147 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  2. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  3. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  4. Разбираемся с подержанными «китайцами». Что интересного можно купить?
  5. Первый раз попробовал наркотики «примерно лет в 16». В Минске судят Тиму Белорусских
  6. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  7. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  8. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  9. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  10. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  11. Переговоры с Мишустиным и новые законы. Что происходит в Беларуси 16 апреля
  12. Новое в зачете отбытого наказания: день в СИЗО могут приравнять к 1,5 дня в колонии (и это лучше, чем было)
  13. Два министра привились от коронавируса российским «Спутником» белорусского производства
  14. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  15. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  16. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  17. Правительство запретило вывоз из Беларуси пшеницы, гречихи, кукурузы и других злаков
  18. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  19. В Минск прилетел премьер-министр России. Лукашенко на встрече анонсировал встречу с Путиным
  20. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  21. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  22. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  23. БГУ не продлевает контракт с Еленой Лаевской (ее сын Дмитрий защищает Виктора Бабарико)
  24. Курсы доллара и евро заметно падают. Что происходит на валютном рынке
  25. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  26. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  27. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  28. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  29. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  30. Какой уровень холестерина в крови небезопасен и чем он грозит? Врач отвечает на частый вопрос


Александр Обухович,

 
Партнёр рубрики
В своих статьях я уже писал, что бедственное состояние белорусской промышленности представляет для нас интеллектуальный вызов. К сожалению, ход событий не предоставил нашей стране времени, чтобы спокойно разобраться в происходящем и выработать какие-то меры для исправления ситуации без существенных потрясений в обществе. Согласованное давление наших кредиторов шансов на такое развитие событий уже не оставляет. Действия наших кредиторов ставят перед нашей страной альтернативу.

В рамках существующей экономической системы – жить по средствам. Это означает: снизить уровень жизни населения на 30-40%, отказаться от госинвестиций и от шансов когда-нибудь подняться.

Либо – структурные реформы. Не те, которые нам хочется, не те, которые привыкли "рисовать" и не выполнять, а те, в целесообразности и эффективности которых сможем убедить кредиторов. Тогда – широкое финансирование и шанс вырваться из ямы.

Поэтому для нас существенно понять, что хотят от нас наши кредиторы. И не менее важно определиться, что мы сами хотим. И только после этого искать точки соприкосновения, общую базу для реформ.

Относительно нас. Уже ясно, что существующая система управления народным хозяйством дальше существовать не может. Даже если вдруг найдется случайный кредит и нынешний валютный кризис будет купирован, через два-три месяца кризис возобновится. Еще в феврале М. Мясникович, представляя в Палате представителей экономическую программу правительства, заявил, что, по их расчетам, при выполнении прогнозных показателей, в рамках существующей структуры экономики, при росте экспорта в 2,2 раза, дефицит счета текущих операций сократится к 2015 году с нынешних 9 млрд долларов только до 4,7 млрд. Это – если все будет благополучно, и каждый год удастся перекредитовываться. А решение проблемы дефицита, по мнению премьера, возможно только при существенном изменении структуры экономики страны.

Но сегодня уже непринципиально, как хотело модернизировать структуру экономики страны правительство. Его программа изначально выглядела нежизнеспособной, а в условиях нажима кредиторов – просто ненаучной фантастикой. Важно, что даже правительство осознало: так дальше жить нельзя. А как можно – нам пытаются продиктовать кредиторы.

Ничего личного

Запад, в лице МВФ, демонстрирует даже нарочито бухгалтерский подход и максимум лояльности. Показали на цифрах, что страна живет не по средствам. Эксперты МВФ бегло просмотрели статьи расходов и предложили привести расходы к уровню доходов. Не вникая в последствия. Не стали спорить, приняв за базу ожидаемый нашим правительством рост ВВП и экспорта. Хотя оснований для такого роста пока и не просматривается. Сочли обоснованным ожидаемый умеренный рост (до 30% ВВП) валового госдолга до 2016 года и ожидаемый уровень внешних заимствований. Хотя и здесь не совсем понятно, сумеем ли одолжить и на каких условиях. Но даже при этих уж очень оптимистичных ожиданиях концы все равно не сходятся.

МВФ предложил нашему правительству два сценария: плохой и очень плохой. Во всех сценариях – повышение тарифов на ЖКХ (правительство уже пообещало их поднять на 30% в этом году) и существенное (в 2 раза - по плохому, в 4 раза – по очень плохому варианту) сокращение финансирования госпрограмм, ужесточение кредитной политики. Возможно – повышение пенсионного возраста. Кроме того, по плохому варианту – девальвация без границ. Как получится – так и получится. По очень плохому – девальвация умеренная, но, в дополнение к ней, резкое сокращение всех бюджетных расходов, включая сокращение зарплат бюджетников. Стандартные рецепты МВФ. Ничего необычного, все – как у многих других. Как ранее – для Латинской Америки. И еще предложили перенаправить оставшиеся госинвестиции с жилья на закупку машин и оборудования. Чтобы хоть в перспективе иметь рост доходов.

Обвинять Запад в суровости предлагаемых мер нет оснований: в условиях кризиса, когда почти все страны Запада вынуждены сокращать социальные программы (несмотря на демонстрации, протесты и потери голосов правящих партий) и бороться с выросшей безработицей, финансировать разгульную трату денег нашим правительством оснований нет. Какими бы социально значимыми прожектами эта трата ни обосновывалась.

А тут еще Россия тоже заговорила о структурных реформах в Беларуси как условии получения кредита и от них. Хотя у них формально речь идет о сокращении госрасходов, валютной политике (читай – девальвации), похоже, на этом там не остановятся. Но в любом случае и эти потребуют жить по средствам: в сегодняшних российских условиях Кремлю не очень хочется, чтобы Беларусь "отсвечивала" своей успешной, по российским меркам, социальной политикой. И не упустят случая наглядно доказать, что ее успешность была только за счет "российских щедрот". Тем более, что теперь там начинается предвыборная кампания, которая обещает быть очень непростой. И аргумент, что и Беларусь не смогла продемонстрировать устойчивость своей экономики, что аграрная и социальная политика Беларуси не имеет фундамента, на фоне провалов своей внутренней политики, любому из тандема будет очень кстати.

Замыкая круг

Но девальвация, рост стоимости услуг ЖКХ, необходимость сокращения расходов на субсидии и госаппарат лишь фиксируют сложившееся в нашей экономике положение дел. А вот требование МВФ и России о резком сокращении расходов на госпрограммы в сочетании с девальвацией, с моей точки зрения, законсервирует тот уровень производства и потребления, который сложится в результате девальвации, надолго лишив страну перспективы развития. В условиях ужесточения бюджетной политики не смогут сформироваться ресурсы для значительных госинвестиций. Белорусский капитал собственный инвестиционный потенциал в значимых объемах еще не накопил. Иностранный капитал в республику не пойдет: кризис еще далеко не закончился, и в мире сегодня много мест, куда инвестировать и выгоднее, и безопаснее. Нас активно заталкивают в так называемую ловушку бедности, выхода из которой практически нет.

Понятно, что, для того чтобы экономика страны развивалась, необходимо ее инвестировать. Например, считается, что рост ВВП на 10% обеспечивают инвестиции в 20% ВВП. Это – в среднем, в зависимости от специализации экономики возможны отклонения, но порядок цифр такой. И речь идет только о производственных инвестициях, инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал должны делаться дополнительно. Для каждой страны есть свой порог инвестиций. И страна может развиваться, только если инвестирует в свою экономику больше этого порога, меньше – развитие останавливается. Сегодня для очень многих стран "третьего мира" внутренние накопления значительно ниже этого порога. А расходы государства на образование, здравоохранение растущего населения, необходимость инвестировать развитие инфраструктуры оставляют страну без источников инвестирования в реальный сектор. Развития нет, а туда, где нет развития или нет инфраструктуры, не идет и иностранный капитал. Круг замыкается, страна беднеет. Абсолютно или относительно.

Именно такой сценарий называют "ловушкой бедности". Именно в такую ловушку нас и заталкивают, требуя резкого снижения расходов на госпрограммы и поддержку госпредприятий.

Справедливости ради нужно отметить, что МВФ выразил готовность продолжить финансирование Беларуси. Правда, при наличии "смелых структурных реформ". Не очень объясняя, что под ними имеется в виду. Радует, правда, что не настаивают на приватизации как панацее, не требуют открыть страну для иностранного капитала. Понимают, что наше правительство само в этом направлении будет двигаться. Просто от безысходности. И все же условия МВФ выглядят получше, чем условия России. Пока они выглядят как обычные требования кредитора, обеспокоенного платежеспособностью заемщика. А опыт последних столкновений с Россией показывает, что там будет не так просто. Но о позиции России – в следующей статье.

Платить по счету

Что означают для нас требования МВФ? Ну девальвация, снижение расходов на госаппарат – понятно. Как и общее снижение потребления. За бездарность проводимой экономической политики электорату придется заплатить. И я не думаю, что будет достаточно разовой девальвации: неизбежные попытки спасти хоть что-нибудь из нашей социально-политической модели так же неизбежно потребуют повторных. Но все это – неизбежное следствие того, что было. Проблема сегодня в том, как спасти то, что будет.

Конечно, наши госпрограммы (3,3 млрд долларов в год) и наши госсубсидии (7,7 млрд долларов) для стороннего аналитика выглядят чудовищным разбазариванием государственных ресурсов. Даже по данным КГК до 30% средств, выделяемых по программам господдержки, используются неэффективно и не обеспечивают достижения заявленных целей. На деле, с учетом фокусов с отчетностью, доля невыполненных бизнес-планов, под которые выделялась господдержка, еще выше. Поэтому не удивительно, что МВФ предлагает ограничить финансирование госпрограмм уровнем 0,7-1,5 млрд долларов в год, а госсубсидии (идут, в основном, в ЖКХ и на село) постепенно свести к нулю. В сегодняшних условиях это означает рост стоимости услуг ЖКХ в 3 раза и немедленную смерть не менее 20% хозяйств на селе с ростом цен на продукты. В рамках предложений МВФ аграрная политика подлежит полному пересмотру.

Не очень понятно, как скажется реализация предложений МВФ на промышленности. Ясно, что плохо, но неясно - насколько. То, что девальвация способна сильно стимулировать наш экспорт – не верю. Во-первых, в себестоимости продукции у нас слишком велика доля импортного сырья, комплектации, энергоносителей. Во-вторых, спрос на нашу продукцию не очень эластичен по цене. Такой механизм срабатывает там, где на рынках конкурируют близкие по ценам и потребительским качествам товары разных стран. В нашем экспорте таких – меньшинство. Но вот ужесточение кредитной политики и резкое сокращение внутреннего спроса, безусловно, скажется на некоторой части предприятий губительно. Будут и банкротства, и безработица. Просто пока трудно оценить масштабы.

Что касается безработицы, эксперты МВФ вообще не сильно заморачиваются этим вопросом. С их точки зрения, если в Испании она составляет 20%, в России – 7,5%, почему в Беларуси, чья экономика намного менее эффективна, она должна быть меньше?

Предложения МВФ не дают ответа на главный вопрос: что за страну мы строим? Ну сведем мы, как говорится, "дебет с кредитом". Баланс доходов и расходов. Получим госаппарат поменьше, более компактный. Еще больше закрытых фабрик. Поля, зарастающие кустарником. Безработицу и трудовую миграцию. Дальше что? Где возьмем 8-10 млрд долларов инвестиций под рост? Откуда возникнут бизнес-проекты, под которые будем одалживать деньги? Как долго без модернизации протянут наши предприятия? А начнут вымирать, что, опять будем искать баланс доходов и расходов на еще более низком уровне?

Не вижу, как предложения МВФ решают проблемы нашей страны. Есть, правда, надежда, что нажим МВФ заставит наше правительство отказаться от изжившей себя социально-политической модели. И начать думать, как нашу страну строить. Или опять за всех у нас один человек думать будет?

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года!
 
-10%
-25%
-5%
-5%
-20%
-80%
-15%
-15%
-25%
-55%
-20%