Александр Обухович, / Александр Обухович

 
Партнёр рубрики
Конечно, приятно, что работники МАЗа грудью встали на защиту родного предприятия, прислав множество комментариев. Значит, не равнодушны к проблемам родного предприятия. Но проблема модернизации крупных предприятий нашего госсектора настолько важна для нашей страны, что есть необходимость вернуться к теме.

У американцев есть замечательная поговорка: "Бег в мешках выигрывает не тот, кто лучше бегает, а тот, кто лучше бегает в мешках". У МАЗа действительно славные традиции. И у его конструкторов – особенно. Но речь-то совсем о другом: условия хозяйствования, по сравнению с теми, для которых создавался МАЗ, где он успешно функционировал, изменились кардинально. А структура МАЗа практически осталась прежней, советской, или, по крайней мере, изменилась недостаточно. В этой структуре МАЗ обречен. Не сумеет найти стратегического партнера – просто умрет. И КАМАЗ, судя по всему, не является для МАЗа подходящим партнером.

Партнерство в сегодняшнем мире бывает двух типов. Во-первых, поглощение более сильным. Во-вторых, технологическое партнерство, переходящее во взаимную унификацию отдельных узлов и в партнерство в сервисно-сбытовых сетях. Типа партнерства "Рено" - "Ниссан".

Но сегодня, кроме КАМАЗа, других заинтересованных в поглощении МАЗа структур не обнаружено. О нежелательности такого поглощения я уже не раз писал. Могу только добавить: никакие договоры и личные договоренности не в силах противостоять экономической целесообразности. А экономическая целесообразность заставит КАМАЗ, располагающий более современными, но незагруженными мощностями, раньше или позже, вытянуть из МАЗа возможно большее количество рабочих мест. Возможно, для части работников МАЗа это и выход, но для республики – нет.

Технология как роскошь

Для технологического партнерства с международными концернами МАЗ без существенной модернизации своего производственного аппарата просто не готов. Партнерство – вещь двусторонняя, и если МАЗу оно необходимо, для концернов – нет. И по ряду причин.

Во-первых, на МАЗе нет технологии. Технология – это не только куча исписанных бумажек. Технология – весь комплекс мероприятий, позволяющий гарантированно получать продукцию с заданными свойствами. Начиная с входного контроля сырья и комплектации и заканчивая статистикой отказов и брака, адекватной приемкой ОТК. Это означает: не менее 98% продукции должно передаваться заказчику без малейших замечаний. Малейших, включая подтеки масла или пятна в окраске. Судя по отзывам потребителей, для МАЗа, мягко говоря, это далеко не так. Даже на зарубежные выставки с возможностью продажи умудрялись посылать бракованные машины. А это означает – технологии нет. Сколько бы бумаги на ее написание не извели. И ни один серьезный потребитель не закажет комплектацию на предприятии, где нет технологии. Себе дороже.

К сожалению, проблема характерна не только для МАЗа. Ужасное впечатление, именно в плане наличия и соблюдения технологии, осталось у потенциальных заказчиков после посещения и МТЗ, и моторного завода (правда, было это несколько лет назад). Собственно, из всех машиностроительных предприятий Беларуси, на которых пришлось побывать, лишь на РУП "Лидаагропроммаш" я увидел не только наличие технологии, но и ответственное отношение рабочих к ее соблюдению. Но там техпроцесс ставили немцы.

Во-вторых, себестоимость производства деталей и узлов на МАЗе, по сравнению с конкурентами из Китая, Хорватии, Туниса несусветно высока. И не только за счет накладных расходов. Сегодня себестоимость определяется уровнем и степенью использования современных станков. А здесь на МАЗе не может не быть проблем.

Взять, к примеру, токарную обработку. Номинальная мощность станка типа MAZAK QT 10 – 5 млн простых деталей (типа "штуцер") в год (900 деталей в час). При использовании российского или украинского металла (ввиду его низкого качества приходится снижать подачу) – 4 млн в год. С учетом частой переналадки, наличия в заказе более сложных деталей – 3-3,2 млн деталей. Серийный завод не может зависеть от одного станка, приходится покупать минимум два. Итого – 6-6,5 млн деталей. При производстве 10 000 машин в год – 600-650 деталей на машину. Если не точить болты и шпильки (на таком станке – все равно что гвозди компьютером забивать) – нет у МАЗа такой потребности.

Сегодня токарь, как массовая профессия, на современном серийном производстве уже исчез. Его место в разделении труда – как столяра-краснодеревщика, единичные и мелкосерийные заказы, ремонтный цех. Если предприятие использует токарей в основном серийном производстве – это показатель технической отсталости. А на МАЗе токарей еще много.

Тем не менее специалисты МАЗа сообщают, что коэффициент сменности для современных станков на предприятии – 0,74 (260 часов в месяц). С учетом того, что работают на российском металле – чуть выше 40% нормальной загрузки. Без детального анализа: что за станки, какие детали делают, говорить, конечно, трудно. Но все же это вызывает сомнение.

Причин завышения коэффициента сменности может быть несколько. Во-первых, возможен неточный выбор станков: машины эти могут многое, но настоящую производительность дают только на тех деталях, для которых они предназначены. Во-вторых, возможно применение некачественных самопальных программ и инструмента. Ну, и, что более вероятно, в-третьих, возможно, что коэффициент завышен искусственно. Просто по советской привычке создан запас, позволяющий несколько лет отчитываться о росте производительности труда.

Форма даст содержание

Почему я столько времени уделяю, казалось бы, частному вопросу? Да просто потому, что вопрос далеко не частный. Уже давно в мире установлено, что оптимальная форма использования современных высокопроизводительных станков – небольшие фирмы, до 50 человек на 20-30 станков, работающие, прежде всего, на территорию. Типа австрийской ABW AUTOMATENDRHEREI BRUDER WIESER GMBH. Та и расположена в деревне, и номенклатура достаточно широкая. И заказы принимают от 500 штук. И перспективы экспорта имеются получше, чем для МАЗа. То, что нам сегодня надо. Но, если МАЗ, МТЗ, "Амкодор", "Мотовело", МПЗ оснастятся современными станками, которые будут использовать на 20-30%, вновь созданной небольшой фирме будет очень непросто набрать стартовый портфель заказов, чтобы быстро выйти на рентабельную работу. А на базе серийного заказа крупного предприятия – намного легче.

Мало того, что такое оснащение только крупных предприятий для страны экономически неэффективно (в сегодняшней ситуации оснащение может идти только за счет государства или за счет кредитов госбанков), другие небольшие наши предприятия де-факто лишаются доступа к продукции, произведенной по нормальной себестоимости на нормальном оборудовании. С соответствующей потерей конкурентоспособности. А наша экономика – не только МАЗ и МТЗ. Здесь имеет место конфликт интересов государства и крупных государственных предприятий. А для разрешения таких конфликтов ни в правительстве, ни в Минпроме никаких механизмов нет.

И вопрос касается не только токарных и фрезерных станков. Нисколько, например, не сомневаюсь, что литейка МАЗа нуждается в модернизации. Но я не уверен, что новая литейка нужна именно МАЗу. А не должна быть самостоятельной и обслуживать не только МАЗ. Наверняка, она нужна и, например, "Амкодору". Считать надо. Только опять непонятно, кто считать будет. Я уже писал о том, что, в числе небольших специализированных фирм, современные литейки целесообразно разместить по районным центрам. Возможно, с привлечением частного капитала, своего и немецкого. Но такие вопросы должны прорабатываться и решаться в рамках государственной промышленной политики. И невозможно обойтись без отраслевых инжиниринговых фирм, способных и проверить обоснованность заявок на господдержку крупных предприятий, и "видеть отрасль", чтобы обосновать целесообразность создания небольших высокотехнологичных межотраслевых производств. Будет хоть какая-то конкуренция за госинвестиции.

И абсолютно необходим внешний технический аудит наших крупных предприятий. Нужно, чтобы кто-то со стороны посмотрел, что они там наворотили. Пока государственная поддержка в техперевооружении крупных предприятий ничем, кроме масштабов, принципиально не отличается от известных бездарных инвестиций в "Интеграл". Там ведь тоже закупка нового оборудования и создание нового производства представляли собой крупный шаг вперед в развитии предприятия. Который, правда, до сих пор с толком использовать не могут. Только вот экономического обоснования такие инвестиции не имели. Как результат – неэффективное расходование и без того дефицитных государственных ресурсов. Пусть с меньшими потерями, менее наглядным эффектом, техперевооружение других наших крупных предприятий идет теми же путями. Причем под прикрытием секретности, сравнимой разве что с военными атомными проектами. И, как и "Интеграл", МАЗ продолжает рассчитывать на продолжение масштабной государственной поддержки. Какой? Чем обоснованной? Как выживать небольшим предприятиям на периферии? Все в тумане.

А правительство – молчит. Конечно, образование холдингов и впихивание в них максимально возможного числа предприятий несколько улучшает управляемость нашим промышленным потенциалом: никто не знал, как вообще управлять небольшими предприятиями на периферии, многие из которых выглядят нежизнеспособными. Но проблем не решает. Кто будет разбираться в клубке проблем, как и кто будет выстраивать экономику – остается совершенно неясным. Ни обсуждение проблем выстраивания государственной промышленной политики, ни проработки форм частно-государственного партнерства как не велось, так и не ведется. Создание товаропроводящих сетей, источники формирования их капитала – в тумане, сервисно-сбытовых сетей крупных предприятий – там же. МАЗ уже сократил 4500 человек, остальные крупные предприятия – готовятся. Кто и как готовит новые рабочие места? И что, опять будем брать кредиты МВФ и тратить их на текущие нужды? Или резать социалку, чтобы спасти рабочие места на промышленных монстрах, не желающих жить в ногу со временем?

Партнер рубрики:

FOREX CLUB - брокер для частных инвесторов с 1997 года!
 
{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%
-20%
-10%