Александр Обухович,

 
Партнёр рубрики
В комментариях к моим статьям часто встречаются обвинения в излишнем пессимизме. Мол, если даже наошибались – исправим. Основа у страны здоровая, ситуация рано или поздно будет выправлена. Все вроде бы у нас работают, с голоду не умираем – со временем и недостатки устраним.

Перспективы не очевидны

Как мне представляется, именно такая позиция для нашей страны и является абсолютно гибельной. Поскольку не учитывает два принципиальных момента: страна наша маленькая, и живем мы в век глобализации. Это СССР в 30-50 годах или Китай в 50-60 годах при минимуме связей с другими экономиками могли себе позволить придумывать общество и строить его по придуманным чертежам. Большое закрытое общество. И то – не всегда получалось. А наша страна плотно интегрирована в мировое сообщество. И в экономическом, и в политическом, и в культурном планах. Текущий валютный кризис это доказал: при дефиците валюты всплыла наша абсолютная зависимость почти всех производств от внешних поставок сырья и комплектации.

Страна наша маленькая, и ее зависимость от больших соседей оказалась очень велика. Даже относительно небольшого нажима оказалось достаточно, чтобы экономика рассыпалась. И пока все еще непонятно, до каких пределов будет продолжаться нажим.

А что касается пессимизма – так ведь не зря говорят, что пессимист – это хорошо информированный оптимист. Информация, которой я располагаю о состоянии предприятий и промышленности в целом, к бодрячеству не располагает.

Этот вопрос подробно разобран в предыдущих статьях. Можно констатировать, что структура промышленности, ее техническая база, система управления – всё осталось советским. Уроки краха советской экономической системы руководителями страны не проанализированы и не осознаны. Выводы не сделаны. А история, как известно, за невыученные уроки наказывает.

Не могу согласиться с тезисом, что ситуацию в экономике можно выправить в любое время. Вот прямо так решили, собрались – и выправили. Так не бывает: есть внешние условия, есть наличие ресурсов, материальных и человеческих. И нужна соответствующая всем этим условиям программа действий. И с каждым годом условия для исправления ситуации для нас все хуже: и сами деградируем, и другие не стоят на месте.

Истории известны случаи как стремительной индустриализации, так и не менее стремительной деиндустриализации. Есть и пример Аргентины, которая с 4 места по уровню жизни в начале ХХ века скатилась к 86 месту в конце века. Наблюдаем пример России, где деиндустриализация приняла необратимый характер. И, несмотря на ее огромные ресурсы природной ренты, попытки модернизации и реиндустриализации прочно блокируются импортом. И у нас рост импортной комплектации, на фоне провала программы импортозамещения, уже ограничивает расширение наших производств. Так что возможности ускорения промышленного развития для нашей страны неочевидны уже сегодня, и, с течением времени, если не принимать мер, будут только уменьшаться. И фактор потерянного времени для нас тоже очень существенен, поскольку, при продолжении нынешней деградации, с течением времени реиндустриализация будет обходиться все дороже. И, с усложнением доступа для страны к кредитным ресурсам и дефицитом внутренних накоплений, потребует от населения все больших жертв. А у нас даже не начинали думать над формированием промышленной политики.

Не очень вдохновляет и надежда, что у нас все люди работают, и, значит, плоды их труда когда-либо да проявятся. Может и так получиться, что их труд не будет востребован. Во-первых, что значит "работают"? Все шабашники давно уяснили, что не так важно, как ты работаешь. Важно, сколько ты вырабатываешь. Хорошее современное оборудование и оснастка, правильно организованная работа – и выработка намного выше, и затраты труда поменьше. А ведь по результатам труда нам приходится конкурировать. В одной из предыдущих статей я приводил пример сравнения токарной обработки на современном станке и самом массовом нашем. Получилось, чтобы конкурировать в стоимости обработки с Европой, наш токарь на старом станке должен зарабатывать 4-5 долларов в месяц. Вот это и есть стоимость его работы. Все остальное – благотворительность.

А ведь есть еще и проблема лишней численности. По некоторым оценкам, только в промышленности – до миллиона человек. Каковы плоды их трудов? Что на них заработанное работающими размазывается? И что, придумывая себе работу, остальным работать мешают? Мы старательно пытаемся забыть, что предложение на рынке труда, превышающее спрос, – такое же неотъемлемое свойство рыночной экономики, как и полные прилавки магазинов. И необходимое условие прихода прямых иностранных инвестиций. Что мировой опыт свидетельствует: дефицит на рынке труда снижает эффективность производства. От этого теряет вся страна.

Приходится слышать разговоры о том, сколько правительство забрало у людей своей девальвацией. Это – неправильные разговоры. Правительство просто перестало выплачивать незаработанное. Выдохлось. И сразу встал вопрос о справедливости распределения того, что осталось.

Отдельный разговор о том, что не голодаем. Уже 16 лет активно дотируем сельское хозяйство. До сих пор убыточное. И цены в магазинах у нас не ниже, чем в соседних странах. Прекратим дотации – цены еще вырастут, да и объемы упадут. На фоне неизбежного снижения покупательной способности населения – уже не все будут не голодать. Рыночные механизмы безжалостны. Например, в России экспорт зерна стал возможен только при падении потребления мяса с 68 кг на душу в год до 45 кг. Да и то мясо там - наполовину импортное, нефтедолларами пахнет. И нам придется свой рацион подрегулировать. А тут еще обострился вопрос об источниках дотаций. Все годы дотирование села шло за счет российской нефтегазовой подпитки, потом – за счет кредитов. Возвращать которые придется, продавая предприятия. А теперь? На посевную дополнительно к запланированному в бюджете потратили 1,2 трлн рублей. Они частью до сих пор стоят на конвертацию. На уборочную требуется много больше. И они тоже придут на конвертацию. Как частью и компенсации, и повышения зарплат и пенсий. Хотя бы через чай и макароны.

Пессимистический реализм

Наша страна – маленькая. И мы не можем себе позволить не только, чтобы цены в магазинах были существенно ниже, чем у соседей. Не могут быть ниже и зарплаты квалифицированных специалистов. Вывозят не только товары. Специалистов вывозят еще охотней. В Германии, при безработице в 6%, более миллиона незанятых рабочих мест. В основном – для квалифицированных специалистов. Еще больший "голод" на квалифицированных специалистов, при 7,5% безработицы, в России. К тому же, там нет языкового барьера. Уедут. А с бабушками-пенсионерками и недоучками страну не поднять. Платить придется. И эти деньги, прежде всего – через спрос на качественные товары, тоже пойдут на конвертацию.

Так что, опять девальвация? Или, наконец, займемся повышением эффективности производства и управления?

Правительство приняло План действий Правительства Республики Беларусь по обеспечению сбалансированного развития экономики в условиях изменения официального курса белорусского рубля. Документ помпезно поданный, но – бессодержательный. Кроме мероприятий по выполнению требований МВФ – набор поручений по адаптации нормативной базы к назначенному курсу доллара. Возможно, такой документ и нужен. Для текущей деятельности. Но он ничего не говорит о том, как страна будет выбираться из нынешнего кризиса. Не считать же программой выхода поручение увеличить экспорт или распределение по ведомствам заданий по привлечению прямых иностранных инвестиций. Без всякого определения инструментов и источника ресурсов для выполнения таких заданий.

Мои статьи читают и работники наших идеологических служб. Чувствую это по отдельным комментариям. Но даже для них должно быть ясно: возможности и дальше проводить прежнюю социально-экономическую политику, основанную на проедании советских запасов и внешней подпитке, уже отсутствуют. Все. Необходимо подводить черту и разрабатывать новую модель, соответствующую сложившимся условиям. Как внешним, так и внутренним. И чем больше мы цепляемся за отжившую модель, тем больших затрат и жертв от населения потребует выход из кризиса.

Но чтобы определиться с моделью и готовить программу действий, думать надо. А тут у нас проблемы. Поскольку некому. Еще в первой статье этого цикла я писал, что два наших экономических НИИ, кафедры вузов, экономические службы министерств экономики и промышленности, Администрации президента оказались "пустышками", не способными ни самим разработать программу действий, ни организовать ее совместную разработку. Потому и не верю, что реалистичную модель и конкретную программу ее реализации у нас можно разработать в тиши кабинетов и в кулуарах. Там – некому. Наши ведущие ученые-экономисты позволяют себе предлагать продать ОАО "БЕЛАЗ" какой-то угольной компании или ограничить импорт административными мерами. Что, безусловно, свидетельствует об их полной профессиональной непригодности. И очень опасаюсь за качество разработки очень важного для страны закона о частно-государственном партнерстве. Никак не проявлялось пока ни в Минэкономики, ни в НИЭИ понимание проблем такого партнерства.

Ситуация усложняется патологической склонностью советских экономистов к вранью и показателям при отсутствии навыков анализа. Взять, к примеру, наше Министерство экономики. 20 мая министерство сообщило:

"Экономический рост поддерживается динамикой промышленного производства (112,9%), увеличением объема инвестиций в основной капитал (123,4%), сохранением активного спроса на потребительском рынке страны (120,6%). Прирост экономики в первом квартале 2011 г. обеспечен в условиях роста производительности труда на 10,6%, снижения энергоемкости ВВП на 7,7%, роста экспорта товаров и услуг на 41,9%."

А что, потом на Беларусь метеорит упал? Как такая благодать за несколько дней превратилась в столь тяжелый кризис?

Нам остро необходимо широкое общественное обсуждение программы действий по выходу из кризиса. Нужно искать общественный консенсус для этой программы, поскольку чем-то жертвовать в процессе ее реализации придется.

И все же я не считаю себя пессимистом. Нет пессимизма в том, что я считаю, что нынешняя социально-экономическая политика во многих аспектах себя изжила. Просто нужна другая политика. Все свидетельствует, что у нас еще есть шансы выстроить свое общество и свое государство. И международная обстановка, где перспективы развития и России, и Украины не выглядят радужными. Где процесс перестройки миропорядка на Западе только начался, и при его реализации неизбежно возникнут возможности и для нас. Учитывая наличие у нас пока еще значительного человеческого капитала. И невозможность для наших руководителей и чиновников, из-за отсутствия ресурсов, продолжать обанкротившуюся политику. Что снизит их сопротивление.

Мы обязаны не допустить превращения Беларуси в лимитроф, где богатые и сильные соседи только черпают ресурсы для своего развития. Возможности для этого есть. Но хватит ли у нас сил и интеллектуального потенциала, чтобы эти возможности не упустить?

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года!


 
 
{banner_819}{banner_825}
-80%
-15%
-50%
-45%
-45%
-20%
-10%
-10%
-80%
-20%