства наших компаний. В принципе, такие компании с собственным продуктом, как Google, Microsoft, Oracle, SAP, не имеют пределов для роста.

Я считаю, на сегодняшний момент у нас правильно сбалансированы эти два направления. IT-аутсорсинг тоже очень нужен, потому что тем самым мы понимаем, как работает западный рынок, какие требования он предъявляет. Мы понимаем, как конкурировать на этом рынке, потому что это самый высокотехнологичный сегмент мирового рынка. Это не просто сделать кружку или трактор и доставить его в страны Африки, где ты конкурируешь по ценовому фактору, где не сильно смотрят на качество. Рынок США и западноевропейских стран уже обращает внимание на качество, комфорт даже в таких вещах. В сфере IT вы должны конкурировать, предлагать самое высокое, самое последнее, самое сложное. Это многому учит наши компании и наших разработчиков.

Конечно, если в процессе этой работы у человека вдруг возникает какая-то новая модель, идея, которую он способен реализовать, то он может покинуть компанию, создать собственный бизнес, сделать собственный продукт и выходить с ним на мировой рынок. Я думаю, перспективы для роста наших компаний здесь безграничны.

Заработал ли уже Белорусско-индийский образовательный центр?

Мы уже начали тренинги преподавателей в вузах, сотрудники наших компаний читают им лекции. Это форма взаимодействия академического и производственного секторов. Преподаватель в вузе будет знать не только последние тенденции, но и практику программирования. Тогда образование станет практикоориентированным. Это очень важно.

Но официального открытия центра не было. Мы откроем его во второй половине сентября во время визита одного высокопоставленного индийского лица. Я не буду его называть. Я думаю, этим наше сотрудничество с Индией не закончится. С послом Индии мы проговариваем дальнейшие направления сотрудничества и определяем, какую от этого пользу получим.

Недавно президент отменил ряд льгот для предприятий по обязательной продаже валютной выручки. Льготы для ПВТ сохранились. Может ли ситуация развиваться так, что для дальнейшей поддержки экономики государство будет вынуждено отменить часть льгот для резидентов Парка? Как это повлияет на их работу?

Конечно, сильно повлияет. Точно так же, как это повлияет на предприятия других секторов, работающие на экспорт. Сама по себе 30%-ная продажа валюты - это не страшно. Предприятия шли на это, наши компании продавали даже больше: и 70%, и 80% валюты. Были операционные расходы, надо было платить заработную плату. На самом деле в обязательной продаже 30% от объема выручки проблемы нет. Проблема в том, что существуют разные курсы: абстрактный, не привязанный к экономическим реалиям, назначенный Нацбанком, и реальный, безналичный, который формируется исходя из спроса и предложения на валюту. Когда вы зачисляете на свои счета экспортную выручку, у вас изымают деньги по курсу, который установлен Нацбанком.



Фактически вы теряете половину выручки.

Мы считали, это где-то 8% от объема выручки, потому что вы отдаете не всю выручку, а 30% от нее. Но от того процента, который продается, теряется 60%. В нынешних экономических условиях это приравнивается к налогу на экспорт. Если кто-то поставляет товар на внутренний рынок, у него нет такого налога. Если кто-то поставляет товар на экспорт, он как бы наказывается, с него взимается определенный налог в размере 8%. Если предприятия работают на невысокой рентабельности, то для них теряется смысл в поставке товаров на экспорт. Прежде всего, это скажется на таких предприятиях, а их очень много в Беларуси.

Сам по себе указ о лишении льгот не страшен. Страшно то, что при разнице валютных курсов это превращается в фискальную меру, которая давит на многих экспортеров. Да и наша налоговая система достаточно непростая. Мы на 148 месте в рейтинге Всемирного банка по размерам и сложности уплаты налогов.

Допустим, налог на добавленную стоимость. Он очень сложный. В Министерстве финансов и Министерстве по налогам и сборам есть отдельные специалисты, которые разбираются, каким образом можно принять этот налог к вычету. Есть целые категории и приоритеты в том, что можно принимать к вычету в первую очередь. К тому же не всегда понятен способ возврата НДС. Допустим, вы производите компьютеры и поставляете их на экспорт. В комплектацию уже входит НДС. Если вы поставили компьютер на внутренний рынок, вы можете его предъявить и заплатить НДС с учетом объема работ и добавочной стоимости, которую вы сформировали. Но если компьютер поставлен на экспорт, бывает сложно учесть НДС, который вошел в оплату. Вам его зачтут, но только на тот объем работы, который был.

В более гибких экономиках и налоговых системах, как в США и странах Юго-Восточной Азии, НДС – это фактически налог на продажу, его никто не считает. В Сингапуре он равен 5%. При сборке компьютеров нет НДС, все просто: вы закупили комплектацию, собрали ноутбук. Если вы продали его сингапурцу, он заплатит 5%, если вы продали его за рубеж, вы не заплатите ничего. Как наша страна, имея такую сложную систему начисления налогов, может конкурировать с Сингапуром, Китаем, Индией? Это сложно.

На сегодняшний момент у нас только одно конкурентное преимущество – низкая оплата труда. Но мне кажется, что это неверный путь поиска себе места в мире, где существует высокая конкуренция. На самом деле лучше конкурировать не за счет низкой стоимости оплаты труда, а за счет других качеств. В этом смысле государство должно максимально создавать условия, чтобы развивался бизнес, особенно высокотехнологичный. 30 лет назад Сингапур был страной, которая отставала по уровню жизни в 5 раз от того, что мы имели в Беларуси. А сейчас у этой страны доход на душу населения в полтора раза выше, чем в США, и в 10 раз больше, чем в Беларуси.

Термин "модернизация" предполагает не изобретать велосипед. То же самое мы делали в ПВТ. Есть такое понятие, как лучшая мировая практика. Вы видите, что лучше всех делают дороги немцы, и вы пригласите немецкого инженера, чтобы он научил вас. Если вы хотите строить здания, посмотрите, кто это делает лучше всех. В том же Сингапуре специально приглашают архитекторов из Японии, Италии, Франции, Германии, хотя они могут построить все сами. Но они говорят, что это обмен опытом. Вдруг они чего-то не знают, вдруг появилось что-то новое.

Если мы знаем, что в Финляндии и Великобритании система образования самая лучшая, то надо ее заимствовать, изучать. В Корее в рамках Министерства экономики есть департамент, который занимается прогнозированием того, как будет развиваться мировая экономика и какой будет роль и место Кореи в глобализирующемся мире. Тут же этот департамент становится основой государственной политики по всем направлениям. Департамент говорит, что биотехнологии будут являться наиболее серьезной движущей силой для развития страны. Начиная с 5 класса они включают программу образования по биологии, в университетах открываются биологические факультеты. Параллельно они начинают проектировать и строить бизнес-инкубатор, чтобы через 5-10 лет они могли выстрелить по всем направлениям. У них были бы подготовленные кадры и инфраструктура, чтобы туда могли приходить ведущие биотехнологические корпорации, Pfeizer, Celera Genomics и другие. Они смогут создавать там центры разработок, а потом и собственное производство.

В Корее понимают, что им нужен английский язык, и они начинают его учить. Если ваш сотрудник не владеет английским языком, то вы будете получать контракты из вторых или третьих рук, через тех, кто сможет вам донести это техническое задание. В экспортоориентированных компаниях языковая система подготовки такая, как в Московском государственном институте международных отношений. Один преподаватель работает с четырьмя, пятью студентами. Занятия практически приравниваются к индивидуальным. Это серьезно повышает уровень подготовки и помогает компаниям получить заказ из первых рук, а не быть на субподряде, когда основные деньги оседают у того, кто адаптирует техническое задание в соответствии с уровнем вашего понимания.

Экспортирует ли ПВТ "мозги" в прямом и переносном смысле? Иногда представители ИТ-компаний сетуют, что наиболее квалифицированные кадры совсем не такими темпами, как в 90-х, но всё-таки покидают Беларусь. Это нормальное явление?

Конечно, мы этого не делаем. Перетекать кадры могут в любых секторах. Если вы хороший повар или строитель, вы тоже можете перетечь. Единственный, кто не может перетечь, это юрист, потому что он знает только юриспруденцию своей страны. Когда у человека нет возможности выезжать, он уезжает. Он закрыт и понимает, что находится в условиях, когда для него это единственный способ уехать в другую страну. Когда человек постоянно ездит, общается с клиентами, работает над различными проектами в Сан-Франциско, Нью-Йорке, Атланте, Амстердаме, Лондоне, Мюнхене, у него нет желания переехать. Зачем? Он живет в приличных условиях, в этих городах живет в приличных гостиницах, не только работает с клиентами, но и смотрит мир.

Я не могу предоставить вам статистику, но за 2010 год общее количество сотрудников выросло на 680 человек, и из них ушло только 15 человек. Это небольшая цифра. Мы не знаем, куда они перешли, может, просто в компанию, которая не является резидентом ПВТ. Не обязательно, что все уехали за рубеж.

Это не является большой проблемой. Если в какой-то западноевропейской или американской корпорации человек занимает высокую позицию, он может убедить руководство разместить заказ в Республике Беларусь. Он даже может потом создать здесь компанию. И у нас были такие случаи. Ряд наших компаний был создан именно таким образом. На этих принципах была создана вся индийская отрасль оффшорного программирования. Индусы уезжали в корпорацию Oracle, а потом эта компания инвестирует 300 млн в Индию, создают там систему аутсорсинга, подготовки кадров. Если у нас будет правильно развита инфраструктура развития IT-сектора, то человек, который уедет, сможет принести заказ или инвестиции в страну.

Минск очень благоприятный для жизни город. В нем правильно сочетаются возможность получения работы и возможности для проживания. Более мелкие белорусские города мне больше нравятся для жизни, но там сложнее найти себе интересную работу, которая соответствовала бы требованиям молодого человека. В Москве гораздо лучше условия для работы, но там практически невыносимые условия для проживания. В свое время я прожил 6 лет в Москве, и я понимаю все сложности работы в этом мегаполисе, который будет расти дальше. Вы тратите минимум 3 часа на то, чтобы добраться до работы и уехать с нее. Сразу возникает вопрос качества жизни. Для многих белорусов Москва невыносимый город для проживания.

Сегодня человек ищет баланс, чтобы он мог жить, работать и находить себе развлечения в зависимости от интересов. Конечно, в Минске есть определенные проблемы. Как и многие города стран третьего мира, он развивается без генплана. В Европе так города не растут. Допустим, в советское время был разработан жилой квартал в районе улиц Сурганова, Кузьмы Черного и Якуба Коласа. Там были разработаны внутренние дворики, спортивные площадки, садики. Это было практически идеальное место для проживания, мечта для любого человека. Но потом на местах детских площадок, парков начали строить жилые дома. В итоге застройку уплотнили в пять раз, и дети играют на парковках, потому что для них нет места. Эти факторы серьезно ухудшают инфраструктуру для проживания людей.

Новые микрорайоны строятся по старым стандартам, наверное, еще с 91 года, когда не было столько транспорта. Даже в новых строениях не учитываются современные требования к паркингу, к детским площадкам. Если бы Минск фигурировал в рейтинге городов, он бы постоянно снижался именно из-за того, что город развивается без генплана.

Любой город мира борется за то, чтобы удержать и привлечь таланты. Все, что у нас есть исторического, в Европе гораздо круче, интереснее и богаче с точки зрения исторического наследия. Минск обладал суперсовременной инфраструктурой, широкими проспектами, хорошими парками. Это было наше мощнейшее преимущество. Люди хотели здесь жить. На сегодняшний день застройка хаотично уплотняется, и это сформирует облик обычного индустриального города, где доминируют трудоемкие производства. Не надо так делать. Было бы актуально на высшем уровне принять решение, которое запрещало бы нарушение генплана.

Парк высоких технологий в этом году празднует 5-летие. Каково самое главное достижение ПВТ за эти пять лет?

Наверное, то, что Парк состоялся. 5 лет – это небольшой срок, но статистика говорит сама за себя: у нас 100 компаний - резидентов ПВТ, свыше 10 тыс. программистов. Я недавно читал обращение председателя Российской ассоциации разработчиков программного обеспечения "Русофт". Она объединяет крупнейшие компании в области разработки ПО. У них 16 тыс. программистов, так что мы не сильно от них отстали.

Мы сделали так, чтобы общественность с большим интересом относилась к этому сектору экономики, понимала, что там будущее молодых людей, способных к аналитическому мышлению. Самое главное – мы заложили зерно, чтобы IT не был просто определенным сегментом белорусской экономики, но был связан с будущим всей страны.
-50%
-5%
-30%
-15%
-33%
-25%
-25%
-20%
-20%
-8%
0072606