Александр Обухович,

 
Партнёр рубрики
В предыдущих статьях пришлось сделать вывод, что тесная интеграция как с Западом, так и с Россией не в полной мере отвечает интересам Беларуси. Выгоды от такой интеграции на одних направлениях нашей экономической жизни приносят потери на других, не менее значимых для нашей экономики.

Думаю, нет смысла рассматривать инерционный сценарий. Например, возможность продолжения политики предыдущих лет. Даже если удастся где-то выцыганить крупный кредит. Сказанное в предыдущих статьях "Реального сектора", как мне представляется, это вполне доказывает. Попытаемся сконцентрироваться на тех немногих возможностях, которые еще у нас остались.

До сих пор нам удавалось выкручиваться, получая дивиденды почти исключительно от политических деклараций. Это были и многолетняя российская нефтегазовая подпитка, и кредиты МВФ. Сегодня, в условиях очевидного банкротства нашей экономической модели, острой потребности в структурных реформах, давления потенциальных кредиторов, выбор экономической и промышленной политики для нас уже не может быть только логически обоснован или исходить только из нашей потребности. Поскольку внутренних источников для финансирования выхода из нынешнего кризиса совершенно недостаточно, привлечение внешних источников выглядит абсолютно необходимым. А это означает, что приходится искать такие варианты, которые исходят не только из наших потребностей, но и из интересов партнеров. Какие это могут быть партнеры? Сколько нам надо? Для чего? Чем за это придется платить? Вот те вопросы, на которые придется искать ответы.

Ключевой вопрос – сколько и для чего нам надо?

Главная задача любой экономики – обеспечить конкурентоспособными рабочими местами население страны. Конкурентоспособность подразумевает и их относительную устойчивость, и уровень зарплат и социального пакета, соизмеримый с аналогами у соседей. Для нас пока эта цель – отдаленная: в условиях нынешнего кризиса нам бы сохранить уже достигнутый уровень жизни населения и заложить техническую базу для дальнейшего развития страны.

Сегодня больше всего "болит" проблема дефицита валюты и отрицательного сальдо в торговле товарами и услугами. Отрицательное сальдо в торговле товарами за 2010 год – 9,6 млрд долларов, или в среднем 800 млн долларов в месяц, за январь-февраль – почти 2 млрд долларов. За 2010 год автомобили – 1 млрд долларов, за январь-февраль – более 600 млн долларов. Получается, что и без автомобильного бума "дыра" составляет около 700 млн долларов в месяц. Правительство уже посчитало, что, при выполнении заданий пятилетки, в 2015 году "дыра" сократится и составит 4,7 млрд долларов, 400 млн долларов в месяц. Это – если удастся регулярно перекредитовываться и где-то добыть ресурсы для запланированного роста объемов. По средним цифрам, чтобы закрыть "дыру", с учетом импортоемкости нашего экспорта, необходимо увеличение экспорта на 16-17 млрд долларов в год.

Правительство надеется "решить проблему" за счет российских кредитов и продажи нескольких крупных предприятий. Остальные меры, предпринимаемые правительством, относятся к категории благих пожеланий. Да и нет сегодня у правительства реальных инструментов для управления экономической ситуацией в стране. За исключением дублирования указаний президента типа "улучшить, усилить, укрепить". Ревизуя запланированные госрасходы, правительство изыскало возможность их сократить на 1,7 трлн рублей (45 млн долларов в месяц), что, конечно, никаких проблем не решает.

Мне пришлось как-то работать с таким директором. Очень любил на оперативках ставить перед подчиненными заведомо невыполнимые задачи. Говоришь ему, а он: "Ничего, пусть стараются! Не получится – потом скорректируем". За 9 месяцев деятель угробил перспективное предприятие. Немного отдохнул – и получил новое.

Вот и наше руководство действует по схожей схеме: получили указания от президента, разбросали задания по концернам, областям, предприятиям – и целый год можно только понукать и контролировать. В результате какие-то предприятия "дорисуют" показатели, кому-то их скорректируют. Некоторым – с оргвыводами. Год прошел – можно повторять. В результате "рост" объемов промышленности в 2010 году (7%) "достигнут" при росте цен производителей на 22,1%! А спрос при таком росте цен падает быстрее физических объемов. Дисбаланс в торговле только усиливается. Побочный эффект от такой имитации управления – полное отсутствие информации, позволяющей принимать обоснованные решения по предприятиям. И невозможность сегодня просчитать потребность страны в инвестициях в реальный сектор, рост объемов в котором только и может выправить дисбалансы в нашей экономике. Очень грубо можно оценить потребность в инвестициях в 25-28 млрд долларов.

Мало произвести, надо еще и суметь продать. Дополнительный экспорт на 16-17 млрд долларов требует инвестиций в сервисно-сбытовую сеть не менее 1,7 млрд долларов. Их тоже не в один день освоишь. Тем более что опыта таких инвестиций у нас почти нет.

Итого, требуется найти и освоить 30 млрд долларов инвестиций. Минимально – за год. На этот год требуется, при сохранении нынешнего уровня госрасходов, кредиты в пределах 8,5 млрд долларов. Поскольку их придется возвращать – общая потребность – 35-40 млрд долларов. Грубо – 70% ВВП.

Какие у нас могут быть партнеры и что им надо

Во-первых, нужно отметить, что список возможных партнеров у нашего государства очень невелик. Как из-за отсутствия серьезных экономических отношений, наработанных совместных проектов, так и из-за плохой совместимости нашей экономической системы с любой другой. И вряд ли разговоры о "вшивости" или о "козлах" этот список могут существенно расширить. Во-вторых, фактом является согласованная атака на Беларусь и Запада, и России. И то, что уже под первыми ударами мы "поплыли", не добавляет энтузиазма тем, кто и хотел бы прийти к нам на помощь: нет уверенности, что нас не сомнут. Да и, честно говоря, масштабы наших проблем таковы, что никакой один партнер нас не вытянет. Разве что мог бы Китай, но ему сегодня ввязываться в это просто незачем. Никакая другая страна, когда у самих проблем море, благотворительностью в таких масштабах заниматься не сможет. В последние десятилетия есть прецеденты, когда небольшая страна выживала и под мощным внешним давлением, но ценой ухода в "чучхэ" с очень большими потерями в уровне жизни населения. Поэтому никакая межгосударственная помощь кредитами нашу экономику уже спасти не может: не тот порядок цифр, не те сроки возврата.

Конечно, кредиты и России, и ЕвразЭС, и МВФ нам, безусловно, понадобятся. Даже самый быстрый рост объемов производства не происходит мгновенно. Требуется время. И кредиты должны это время дать. Правда, пока мы время скорее тратим на препирательства, чем на работу, для выполнения которой правительство не готовит ни программ, ни инструментов. Даже принципиальные подходы не определены.

70% ВВП проинвестировать государство не сможет. Ни своими (нет таких), ни заемными (никто столько не даст) средствами. Частно-государственное партнерство остается единственным выходом.

Но ставка на частно-государственное партнерство накладывает на государство массу ограничений. Не говоря уже о том, что опыта такого партнерства почти нет. (Все таки, Парк высоких технологий - опыт несколько специфический). Конечно, работа по реализации Директивы №4 и других мер по либерализации нашей экономики необходима, но недостаточна. В условиях мирового кризиса приглашать инвесторов и ждать, когда они соизволят заглянуть поинтересоваться – все равно что при посадке яблони стоять и ждать, когда ямку метеорит выкопает. Нужны проекты.

Инвесторы бывают разные. Те, которые приходят со своими объемами сбыта и со своими технологиями, – самый простой вариант. Остается определиться территориально и постараться "втюхать" ему как можно больше незадействованных фондов. И надеяться, что он создаст побольше рабочих мест. Но таких инвесторов мало, кризис в мировой экономике не закончился. "Погоду" они для нас не сделают. Наши чиновники их ищут в первую очередь не столько для объемов производства и рабочих мест, сколько надеясь выручкой от приватизации пополнить бюджет. Но нам в первую очередь нужны инвесторы для модернизации нашей промышленности и для продвижения нашей продукции на внешние рынки. Работа с такими инвесторами должна вестись по алгоритму: проект – подбор потенциальных инвесторов, предположительно могущих проявить интерес – переговоры – выбор инвестора с возможной корректировкой проекта или подбор других потенциальных инвесторов с повторением цикла. И переговоры с такими инвесторами должны вести не чиновники, даже самого высокого ранга, а инженеры. После утверждения проектов, полномочия должны быть переданы компетентным специалистам.

И таких инвесторов нужно не единицы, а десятки. Если не сотни. Пусть мелких. Пойдет дело – деньги на развитие они найдут сами. Пусть зацепятся.

Конечно, для модернизации нашей промышленности и для продвижения нашей продукции на внешние рынки нужны разные инвесторы. В перспективных для сбыта нашей машинотехнической продукции точках надо искать местных партнеров. И организовывать СП в виде сервисного и дилерского центров. Наш вклад – техникой и запчастями, партнера – оборотным капиталом. Их директор, наш главбух. И контроль местного филиала международного банка. Для других товаров – на тех же принципах торговые дома. Под контролем Минторга. Заодно – склады разгрузим.

Работу по модернизации промышленности надо начинать, обязав все госпредприятия публиковать в интернете сведения обо всем закупаемом сырье и комплектации с указанием ТКВЭД и цены последней покупки. Как делают это французы в "Журналь официаль". Думаю, КГК найдет там много интересного. А наши небольшие предприятия, частные и государственные, как и потенциальные иностранные инвесторы, - информацию для своих бизнес-планов. Вот это будет реальное приглашение инвесторов. Особенно при определении приоритета местного производителя. Вот это можно сделать очень быстро, и получим реальное импортозамещение.

А дальше – нужна промышленная политика. В техническом и территориальном разрезах. И кропотливая работа по бюджетозамещению в модернизации. Инженерная работа.

И последнее. М. Мясникович много сил потратил, убеждая депутатов Палаты представителей запретить местным властям доводить показатели частным предприятиям. А государственным что, можно? Не раз присутствовал в районных администрациях, когда там заслушивали предприятия. Выжимая из них показатели по району. Жалкое зрелище. Теперь этот цирк решено распространить. Теперь регионам будут доводить показатель "ВВП на душу населения" и спрашивать с вертикали. А что, разве у вертикали есть ресурсы, позволяющие этот показатель улучшать?

Я думаю, вертикали – вертикалево. Не дело чиновникам, без специалистов и ресурсов, влезать в дела хозяйствующих субъектов. Квалифицированно – не получится, а субъективизма у нас и так хватает. Другой вопрос – предоставить право местным администрациям вносить пай во вновь образуемые организации за счет неиспользуемого в хозяйственном обороте имущества (включая станки с предприятий вне их территории). С направлением части дивидендов в местный бюджет. Это – реальный стимул искать людей и идеи.

Конечно, под кредиты придется в чем-то идти на компромиссы и с Россией, и с МВФ. Но если мы будем иметь свою программу действий, эти компромиссы принесут все же меньше вреда.

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года!
 
{banner_819}{banner_825}
-52%
-30%
-30%
-25%
-30%
-20%
-15%