147 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  2. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  3. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  4. Эту красотку называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  5. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  6. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  7. «Гомсельмаш» пригласил на работу 400 рабочих российского завода-банкрота. Откуда столько вакансий
  8. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  9. Правительство запретило вывоз из Беларуси пшеницы, гречихи, кукурузы и других злаков
  10. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  11. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  12. Переговоры с Мишустиным и новые законы. Что происходит в Беларуси 16 апреля
  13. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  14. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  15. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  16. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  17. В Минск прилетел премьер-министр России. Лукашенко на встрече анонсировал встречу с Путиным
  18. Курсы доллара и евро заметно падают. Что происходит на валютном рынке
  19. Какой уровень холестерина в крови небезопасен и чем он грозит? Врач отвечает на частый вопрос
  20. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  21. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  22. Прокурор попросил два года ограничения свободы для Тимы Белорусских по «наркотической» статье
  23. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  24. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  25. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  26. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  27. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  28. БГУ не продлевает контракт с Еленой Лаевской (ее сын Дмитрий защищает Виктора Бабарико)
  29. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  30. Разбираемся с подержанными «китайцами». Что интересного можно купить?


Алексей Вайткун,

В Минске за 2010 год наибольший объем иностранных инвестиций привлечен в сферу торговли и общественного питания - $592 млн, что составило 28,9% от их общего объема, и это несмотря на то, что сфера эта традиционно считается высокорисковым бизнесом. Согласно мировой статистике, не менее трети вновь открываемых объектов общественного питания прекращают свою деятельность в течение первого года.

Как развивается система общественного питания белорусской столицы. В чем мы преуспели, а в чем и почему отстаем по сравнению с нашими соседями? Эксперты часа - начальник управления торговли и услуг Мингорисполкома Андрей Новиков и Валерий Матвеенок, повар с тридцатилетним стажем, директор одного из столичных кафе.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (18.26 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Что сегодня представляет собой сфера общественного питания в Минске? Сколько ресторанов, кафе?

Андрей Новиков (А.Н.): Сегодня в Минске предоставление услуг общественного питания жителям и гостям столицы осуществляют 1050 объектов общепита. Из них – 139 ресторанов, порядка 300 кафе, 300 баров и около 300 объектов других типов, таких как закусочная, кафетерий. Норматив социального стандарта по обеспеченности населения столицы местами в объектах общепита выполняется. В настоящий момент он составляет 22 места. По факту мы имеем 27 мест.
 
Вместе с тем 23 февраля было принято новое постановление правительства. Согласно ему система социальных стандартов по обслуживанию населения была немного скорректирована. До 2015 года в Минске необходимо выполнить норматив в 45 мест на тысячу жителей. Поэтому в течение ближайших пяти лет количество мест в объектах общепита необходимо увеличить практически в два раза.
 
Есть ли у вас информация, кто основные владельцы заведений? Это государственный бизнес, частный, иностранный?

А.Н.: В основном владельцами объектов общепита являются частные компании. География капиталов достаточно обширна. Это Российская Федерация, Молдова, Ливан, Сирия. Есть даже такие экзотические представители, как Тибет. Безусловно, значительный удельный вес в этой структуре занимают отечественные капиталы.
 
Скажите, как эта динамика менялась за последние несколько лет?

А.Н.: Если брать средние темпы за последние пять лет, то в столице открывается порядка ста объектов общепита на 3,5 тысячи мест в год. В принципе эта динамика сохранялась. С учетом принятых правительством мер по либерализации экономики, мы прогнозируем рост темпов открытия объектов общепита. Всем известно, что с 1 января отменено лицензирование розничной торговли и общественного питания.
 
Повторите, пожалуйста, еще раз эти нормы на тысячу человек.

А.Н.: Сегодня в столице должен соблюдаться минимальный социальный стандарт по обеспеченности населения местами в объектах общепита. Это 22 посадочных места на тысячу человек. По факту он составляет 27 мест.
 
И благодаря принятым документам он должен увеличиться.

А.Н.: До 2015 года в Минске должен быть обеспечен норматив в 45 посадочных мест на тысячу человек.
 
А что с такими стандартами у наших соседей?

А.Н.: Я не владею сведениями, что у наших соседей социально гарантированные стандарты утверждены в ранге нормативно-правового акта. Но, безусловно, в странах Восточной Европы, наших ближайших соседей, этот норматив превышает наши показатели. Это связано с более активным вложением инвестиций в эту сферу, со сложившейся культурой питания. В каких-то странах этот норматив ниже, чем у нас.
 
Валерий Матвеенок (В.М.): Конечно, в Европе и Америке норматив превышает наш в пять-шесть раз. Но как таковая культура питания у нас создавалась последние 20 лет. Поэтому нельзя говорить, что мы сразу можем перескочить эти вековые традиции. Но в то же самое время, на мой взгляд, при всей географии владельцев, у нас создается преступно малая база для отечественного ресторанного владельца.
 
Сегодня основной вопрос: как создать более комфортные условия для нашей национальной кухни. Помимо того что мы продвигаем суши, пиццы и лучшее, что есть в мире, надо оставить нашим детям, внукам нашу колоритную, национальную, любимую белорусскую кухню.
 
Вы за национальную кухню?

В.М.: Я за национальную кухню. Я люблю суши, пиццу. Но я люблю это как экзотическое, а не как доминирующее и превосходящее нас.
 
Если я вас правильно понимаю, Валерий Евгеньевич, вы считаете, что государство делает недостаточно, чтобы сохранить это национальное?

В.М.: Недостаточно. Я уже с 1998 года говорю: наша основная проблема, что у нас не охвачены спальные районы. Выходили мои статьи о том, что пора вспомнить и о "спальниках". Основная масса нашей креативной части населения проживает в спальных районах. Там, как и было 20 лет назад "я еду в город", так и осталось. Там нет шаговой доступности общепита. И, насколько я информирован, оно не меняется революционным образом.
 
Те же гаштеты, пабы рассчитаны на шаговую доступность. Они воспитывают не только патриотизм, но и умение правильно питаться и правильно выпивать. Это тоже наша реальность, от которой не уйти. Мы теряем какие-то нити влияния прогнозных показателей. Мой сын скоро не будет знать других утренников, кроме как в пиццерии или в McDonald’s. А есть еще наша традиционная бабка, драники. Сегодня мы упускаем эти нити. И наши дети воспитываются на зарубежных традициях и изысках.
 
Я понял вас. Андрей Петрович, я вижу тут два направления. Первое направление - места общепита в спальных районах. Что здесь?

А.Н.: Я совершенно согласен с коллегой. Проблема насыщенности спальных районов местами в объектах общепита и торговыми площадями в отдельных микрорайонах объективно существует. От этого никуда не уйти.
 
Чем это вызвано? Почему так?

А.Н.: Это обусловлено несколькими причинами. В активно строящихся районах в первую очередь удовлетворяются первоочередные потребности граждан – в жилище. Поэтому сразу развивается жилищная инфраструктура, за ней уже подтягивается социальная инфраструктура, в том числе по обеспеченности торговыми площадями и местами в объектах общепита.
 
В старых районах сегодня так же объективно существует дефицит пригодных площадей для размещения объектов общепита. В странах Европы основная масса таких объектов размещается на первых этажах. У нас же обычно высокоэтажная застройка. При переводе первого этажа какого-либо панельного 9-этажного дома из жилого в нежилое помещение с учетом дальнейшего размещения там какого-то торгового объекта или объектов общепита в первую очередь возникает вопрос к жителям близлежащих квартир. Это жители второго этажа, квартир, которые примыкают к этому помещению. Такие объекты не всегда возможно там размещать по санитарным и противопожарным нормам.
 
В Мингорисполкоме знают, что такая проблема есть? А как решать, что делать?

А.Н.: Безусловно. Ее решение мы видим в двух направлениях. Сегодня активно приходят инвесторы с предложениями о строительстве торговых центров. Первоначально такие центры строились исключительно в рамках одной концепции. Был якорный арендатор порядка 5-6 тысяч кв. м. Как правило, это был гипермаркет. Была небольшая зона общепита. И далее была стандартная линейка из наиболее рентабельных услуг: ключи, аптека, возможно, ювелирный магазин.
 
Сегодня перед инвесторами мы ставим задачу, что нам нужны не стандартные коробки с минимумом услуг, а многофункциональные торговые комплексы. Придя в них, потребитель мог бы получить в том числе услуги общепита.
 
Отдохнуть.

А.Н.: Получить необходимые бытовые услуги, отдохнуть, оставить детей в детском игровом комплексе или детской комнате, сдать обувь в ремонт. Хотя сегодня последняя услуга не является высокорентабельной. По сложившимся сегодня ставкам арендной платы найти арендатора на нее будет проблематично. Поэтому мы ставим перед инвесторами рекомендательные задачи. В заключаемых инвестиционных договорах мы стараемся учитывать выделение определенной зоны под оказание определенных услуг, в том числе и общественное питание.
 
Образно говоря, мы строим центр в спальном районе со всем набором услуг, который необходим.

А.Н.: С набором услуг, который сегодня Мингорисполком рекомендует инвестору. Второе направление – это непосредственное развитие отдельно стоящих объектов шаговой доступности. Решение этой проблемы мы видим в более эффективном использовании территорий. Сегодня проводится инвентаризация городских территорий. В местах, где возможно размещение таких объектов, вычленяются земельные участки, заполняется землестроительная документация. Как правило, они выставляются на аукцион на право заключения договора аренды этого земельного участка с последующим строительством на нем объекта общепита, торговли или какого-то другого функционального назначения.
 
В.М.: Это инициатива Минского союза предпринимателей, уже в течение двух лет мы стучимся в это окно. Мы хотим доказать, что в спальных районах есть достаточно возможностей отыскать место для строительства павильонов на 200-300 кв. м, чтобы обеспечить этот массив кафе шаговой доступности. По магазинам и прочему эти вопросы уже закрыты. В случае общепита надо делать массированные мероприятия, открывать не менее ста объектов в спальном районе. Действительно, их открывается более ста в год, но в основном это центральные районы. Это наиболее сладкие куски. А менее рентабельные районы, которые действительно требуют более дорогостоящего капиталовложения, опять остаются на задворках.
 
Поэтому наш Минский союз предпринимателей обращается к властям. Помимо аукционной системы, должна быть распределительная система. Обязательно надо советоваться с Ассоциацией, чтобы учитывать мнение профсоюзной отрасли в вопросе, кто может этим заниматься и развить это. Многие приходят для быстрого извлечения денежной прибыли. А мы коренные белорусы, которые хотели бы сделать свою хату краше. Кому, как не нам, белорусам, делать ее краше. Поэтому мы призываем, чтобы Мингорисполком и любой чиновник думал о том, чтобы сегодняшнему белорусскому ресторатору тоже дали возможность развить ту или иную сферу.


 
Сейчас вы говорите о диалоге. Скажите, возможен такой диалог с рестораторами или он уже есть? Если такой диалог есть, то как он ведется? Вы советуетесь, собираетесь вместе?

В.М.: Есть Белорусская ассоциация кулинаров. Но она занимается немного другим пластом. На базе Минского союза предпринимателей мы пришли к тому, что надо создавать свою Ассоциацию общественного питания. Надо объединить всех сегодняшних владельцев и идти единым фронтом. Я не говорю, что чиновник является каким-то барьером или противником. Сегодня на любом общественном этаже необходимо гражданское общество.
 
Если снизу появляются возможности для утечки той или иной точки, то рано или поздно она уплывет. Поэтому мы говорим о том, что эти сто объектов были более-менее правильно распределены.
 
То же самое я хотел сказать по перепрофилированию первых этажей. Мы заседаем в комиссии по упрощению санитарных и пожарных требований. Это тоже огромный пласт работы. И нигде нет прямого противостояния. В любой комиссии есть понимание, что надо менять ситуацию.
 
Какое сегодняшнее состояние?

В.М.: Я всегда беру пример детского кафе. Для этого подходит трехкомнатная квартира первого этажа в любом доме. Для того чтобы переоборудовать его, необходимо сделать отдельный вход, отдельную канализацию, отдельную вентиляцию. Все это запротоколировано в наших санитарных требованиях. Сегодня есть звукоизоляционные материалы. Это не то, что 20 лет назад, когда кроме силикатной ваты ничего не было. Сегодня всего в достатке. Но все равно есть барьеры, которые не позволяют легко решать проблемы.
 
Сегодня необходимы разноплановые кафе: не только молодежные, но и детские, студенческие. Многие ставят мне в укор, что эти кафе без ликеро-водочных изделий. А я говорю нашему замглавы Московского района, что сегодня можно заниматься и молодежными кафе, и детскими, но чтобы действительно это было социально необходимо. Если я буду платить такую же аренду, как с ликеро-водочными изделиями, то, конечно, мне не выгодно. Но если будет учитываться фактор направленности, то, я думаю, это получило бы широкое распространение.
 
Андрей Новиков: Хотел бы возразить по поводу диалога. Сегодня диалог ведется на всех уровнях, в том числе и в сфере общественного питания. За 2009-2010 год от Минского союза предпринимателей был выдвинут ряд предложений.
 
Это письмо, которое вы писали?

В.М.: Это не одно письмо. Каждый месяц рождается по одному письму.
 
А.Н.: Это достаточно сложная работа. Сначала надо сформировать предложения, промониторить законодательство, определить конкретные нормы этого законодательства, которые будут подвержены корректировке или изменению. В 2009-2010 годах мы провели достаточно обширную работу по общепиту. Результатом этой работы является то, что упрощен ряд санитарных требований, упрощены налоговые требования.
 
В.М.: Из 40 требований удовлетворили шесть второстепенных. Хоть мы и говорим, что процесс идет, но он идет не так, как мы все этого хотим.
А.Н.: Упрощен ряд налоговых требований, предоставлена возможность использовать серьезный наличный расчет. Я не буду перечислять ряд санитарных требований, которые упростились. Проводя эту работу, надо четко понимать, что предоставление свободы одному сектору, в частности предпринимательскому, не должно стать ограничением свободы для жителей. Сегодня наша сложившая планировка – это высотные жилые дома. Конечно, можно рассуждать, что все нужно отменить и оставить минимальный перечень минимальных требований. Но власть должна думать не только о том, чтобы предоставить максимально быстрые возможности для развития бизнеса, но и о том, чтобы соблюсти законные права и интересы граждан, которые проживают в эти зданиях. Поэтому это достаточно сложная работа, и она идет достаточно активно.
 
Но вы считаете, что этого недостаточно.

В.М.: Мне кажется, да. Я тоже имею свою точку зрения на этот вопрос. Я не буду спорить с тем, что диалог действительно ведется, к нам прислушиваются, есть какие-то продвижения. Но они не настолько революционны, как нам бы хотелось. Сегодня не надо говорить о каких-то перевертышах. Стабильность – залог движения, но если все оставить как есть, через 10 лет вы будете употреблять драник, как экзотическую кухню.
 
Давайте вернемся. Не дают вам покоя суши, McDonald’s и все остальное. Каким образом можно поддержать и поддерживаются ли на уровне Мингорисполкома рестораторы, которые придерживаются традиций белорусской еды?

А.Н.: Эту проблему необходимо разделять на две составляющие. Как исполнительный орган Мингорисполком работает в нормативно-правовой базе и в рамках требований и правил, определенных этой нормативно-правовой базой.
 
Образно говоря, приходит ресторатор, который хочет суши. Он платит налоги, у него есть деньги. Вы не можете ему указывать, какой открывать ресторан. Вы об этом говорите?

А.Н.: Перед законом все равны. Это справедливо и заложено еще не нами. Это основополагающий принцип римского права, если мне не изменяет память. Поэтому если говорить о нормативном стимулировании именно белорусской национальной кухни, то мы ограничены основными законодательными документами. Если говорить о стимулировании развития национальных традиций питания как таковых, то такие рычаги, формы и методы можно определить.
 
Мы приветствуем развитие национальной кухни. Но вопрос заключается не только в открытии конкретного ресторана белорусской национальной кухни, но и о формировании культуры питания. Она должна закладываться с младенческих лет. Мое глубокое убеждение, что начинать надо не со стимулирования открытия конкретных объектов, а с воспитания детей на уровне дошкольного учреждения образования. Эту кухню надо популяризировать с малых лет. Действительно, сегодня растут дети, у которых в принципе достаточно ограничены знания о традициях белорусской кухни. Это драник, бабка, а что еще?
 
В.М.: Забывают могилевский суп, слуцкие сыры, колбаски по-могилевски.
 
А.Н.: Хотя у нас есть примеры функционирования ресторанов, основанных на традициях белорусской кухни. Это достаточно прибыльные, рентабельные проекты, и сегодня они дают необходимый доход. Если брать средний срок окупаемости ресторана, то это порядка пяти лет.
 
Но это было желание ресторатора?

А.Н.: Конечно. Я не буду называть конкретных ресторанов, дабы не создавать рекламу.
 
В.М.: Почему, можно. Мне кажется, в городе все уже видно как на ладони. Поэтому можно их назвать, эти рестораны достаточно на слуху. Это "Хуторок" и другие заведения. Когда ты заходишь, ты испытываешь гордость и за обслуживание, и за качество, и за новые разработки.
Сегодня в мире ничего не стоит. Итальянцы уже придумывают пиццы в стаканчике. Все идут вперед и проталкивают свой товар на мировую арену. А мы все время говорим, что надо брать лучшее. Надо брать лучшее, но и надо искать у себя и осовременивать. Это как тот же фолк у наших "Песняров". Это же та же самая песня.
 
Валерий Евгеньевич, смотрите, как получается с теми же "Васильками".

В.М.: Но это же мизер! Посмотрите на процентное соотношение. Это только 4%.
 
В чем тогда проблема? Тем, кто хочет открыть белорусский ресторан, кто-то мешает? Условия для всех одинаковые. В чем проблема?

В.М.: Однако мы говорим о том, что в эфире у нас 70% обязательного звучания белорусской музыки. У нас в магазинах обязательны 70% отечественных товаров.
 
То есть вы хотите ввести квоту?

В.М.: Нет, я не за квоту, а за популяризацию. То, о чем говорилось выше: чтобы популяризация была в дошкольных, школьных учреждениях. То же самое массмедиа может говорить об этом более активно.
 
Скажите, куда вы водите своего сына на детские утренники? Конечно, это или McDonald’s, или какой-то развлекательный центр. И у нас изначально, со школьного воспитания ребенок приучается только к мировой традиции.
 
А.Н.: Это то, о чем я пытался сказать. Эта многоотраслевая задача, и она зависит не только от Мингорисполкома.
 
В.М.: Это задача всего общества. Никто не говорит, что Мингорисполком может решить это как-то нормативно. Я хотел бы, чтобы не было никаких преференций и никакого лоббирования. Это должна быть полноценная программа о развитии нашей национальной традиции. Это не должно быть решено подзаконными актами. Должно быть обсуждение на TUT.BY, которое бы объединило и создало движение. Как я всегда говорил и говорю, все движение должно быть снизу, не надо ждать, когда оно будет сверху. Наш Минский союз пробивает какие-то решения год, второй, а на третий оно пробивается.
 
Я сам неоднократно пострадал от договоров аренды. Я потерял около шести своих точек общепита только потому, что приходит новый чиновник и смотрит на меня совсем другими глазами. Этот чиновничий контакт и влияние на того или иного субъекта хозяйствования у нас еще очень велик. Как найти границу, чтобы конкретное чиновничье кресло не могло влиять на того или иного субъекта хозяйствования, не только ресторатора.
 
Должно быть гражданское общество, создание отраслевых профсоюзов, которые смогли бы объединить и двигать этот корабль, потому что он пока еще как шлюпка. Мы все развиваем, экзотика всегда притягивает больше, но я все-таки ратовал бы за нашу национальную кухню.
 
А.Н.: Я хотел возразить по поводу влияния конкретного чиновничьего кресла на взаимоотношения с определенными рестораторами. Я считаю, что надо быть осторожнее в своих высказываниях.
 
В.М.: Я привел это как пример, потому что я жертва чиновничьих репрессий. Я оптимист, и моя философия такова: не человек портит кресло, а кресло человека. Я готов с этим спорить на любых уровнях.
 
С 1993 года я сам создавал около шести кафе и ресторанов. Это было кафе "Орландо" на проспекте Скорины, 68, в Институте физики, кафе "Айвенго" на Машерова, 85. Сейчас я потерял "Лунный амулет" в гостинице "40 лет победы". В 2009 году Главное управление потребительского рынка вручило мне награду за лучшие показатели по росту и темпам развития. Мы так упивались своим достижением, но оказалось, что даже договор аренды до 2012 года не защищает от того, что новый чиновник может сместить тебя.
 
Я просто защитил свою точку зрения о том, что не должно быть лоббирования ничьих интересов: ни общепита, ни национальной кухни. Должна быть только буква закона, общее массовое гражданское движение. Оно должно продвигать эту идею. Не только один раз поговорить про общепит и забыть. Вы сами знаете, все начинается с еды.
 
А.Н.: Как чиновник я защищаю и себя, и своих коллег. Сегодня правительство и государство предпринимает шаги, направленные на минимизирование конкретного влияния должностных лиц на хозяйственную деятельность конкретного субъекта предпринимательства.


 
Андрей Петрович, очень много говорят о том, что даже в спальных районах очень высокая арендная плата. Много говорится о пожарных и санитарных нормах. Перед вами был Прокопьев и говорил о том, что в Америке их не прошел бы ни один ресторан. Насколько объективны, на ваш взгляд, такие высказывания касательно арендной платы и санитарно-пожарных норм?

А.Н.: Сегодня ставку арендной платы формирует рынок. Практически все помещения, которые выставляются на аукционные торги на право аренды этого помещения, реализуются под размещение объектов торговли и общественного питания. Размышлять о ставках арендной платы можно бесконечно: высокие они или низкие. Но если есть спрос, значит, эти ставки обоснованы рынком.
 
То есть пустые площади не стоят?

А.Н.: Пустые площади не стоят. Поэтому, на мой взгляд, ставки арендной платы отражают спрос на эти помещения со стороны субъектов хозяйствования. Они соответствуют требованиям рынка.
 
В.М.: Я бы не хотел опять вступать в полемику. Насколько я помню, прошлый премьер-министр давал поручение, чтобы уточнили, почему все-таки в Вильнюсе и цветущей Европе арендная ставка дешевле и конечные блюда получаются дешевле. Он интересовался, откуда у нас эти перегибы в ценовой политике.
 
Но вы согласны с тем, что спрос есть?

В.М.: Согласен, что спрос есть, и пустых помещений нет. Есть исторические парадоксы необъяснимых вещей. Но из тех площадей, которые выставляются на аукцион, отечественным рестораторам достаются крохи. Этой отрасли уже 28 лет, соответственно сложно выдержать эту финансовую нагрузку. Я не хочу называть конкретные цифры. Но я не могу найти ответ, какими средствами люди покрывают эти расходы.
 
Но покрывают же.

В.М.: У кого-то есть другие тайные поступления. Но если работать на общепите, то вы не всегда сможете купить тот же аукцион. 20 евро за квадратный метр для общепита, какого бы уровня он не был, пусть даже высокой гастрономии, это все-таки много. Просто даже не хочется разговаривать на эту тему.
 
А вторая часть вопроса: санитарно-пожарные нормы?

А.Н.: Санитарно-пожарные нормы меняются. По ряду позиций эти требования уже упрощены. Все остальные моменты находятся в стадии диалога. Но надо четко понимать, что многие из этих правил написаны кровью. Все хорошо, пока все хорошо. Но может и что-то случиться, на то и нормы. Это также неоднозначный вопрос.
 
Я не согласен, что противопожарные требования за рубежом более мягкие, чем наши. Основная часть наших объектов размещается в жилых зданиях. В них живут люди, которые к этому объекту общественного питания не имеют никакого отношения. В Европе, Соединенных штатах Америки такие объекты размещаются либо в отдельно стоящих помещениях, либо в помещениях, которые принадлежат данному физическому лицу. Отсюда возможно и некоторая разница в требованиях. Размещая такой объект, государство просто обязано гарантировать безопасность и комфортные условия проживания других граждан, которые проживают в этом же доме. Они не являются учредителями и не имеют абсолютно никакого отношения к этому объекту общественного питания.
 
В.М.: Правила должны меняться. Чтобы открыть придорожное кафе на сумму 50 кв. м, надо обеспечить себя около 200 тонн пожарного бассейна.
 
А.Н.: Это требование уже отменено.
 
В.М.: На самом деле, многое отменятся. Но наша сложность, что у нас еще не настолько развита индустрия частного совладения. В той же самой Германии человек может держать свой гаштет или паб. Это упрощение связано с развитием нормативно-правовой базы, чтобы человек мог создавать свою точку общепита. Я знаю, эти вопросы решаются.
 
В СМИ утверждают, что проверки не уменьшились. Они сейчас называются мониторингом и осуществляются без записи в журналах. Но по результатам оплачиваются вполне реальные штрафы. Можете что-то возразить по этому поводу?

А.Н.: Я хотел бы не возразить, а пояснить. Законодательством определен четкий регламент проведения контрольных и надзорных мероприятий. Проверки, которые проводит Минский городской исполнительный комитет, включены в план контрольно-надзорной деятельности. Он размещен в общедоступном виде на сайте комитета госконтроля. Любой субъект уже предварительно уведомлен о проведении плановой проверки.
 
Есть вторая категория проверок: это проверка по обращениям граждан. Мы вправе их проводить и проводим их. Если в отдельно взятом объекте нарушены какие-то права конкретного гражданина, он обращается к нам с таким заявлением. При соблюдении определенной процедуры мы должны произвести проверку данного объекта. И если нарушены какие-то законодательные правила, то по результатам этой проверки могут налагаться какие-то фискальные санкции.
 
Что касается мониторинга, то управление услуг торговли Минского городского исполкома посещает сеть. По своей специфике мы должны знать, где какие объекты и как работают. Но после таких посещений объектов торговли не составляется протоколов об административных правонарушениях. Но мы вносим рекомендации субъектам хозяйствования, чтобы они улучшили показания.
 
А есть ли штрафы по результатам мониторинга?

А.Н.: По результатам мониторингов и посещений объектов не составляется протоколов о совершении административного правонарушения. И, соответственно, штраф не налагается.
 
В.М.: Наверное, сейчас стало легче. Не скажу, что все так, как хотелось бы. Но чувствуется, что изменения есть. Мне только хотелось бы, чтобы они окончательно победили.
 
Андрей, наверняка предприниматели предлагают вам создать Ассоциацию общественного питания. Она была бы связующим звеном между бизнесом и властью. Как вы смотрите на эту идею? Если положительно, то на каких принципах, на ваш взгляд, она должна быть сформирована?

А.Н.: Мы смотрим положительно на создание любого общественного объединения, которое поможет упростить диалог власти и субъектов предпринимательства. Если такая инициатива будет проявлена, то она будет поддержана. Другой вопрос, что инициатива должна исходить снизу. Нельзя административно стимулировать создание какого-то общественного объединения, которое будет выступать с какими-то предложениями. Если наш бизнес, в том числе и ресторанный, готов объединиться, чтобы создать некоммерческую организацию, мы только за. Она объективно поможет нам в работе.
 
Готов ли бизнес объединиться?

В.М.: Мы делаем все, чтобы объединиться и подставить плечо и пойти всем вместе.
 
Как Мингорисполком намерен стимулировать общепит в будущем?

А.Н.: Мы намерены стимулировать развитие общепита, во-первых, за счет более эффективного использования территорий. Мы намерены вычленять места из уже сложившейся среды и определять их функциональное назначение для размещения объектов общепита.
 
Во-вторых, за счет внесения рекомендаций крупным инвесторам, которые приходят к нам на рынок для строительства торгово-административных центров. Мы хотим, чтобы на момент проектирования они закладывали определенную зону для оказания услуг общественного питания.
 
В.М.: Это обязательно, первично. Надо учитывать не только сегодняшнюю, уже сложившуюся ситуацию, но и перспективность того или иного микрорайона. Это преступление, когда строится новый микрорайон и учитывается все что угодно, кроме того, чтобы человеку было комфортно где-то отдохнуть, провести свой день рождения. Как я всегда говорил: ни одного праздника на кухне. 
 
TUT.BY - смотри, слушай, читай…
-10%
-30%
-50%
-30%
-20%
-15%
-20%
-50%
-20%
-21%