Александр Обухович,

 
Партнёр рубрики
Принципиальным для нашей экономической политики является вопрос о том, является ли ключом к выходу из нынешнего системного кризиса свобода рыночных отношений или проведение политики активного государственного управления экономикой?

Для нас вопрос вполне гамлетовский. Что лучше: "терпеть безропотно" иль лучше "оказать сопротивленье, сражаться…".

И не хочется, и колется

С одной стороны, что начисто игнорируют наши либералы – "рыночные фундаменталисты", для подавляющей части наших предприятий полноценно рыночные отношения равносильны смертному приговору. Даже лучшие из них, МТЗ и БелАЗ, как минимум имеют недостаточную капитализацию, проблемы с формированием сервисно-сбытовых сетей. То, что выглядит текущими проблемами, пока предприятия "под крышей" государства, станет приговором в "свободном плавании". Не говоря уже о том, что рынок настоятельно требует увольнения лишней численности, сброса предприятиями лишних фондов. И не подготовлено никаких мер для решения возникающих при этом в стране проблем. А то, что рынок сам создаст адекватное сокращаемым число рабочих мест – пустое, ниши заполнит импорт.

Так что идея "терпеть безропотно", положиться на "невидимую руку рынка" для страны означает и массовую безработицу, и закрытие многих и многих предприятий. Но главное, пожалуй, – стабилизацию экономического положения страны, включая и уровень производства, и уровень потребления населения, на достаточно низком уровне. Намного более низком, чем достигнутый нашими соседями. Причем без шансов (ввиду отсутствия достаточных накоплений) быстро этот уровень поднять. Сложившееся на внешних рынках соотношение сил не позволяет рассчитывать на другой вариант.

Но, с другой стороны, отважная вера наших руководителей в то, что указами, постановлениями и скудными государственными дотациями в небольшой Беларуси возможно построить эффективную экономику на базе советской экономической модели, уже привела к нынешнему системному кризису. К тому же сильнейшее внешнее давление подталкивает наше руководство не просто к поиску выхода, а к совершенно определенной политике, не только продиктованной отнюдь не нашими национальными интересами, но и противоречащей и менталитету, и интересам нашей номенклатуры.

В такой "рынок" - не хочется, сопротивляться – сил нет. Да и вопрос: в какой мере сопротивление действующим тенденциям вообще возможно?

Растут цены? Это нервное

Еще в начале 1960-х Дж.К. Гэлбрайт показал, что в условиях олигополии крупные корпорации в состоянии не только контролировать объемы своих продаж, но и влиять на цены. Исходя из собственных нужд планирования (прежде всего – капвложений), олигополии устанавливают эффективный контроль над своими рынками сбыта. Грубо говоря, в тех секторах мировой экономики, где господствуют олигополии, рыночные механизмы действуют далеко не в полной мере. Если вообще действуют. А это – очень значительная часть мировой экономики (фармация, автомобиле- и самолетостроение, электроника и др.).

И – самая устойчивая. "Достать" современные олигополии по силам только Китаю и мировому экономическому кризису. И то, как показал нынешний кризис, даже такой банкрот, как "Дженерал моторз" выбирался из кризиса не рыночными методами (по канонам рынка надо было закрывать заводы и объявлять банкротство), а за счет планомерной реструктуризации своих активов. И, в целом, выбрался.

В одной из своих книг мэтр современной спекуляции Дж. Сорос выдвинул теорию рефлексии. Суть ее в том, что наряду с объективными процессами ситуацию на любом рынке определяют и настроения, ожидания, планы участников рынка. Факторы сугубо субъективные. И, следовательно, ситуация на рынках подвержена манипуляциям: слухи, заявления ангажированных специалистов, провокационные действия крупных участников способны не в меньшей степени влиять на рынок, чем объективная обстановка. Иллюстрация – цены на нефть на мировых рынках: нет ни роста спроса, ни истощения запасов, а цены рвутся вверх. Такова же природа и валютных ажиотажей, когда недоверие масс к политике правительства способно повалить любую валюту. (Сам Сорос это использовал, когда "валил" фунт стерлингов.) Да и валютная политика всех основных игроков (США, ЕС, Китай) очень далека от стандартов "чистого рынка".

Так называемые "рыночные механизмы" на деле представляют собой равнодействующую от воздействия на ситуацию в экономике множества независимых участников рынка. Его действие объективно, если участников много и все они небольшие. Но, образно говоря, снаряд летит и против ветра, и сопротивление воздуха ему принято считать незначительным. Дж.К. Гэлбрайт для промышленных олигополий, Дж. Сорос на мировых фондовых, товарных, валютных рынках для международных финансовых фондов показали, что крупные игроки способны играть и "против рынка". И выигрывать, устанавливая для других игроков новую реальность, меняя направление действия рыночных механизмов. Мало того, в мире не так много рынков, где преобладает множество мелких игроков. А там, где участвуют игроки крупные, баланс между спросом и предложением устанавливается далеко не всегда по рецептам классической рыночной теории, возможности их влияния на ситуацию в своих интересах неоспоримо.

"Сардины" на закуску

Сегодня, в условиях мирового экономического кризиса, манипуляция рынками приняла всеобщий характер. И самое активное участие в этом принимают государства. Начиная от эмиссии долларов, стимулирования экспорта и кончая нетарифными ограничениями импорта. Возможности нашего государства влиять на рынки меньше чем минимальны. Да, рынок калийных удобрений, частично – рынки МТЗ и БелАЗа, российский рынок сельхозтехники. И все. Если не считать контроля над внутренним рынком молока и морковки. В такой ситуации, даже без учета технического отставания, на мировых рынках наши предприятия – просто добыча. И не стоит надеяться на "крышевание" государства: в рамках ЕЭП (помните – "свобода перемещения товаров и капиталов") российский (а через него и международный) капитал свободу попиратствовать у нас получит.

Говорят, что в обществе акул сардины годятся только на закуску. Правда, в обществе сардин об этом не говорят из соображений политкорректности. Экспортно ориентированные предприятия, не контролирующие свои рынки сбыта, всегда будут кандидатами в "сардины".

Время, когда рынок СНГ был практически не освоен международными корпорациями, уже ушло. И на российском, сегодня ключевом для нас рынке, наши предприятия будут вытеснять всеми доступными способами. Чтобы выжить и сохранить промышленный потенциал, нам нужны союзники. Не только в России, не в Китае и не на Западе. Ниш на рынках еще много. В мире достаточно стран, где предприятия находятся в положении, сходном с положением наших предприятий. В мире достаточно финансовых фондов и банков, которые сегодня, в условиях кризиса и грядущего обесценивания доллара, ищут возможностей инвестиций. Но пока нам особо нечего им предложить. Нужны проекты и механизмы совместной деятельности.

Как ответ на главный вопрос. Альтернативой рыночному беспределу и совковому администрированию может быть, с моей точки зрения, только проектное финансирование вывода предприятий на устойчивую работу на мировых рынках. Как портовый буксир вытаскивает корабли из тесного порта в море, инжиниринговая фирма должна под проект брать предприятие, выводить его на устойчивую работу – и переходить к следующему предприятию. При надобности – кооперируясь с западными инжиниринговыми фирмами и партнерами на основных рынках сбыта. Привлекая либо кредиты, либо инвестиции. Как получится. (То, что большинство наших предприятий закредитовано, означает только крайне низкое качество работы и нашего менеджмента, и наших банков. И ничего более.)

И еще. Проведя модернизацию предприятия, выведя его на устойчивую работу, невозможно передавать предприятие под руководство Минпрома и подобных ему: угробят. Англичане, когда после войны им пришлось национализировать целые отрасли, прямо запретили даже парламентские запросы о решениях, принимаемых на этих предприятиях. Чтобы и у министра, и у других чиновников не возникало никаких оснований влезать в их дела. Поскольку практика показала, что пользы от вмешательства чиновников в дела предприятий не бывает никогда. Достаточно контролировать финансы. И, если дела идут не должным образом, собирать компетентную комиссию для "разбора полетов" с последующими оргвыводами.

Думаю, пора вспомнить передовой опыт русского царя Ивана IV Грозного. При проведении своих реформ он столкнулся с массовым сопротивлением сторонников старых порядков во всех слоях общества. Проведя первоначально реформы на части территории страны ("опричнина"), он оставил старые порядки на другой части ("земщина"). И постепенно, шаг за шагом, "земщину" извел. Возможно, и нам стоит запустить масштабный эксперимент и, в случае успеха, постепенно его расширять. Или корректировать. Ждать уже абсолютно нечего.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года!
 
{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-15%
-70%
-15%
-35%
-20%
-23%
-60%