Александр Обухович,

 
Партнёр рубрики
Нас уже 20 лет учат рыночной экономике. Все кому не лень. Причем те, кто только вчера закрыл учебник (и молодежь, и бывшие преподаватели научного коммунизма), щедрее всех раздают ярлыки: эта мера рыночная, а эта – нет. В комментариях к "Реальному сектору" то в дирижисты определят, то в пропаганде плановой экономики обвинят. Надоело. Есть необходимость определиться в терминах.

Считаю, что экономической науки сегодня не существует. Есть набор более-менее отработанных моделей, методик расчетов и локальных теорий, применимость которых для каждого конкретного случая необходимо тщательно проверять.

И в этом мнении я не одинок. Вот как Дж.К. Гэлбрайт характеризовал ситуацию в США с теоретическим осмыслением положения дел в отраслях, где господствует олигополия (это – большая часть мировой экономики):

"При наличии минимальных цен, установленных фирмами; спроса на отдельные виды продукции, управляемого ими; совокупного спроса, формируемого государством; максимальных уровней ставок заработной платы и цен, установленных государством, здание планирования индустриальной системы приобретает завершенный вид. Остается самая малость: добиться, чтобы в будущем все называли такую систему неплановой, то есть рыночной". "Ни одна промышленно развитая страна, социалистическая, несоциалистическая либо идеологически враждебная социализму, не могла обойтись без такого (заработной платы и цен) регулирования".

Не менее жестко отзывается о теоретических основах описания деятельности мировых рынков и Дж. Сорос. Своей "теорией рефлексии" он утверждает, что мировые рынки никогда не стремятся к равновесию. Что мировыми рынками можно манипулировать. И, следовательно, цены на мировых рынках объективно не отражают ничего, кроме интересов участников торгов. По его мнению, финансовые рынки сегодня "взбесились". Учитывая опасность для мировой экономики такой ситуации, факт абсолютно безответственного поведения на этих рынках США и других крупных игроков, Дж. Сорос настаивает на необходимости формирования для мировых рынков интернациональных регуляторов.

Относительно благополучное течение нынешнего мирового кризиса для экономик Германии и Франции эксперты объясняют активным вмешательством государства в экономическую жизнь этих стран. Этим же объясняются и успехи Китая, других стран Юго-Восточной Азии.

В президентство Дж.Буша-младшего представители его администрации вообще заявляли, что США по силам формировать реальность, и действовали в экономике соответственно. Они исходили из того, что ситуация на рынках, при выделении соответствующих ресурсов, подлежит изменению в любую желаемую сторону. И что США имеют возможность эти ресурсы выделять.

Теория рынка исходит из того, что ситуация на нем определяется независимыми действиями множества мелких игроков, и результат их действий определяется статистически. Хотел бы я видеть, где адепты рыночного фундаментализма видели такие рынки! Даже на колхозных рынках СССР цены и объемы продаж определялись отнюдь не конкуренцией производителей. На современных рынках господствует олигополия, и всем другим приходится подстраиваться к действиям крупных игроков.

И слону в лавке нужны правила

Тем более странно применять теории рынка к экономической политике государств. Все развитые государства перераспределяют от 25% до 45% ВВП. И уже этим предопределяют экономическую ситуацию в стране: такой "игрок" на внутреннем рынке всех заставляет подстраиваться. То, что наше государство действует на внутреннем рынке, как слон в посудной лавке, еще не значит, что государство должно самоустраниться от управления своей экономикой. Скорее, речь должна идти об исключительно низкой квалификации наших управленцев, отсутствии необходимой информации и анализа действующих тенденций в стране и в мире.

Конечно, глобализация внесла свои коррективы: у небольшого государства мало шансов самостоятельно выстроить конкурента для международного концерна: не тот порядок необходимых ресурсов. Да и на внутреннем рынке приходится учитывать возможность экспансии импорта.

Практикующие экономисты (не теоретики!) при решении конкретных задач исходят, образно говоря, из аналогии с задачей переправиться через реку. Где течение символизирует действие рыночных сил.

Можно, конечно, плыть по течению. Но куда приплывешь – неизвестно. Можно все отдать на волю рыночных сил. Результаты видели в России начала 90-х. У нас может быть только хуже: тогда российский рынок рассыпался и никем не контролировался (не успели войти), сегодня шакалы-конкуренты наготове. Только дай слабину, последние остатки рынков отберут.

Можно и течение игнорировать. Если сил так много, что можешь себе это позволить. Но тогда нужно быть готовым к затратам не только на подготовку производства, но и на вход и закрепление на рынке. Капитализация предприятия должна быть адекватна поставленной задаче.

По жизни выбирают вариант, когда частью – используют течение, частью – выгребают что есть сил. И возможность переправы определяется наличием этих сил. Для каждого продукта нужен свой расчет тактики, сил и средств. Теоретически можно, конечно, "повалить" и Sony, и General Motors, но количество требующихся для этого ресурсов столь велико, и вероятность их оправдать столь мала, что никто пока и не пытается.

Мне представляется, что руководители нашего государства никак не смирятся с двумя очевидными фактами: экономика нашей страны капиталистическая и страна наша маленькая.

Как малая страна, мы вписаны в мировую экономику. И обязаны исходить не из собственных желаний, а из обстановки на внешних рынках. Для формирования полноценного промышленного производства только для внутреннего рынка, наша страна слишком мала. Почти каждое наше предприятие вынуждено работать и на локальных внешних рынках. В России или, что значительно реже, в мире. На одних там – господствуют монополии, на других – местные власти, и без местного партнера – не войти, и, тем более, не удержаться. Причем далеко не везде соотношение "цена - качество" является не то что решающим, но даже просто существенным фактором успеха. Но всюду на рынках есть ниши, которыми можно и позаниматься. Для такой небольшой страны, как наша, общей стратегии управления промышленностью нет и быть не может, она должна выстраиваться для каждого предприятия, для каждого продукта.

А кто у нас в состоянии выполнить эту работу? Предприятия? Способных на это и работающих на рынках на современном уровне можно пересчитать на пальцах. У остальных – ни кадров, ни ресурсов. Отраслевые НИИ? У нас их практически нет, и имеющиеся отстали от жизни навсегда. Минпром и иже с ним? Даже не смешно: ни по структуре, ни по составу кадров к такой задаче они просто не готовы. На мой запрос о возможности технического аудита предприятий и консалтинга из Германии пришел список более чем на 400 секторов экономики, где такого рода услуги могут быть оказаны. У нас по республике столько классных инженеров не наберется. Потому я и писал о необходимости и формировать инжиниринговые фирмы, и привлечь специалистов. И обучать своих в деле, а не по книжкам.

Продать нельзя задействовать

Как страна капиталистическая, пусть и с постсоветскими завихрениями, выстраивая свою экономику, мы обязаны исходить не из желания что-то сохранить, а из возможности наши предприятия вписать в мировой рынок не немедленной жертвой конкуренции. При этом обеспечив создание нужного стране количества конкурентоспособных рабочих мест. И расчета необходимых для этого ресурсов. А это требует и совсем другой структуры промышленности (предприятиям, аналогичным по структуре западным 60-х годов на мировом рынке делать нечего), и совсем другой структуры управления. Более подробно на эту тему я уже писал в предыдущих статьях рубрики, повторяться не хочется. Но пока от наших властей даже мыслей вслух на эту тему не слышно.

А про что слышно?

Как ни удивительно, и теоретики проправительственного лагеря, и их оппоненты из числа рыночных фундаменталистов в одинаковой степени надеются лишь на приватизацию.

Ну, с рыночными фундаменталистами все ясно: по их мнению, рынок сам все выстроит, и "Запад нам поможет". А рабочие места пусть наш мелкий и иностранный крупный бизнес создают. Господдержку предприятий прекратить. Все предприятия продать, за счет выручки прожить переходный период, пока бизнес не создаст нужное стране количество рабочих мест. Не будут покупать – снижать цену, пока не купят.

В теории – даже красиво. По жизни – абсолютно нереалистично. Имеющийся в наличии белорусский бизнес слишком слаб, чтобы быстро создать много рабочих мест. Пока его накоплений недостаточно. Да и те – в торговле, и переток этих капиталов в производство маловероятен. Конечно, брошенные нами (без господдержки предприятий) рынки сбыта займут с удовольствием. Иностранцы. Но создавать рабочие места им у нас – зачем? Своих незагруженных мощностей – с избытком. Что, много рабочих мест создал иностранный капитал в странах Балтии? В процентах к имевшимся в советские времена и потерянных при получении независимости? Вероятность массовой и безнадежно-застойной безработицы при таких сценариях слишком велика, чтобы рисковать их принять.

Но еще хуже позиция, занятая теоретиками проправительственного лагеря. Ее суть, если освободить ее от словоблудия, – обеспечить социальную стабильность и приемлемый уровень потребления населения сегодня. А завтра – хоть трава не расти. Только вот, к несчастью для нашего руководства, это "завтра" уже наступило. Пока – в виде валютного кризиса. Не за горами – и в виде безработицы.

Возвращать кредиты МВФ, использованные на потребление? По мнению г-на Сидорского – без проблем. Продать пару предприятий – и вопрос закрыт. Вот г-н Кудрин и вопрошает: зачем вам кредиты, если можете продать 2-3 предприятия?

Виртуальная реальность

В стране на проведение незаработанной социальной политики нет денег? Берем курс на частно-государственное партнерство. В белорусской версии – как политику завлечения частного инвестора и встраивания его в существующую экономическую систему. Причем оставляем за собой право отобрать его собственность, обложить поборами на "неотложные государственные нужды", настоять на выгодной нам стратегии развития предприятия. Не случайно в рейтинге по защите собственности в мире мы занимаем 117-е место. И не случайно план по привлечению иностранных инвестиций выполнен в 1 кв.с.г. на 1%.

Как говорится, куда конь с копытом… Беря пример с поведения США на мировых рынках, наше руководство тоже решило, что его указы и постановления создают реальность. Но чтобы придуманную реальность реализовать, нужны не только указы, но и ресурсы. Иначе – чистая маниловщина, прекраснодушные мечтания. Американцам проще, им долларов можно и допечатать. Но что позволено Юпитеру… Кто и как считал задания Всебелорусского собрания, если их выполнение оставляет ежегодный дефицит в торговле товарами в 4,7 млрд. долларов? И как при этом планировалось их выполнять? Продавая по очереди предприятия, проедая выручку?

Да и кому продавать? Перед глазами опыт "Мотовело", где инвестор губит перспективное для страны предприятие, уничтожил рабочие места. А те предприятия, которые выкручивают у нас россияне, нам бы и самим пригодились.

Вот и получается, что придуманная руководством реальность существует, и то виртуально, только на БТ и в СБ. И еще – в Белстате.

Но политики – есть политики. Во всех вопросах знатоком не будешь. Кто-то ведь готовил эти решения. Им чего не хватило? Квалификации? Или совести, когда подводили "научную базу" под гибельную для страны политику?

Думаю – и того, и другого. Работа по принципу "Чего изволите?" - давняя традиция советских экономистов. А что касается квалификации…

Когда я услышал, как ведущие наши экономисты всерьез ратуют за продажу ОАО "БелАЗ" угольной компании, очень хотелось предложить им сдать дипломы. Это – даже не глупость, это – преступление.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года!
 
-50%
-50%
-20%
-20%
-10%
-50%
-50%
-40%
-10%
-20%
0071366