Андрей Коровайко,

13 июня МВФ озвучил некоторые условия, при выполнении которых фонд может предоставить Беларуси новый кредит. Повлияет ли политическая обстановка в стране на решение МВФ? Оправданны ли экономически условия, на которых будут выделяться кредитные средства? Сколько Беларуси необходимо кредитных средств для полного счастья? Насколько в сложившейся ситуации Беларусь платежеспособна для очередных внешних кредитов?

Что ожидает белорусскую экономику - пессимистичный и оптимистичный прогноз пользователям портала TUT.BY представила аналитик российского инвестиционного банка "Ренессанс Капитал" Анастасия Головач. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (7.58 МБ)

Как вы в целом оцениваете ситуацию с выделением Беларуси внешних займов? В вероятности выделения займа ЕврАзЭС уже не приходится сомневаться. А что можно сказать об МВФ?

Мне кажется, что с высокой долей вероятности об этом стоит судить как о практически свершившемся факте. Заявление, которое на днях сделало МВФ, свидетельствует о том, что фонд готов разрабатывать программу для Беларуси и реализовывать ее совместно. Я бы даже сказала, что сейчас мяч на стороне белорусских властей. Все будет зависеть от их готовности принять предварительные меры, которые предлагает фонд. Учитывая ситуацию, которая сложилась в стране, других оптимальных вариантов исправления сложившейся ситуации, кроме кредита в МВФ, мне кажется, у Беларуси нет. Не то чтобы это был последний вариант, и других не существует, но более эффективных нет. Поэтому я думаю, что власти все-таки прислушаются к рекомендациям фонда, и программа будет принята в ближайшее время.

В прошлый раз, когда выдавался кредит МВФ, тоже выдвигались какие-то требования к реструктуризации белорусской экономики. Тем не менее, ни одно из этих требований выполнено не было. Программа stand-by была профинансирована, но все эти средства были проедены, как сейчас модно говорить в отношении белорусской экономики. И все-таки МВФ снова пойдет на выделение очередного кредита, рассчитывая на то, что на этот раз требования будут выполнены. Не кажется ли вам это странным?

Мне кажется, ваш первый тезис не совсем верный. Не все требования МВФ не были выполнены. Просто некоторые были выполнены не до конца. В целом предыдущую программу сотрудничества Беларуси с МВФ можно считать успешной. Но самое главное, что после того, как программа была завершена, курс программы прекратился и пошел в другую сторону. А именно: началось повышение зарплат, не продолжилось ограничение государственного кредитования. В результате буквально через год мы получили усугубление ситуации на валютном рынке. Поэтому говорить, что программа не была успешной, и правительство не выполняло никакие требования, не совсем правильно. Невыполнение курса скорее было отмечено после того, как программа была завершена.

Я думаю, что сейчас ситуация сложилась так, что правительство Беларуси заинтересовано более четко следовать требованиям. И мне кажется, для МВФ это тоже довольно интересная ситуация, которая может стать примером того, как фонд умеет справляться со сложными ситуациями. Мне кажется, тут есть некая взаимная заинтересованность. Именно поэтому существует достаточно высокая вероятность, что программа будет принята.

Вы полагаете, что фонд верит, что белорусское правительство пойдет на серьезные изменения в экономике?

Фонд находится в более сильной позиции, ему не обязательно верить. Программа структурирована следующим образом. Сначала принимаются предварительные меры. Как только они приняты, речь может пойти о том, чтобы в Вашингтоне была принята и одобрена программа. Обычно это сопровождается выделением первого транша. Дальше начинается мониторинг программы. Миссия следит за тем, чтобы правительство Беларуси и Центральный банк выполняли требования согласно программе. Если этого не происходит, то следующий транш может быть не получен. МВФ не обязательно верить, он может приезжать и контролировать. Путем выделения или невыделения следующих траншей он может влиять на желание белорусских властей четко следовать программе.

Может ли политическая обстановка в стране как-то повлиять на решение МВФ? Могут ли появиться какие-то политические требования от фонда?

Это не в духе МВФ. Я не думаю, что будут политические требования. МВФ – это организация, которая по большей части занимается экономической политикой.

Все ли экономические рекомендации, которые вчера озвучил Крис Джарвис, оправданны?

Мне кажется, они все абсолютно оправданны. Ни одна из них для нас не стала сюрпризом. Это именно то, на чем фонд настаивал ранее. В принципе эти требования могут помочь стабилизировать ситуацию. Разве что свободное курсообразование рубля мне кажется мерой скорее долгосрочной, а не предварительной. Потому что без интервенции Национального банка нормализировать ситуацию на валютном рынке, когда она находится в таком критическом состоянии, будет невозможно. Поэтому относительно свободного курсообразования – это, наверное, строгая мера.

Вы считаете, на данном этапе отпускать курс нельзя?

На данном этапе его нельзя будет совсем отпустить и убрать с рынка Центральный банк: это может породить дополнительную панику. Должен быть четкий посыл рынку, каким ему надо быть. Должен быть нормально разработанный курс, который будет всем понятен, и действия Центрального банка будут направлены на реализацию этого курса.

Вы сказали, что сейчас внешние заимствования – это единственный для Беларуси путь выхода из сложившейся ситуации. Насколько Беларусь платежеспособна для очередных внешних кредитов?

Потенциально, Беларусь платежеспособна. Основной долгосрочной целью Беларуси является приватизация. Она поможет привлечь в страну иностранный капитал и усилить резервы Центрального банка. С другой стороны это будет способствовать становлению рыночной экономики в стране, повышению конкурентоспособности. Без этого в долгосрочной перспективе обеспечить здоровую экономику в стране сейчас представляется слабо возможным. Безусловно, будет ряд негативных последствий, с которыми тоже нужно будет бороться. Но основная проблема, а именно дефицит текущего счета и низкий уровень резервов, будет решена.

Но сделать приватизацию быстро в сложившейся ситуации для Беларуси не представляется возможным. Основными и очевидными покупателями белорусских активов могут являться российские предприятия. У Беларуси сейчас довольно слабая переговорная позиция. Ей будет довольно сложно торговаться относительно более выгодной продажи объектов приватизации. Это значит по рыночной цене, а не по цене, которую диктует покупатель. Для того чтобы приватизация в Беларуси прошла успешно, и в рыночных условиях дала правильные результаты, необходимо какое-то время.

Мне кажется, что программа МВФ, которая будет предполагать ряд довольно правильных и необходимых действий, это для Беларуси хороший инструмент. Он может выиграть время и усилить свою переговорную позицию для проведения приватизации на рыночных условиях и позволит оздоровить экономику.

В какую сумму вы оцениваете кредит, который сейчас необходим Беларуси?

Мы оцениваем, что после девальвации дефицит текущего счета снизится до 6-6,5 млрд. долларов. Раньше мы его оценивали на уровне 7-8 млрд. долларов. Соответственно, такое снижение должно быть чем-то перекрыто. Скорее всего, это будут поступления по капитальному счету. Пока без программы МВФ, но включая кредит от ЕврАзЭС. Похоже, что эта сумма составит около 2,5 млрд. долларов. Соответственно, разница между дефицитом текущего счета и профицитом капитального счета составляет около 4 млрд. В этом году эта сумма позволит сбалансировать платежный баланс и не допустить дальнейшей девальвации рубля. Именно поэтому МВФ – это наилучший способ получить недорого объем средств такого размера в текущем году. В следующем году поступление средств капитальному счету может обеспечиться за счет приватизации.

Если посмотреть на все, что происходит в этом году с белорусской экономикой, и на тенденции, которые выстраиваются, что ожидает белорусскую экономику в ближайший год?

В сложившейся ситуации давать какие-то прогнозы – дело неблагодарное. Наверняка все будет зависеть от того, какую политику изберут белорусские власти. Мне кажется, есть несколько путей. Назовем их оптимистичный и пессимистичный. При оптимистичном варианте развития событий Беларусь получает кредит от МВФ, выполняет требования фонда, постепенно смягчает монетарную и фискальную политику. Мне кажется, это будет сопровождаться некоторым социальным напряжением. Тем не менее, в таком случае учетная ставка и ставка рефинансирования будут повышены до уровня инфляции. Это поможет людям сохранить ставки по своим депозитам выше инфляции. Частично это нивелирует негативное отношение к событиям, которые происходят в стране. При этом начнется подготовка к приватизации. Более-менее полномасштабная приватизация, которую ждут инвесторы, начнется уже в следующем году. Это должно будет существенно усилить резервы Центрального банка. В таком случае Беларусь не будет иметь никаких проблем с обслуживанием своего внешнего долга, в том числе публичного, такого как еврооблигации.

Начало таких позитивных процессов в Беларуси привлекут еще больше внимания инвесторов. Тогда спрос на долговые инструменты будет расти в расчете на то, что приватизация продолжится. В ближайшие 5 лет страна будет показывать рост эффективности за счет повышения доли рыночного сектора экономики, повышения конкурентоспособности. Таким образом, Беларусь сможет выйти на внешние рынки заимствований с новыми предложениями по более низким доходностям. Это оптимистичный сценарий.

А дальше тяжелая работа по изменению структуры экономики, повышению конкурентоспособности ключевых отраслей. Все эти позитивные процессы на самом деле будут сопровождаться некоторыми негативными вещами. Например, снижением уровня занятости. Поэтому придется разрабатывать дополнительные программы, чтобы снимать напряжение в социальной сфере. Но в любом случае, в долгосрочном периоде такая модель будет более эффективна.

Пессимистичный сценарий на самом деле совсем пессимистичный. Кредит от МВФ могут вообще не дать. Или если первый транш будет получен, а дальше Беларусь не будет готова выполнить условия фонда, начать приватизацию, тогда, возможно, следующие средства получены не будут. В таком случае не удастся избежать дальнейшей девальвации, рубль может обесцениться еще на 20-40%. В таких условиях, когда дефицит текущего счета сохраняется, а резервов Центрального банка практически нет, масштаб девальвации очень сложно предугадать. Включается дополнительная мультипликация спроса со стороны паникующего населения и экспортеров, которые не хотят продавать валюту. Удержать рубль тоже практически невозможно. Дальнейшая девальвация тянет за собой дальнейшую инфляцию. Причем инфляция может достигнуть 70% за год. Очевидно, правительству придется каким-то образом повышать заработные платы населению, чтобы каким-то образом компенсировать инфляцию. Это будет иметь негативные фискальные эффекты. Долго так продержаться будет сложно и придется прибегнуть к приватизации. Но тогда она уже будет шоковая, экстренная, в авральных условиях и вряд ли это будет выгодно для Беларуси. В то время как это можно сделать более плавно, уделив этому значительно больше времени.
-10%
-15%
-25%
-15%
-20%
-30%
-10%
-47%
-10%
-10%