147 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  2. Церковь «Новая Жизнь» просят выплатить 170 тысяч долларов. В ЖРЭО объяснили, откуда такие цифры
  3. «Однажды ночью мой грузовик ограбили». История Натальи, которая в 40 лет стала дальнобойщицей
  4. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  5. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  6. Глава Нацбанка прокомментировал слухи о своей отставке
  7. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  8. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  9. Правительство запретило вывоз из Беларуси пшеницы, гречихи, кукурузы и других злаков
  10. Два министра привились от коронавируса российским «Спутником» белорусского производства
  11. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  12. Разбираемся с подержанными «китайцами». Что интересного можно купить?
  13. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  14. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  15. БГУ не продлевает контракт с Еленой Лаевской (ее сын Дмитрий защищает Виктора Бабарико)
  16. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  17. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  18. Какой уровень холестерина в крови небезопасен и чем он грозит? Врач отвечает на частый вопрос
  19. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  20. Опубликована свежая статистика Минздрава по COVID-19
  21. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  22. Как не перепутать грипп с простудой и коронавирусом, рассказывает врач
  23. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  24. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  25. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  26. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  27. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  28. Курсы доллара и евро заметно падают. Что происходит на валютном рынке
  29. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  30. В Минске начинается процесс над Тимой Белорусских. Его будут судить по «наркотической» статье


Андрей Коровайко,

Сколько налогов и какие в среднем будут уплачивать юридические лица в 2011 году? Сможет ли Беларусь по итогам этого года улучшить позиции в рейтинге Всемирного банка в разделе "налоговое администрирование"? Стало ли меньше проверок со стороны налоговой службы за последний год? С какими сложностями чаще всего сталкиваются предприниматели при работе с налоговыми инспекторами? Насколько велики штрафные санкции за ошибки в записях налогового учета?

Подвели итоги работы системы налогообложения Беларуси в 2010 году и обозначили перспективы на 2011-й в эфире TUT.BY представители компании КПМГ в Беларуси: Дмитрий Сыч, менеджер департамента образования, и Владимир Нестер, менеджер департамента налогообложения.
 

 
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (16,03 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Давайте вспомним прошлый год. Подведем его итоги в сфере системы налогообложения в Беларуси. Как их можно охарактеризовать?

Владимир Нестер: Год закончился вполне успешно. Намеченное нашими налоговыми органами и Министерством финансов в общем и целом было выполнено. В системе налогообложения продолжаются изменения, которые касаются уменьшения количества налогов. Если сравнить 2010 год с 2009 годом, то количество налогов уменьшилось. Например, был убран 1%-й сбор в республиканский фонд поддержки производителей сельхозпродукции. Он увеличивал цену. Было несколько существенных изменений в налоговом кодексе. В принципе, продвигалось упрощение системы налогообложения. Конечно, можно спорить, насколько это было эффективно. Но, тем не менее, работа продолжается. И она идет в правильном направлении. Может быть, можно было быстрее. Может быть, можно было более эффективно. Но работа идет.

Когда Вы говорите об эффективности, Вы имеете в виду эффективность для бюджета или для налогоплательщиков?

Владимир Нестер: Налоги должны быть эффективными и для бюджета, и для налогоплательщиков. Если, кроме фискальной роли, они не будут выполнять еще и стимулирующую роль, то они не нужны и бюджету. Поэтому мы говорим об эффективности изменений, которые происходят в системе налогообложения, для общества.

Какие белорусские налоги выполняют стимулирующую роль?

Владимир Нестер: Стимулирующую роль выполняют не сами по себе налоги, а их распределение и база, которая сопровождает различные виды деятельности. Налоговая система должна быть построена таким образом, что выгоднее заниматься деятельностью, которая приносит максимальный эффект для экономики в целом, для общества. Это и есть мерило эффективности налоговой системы.

Это имеет какое-то отношение к Беларуси?

Владимир Нестер: Любой налог, который выплачивается здесь, имеет отношение к Беларуси. Например, налог на прибыль. Напрямую его стимулирующий фактор отсутствует. Но экономика должна питать государство в целом. В плане эффективности применения налога на прибыль можно говорить о том, что признается объектом и что затратами для налогообложения. То есть то, что в итоге образует налоговую базу.

Оптимизация и максимальное включение налоговых затрат приводит к тому, что предприятия платят налоги, исходя из реальных затрат, которые они понесли. Ведь затраты, которые учитываются для налогообложения, можно искусственно ограничить. Регулируя эту сферу, можно стимулировать эффективность затрат предприятия. Эти затраты должны быть направлены именно на получение прибыли. Целью и результатом деятельности конкретного субъекта хозяйствования является прибыль.

Наверное, уход от прогрессивной шкалы ставки налогов с доходов населения тоже кого-то стимулирует?

Владимир Нестер: Он стимулирует к тому, что становится более безопасно и эффективно платить налоги и декларировать те доходы, которые реально получены. Ставка 12% для подоходного налога с физических лиц стимулирует к тому, чтобы эти доходы декларировать в полном объеме. Тем не менее, этому могут помешать некоторые вещи. Доходы населения облагаются подоходным налогом. Кроме этого, это сопряжено еще с выплатами в Фонд социальной защиты населения. Эти выплаты составляют значительные суммы. Все-таки 34% - это достаточно большая нагрузка. Формально эти платежи не являются налогами. Но в общих понятиях это реальная налоговая нагрузка для предпринимателей, для белорусского бизнеса.

То есть когда Министерство по налогам и сборам говорит, что уравнивание ставок до 12% выводит зарплаты из тени, они немного лукавят?

Владимир Нестер: Раньше максимальная ставка была 30%. Уменьшение ставки до 12% играет стимулирующую роль. Но необходимо учитывать все факторы. Если мы говорим о налоговой нагрузке, нельзя не говорить об отчислениях в фонд социальной защиты. Все должно работать в комплексе.

Это дела давно ушедших дней. Какие у Вас прогнозы на 2011 год?

Владимир Нестер: Статус налогов, которые мы будем выплачивать, определяется налоговым кодексом. По сравнению с прошлым годом произошло не так много изменений. Основными из них я назвал бы изменения, которые касаются местных налогов. У нас убрали 5% налог на услуги. Это увеличивало стоимость услуг для населения. В принципе, для бизнеса это не играет особой роли. Они получили эти деньги в составе выручки и тут же выплатили их в бюджет. Тем не менее, существует фактор, который может привести к уменьшению стоимости услуг.

Более существенным является так называемый сбор на развитие территории. Он выплачивался в размере 3% от прибыли, которая оставалась после налогообложения. Цель деятельности предпринимателей – это получение прибыли. Фактически ставка 24% увеличивалась местным налогом почти до 27%. Это уменьшение действительно реально уменьшает налоговую нагрузку на предприятие.

Во всем остальном можно говорить только об упрощении процедур. В частности, по сравнению с 2010 годом в 2011 году не будет текущих платежей по налогам на добавленную стоимость. Также исчисление и уплата налога на добавленную стоимость могут производиться на основании отчетного периода в месяц или квартал по выбору предприятий. В прошлом году это был месяц. Были текущие платежи при определенном объеме выручки.

Также произошли изменения с налогом на прибыль. Сейчас мы будем декларировать налог на прибыль раз в год. При этом остаются текущие ежеквартальные платежи при двух методах расчета. Это не столько влияет на налоговую нагрузку, сколько говорит об упрощении процедур, связанных с подсчетами налога на прибыль, с текущей отчетностью. Хотя идет своеобразная отсрочка по платежам. Это существенно для бизнеса. Исчезает совершение платежей с периодичностью в месяц.

Дмитрий Сыч: Я хотел бы добавить о второй стороне медали процесса упрощения. Мы затронули то, что был отменен 1% сбор. Но в то же время ставка НДС была увеличена на 2%. Сегодня мы говорим о том, что налоги упрощаются. В нашей республике большинство предприятий представляют собой государственный сектор. И нужно понимать, что у нас налоги могут быть несколько опосредованными.

Как один из примеров – это введение биржевого сбора на покупку валюты в размере 2%. На самом деле для предприятий, которые занимаются импортом продукции, сырья, это достаточно колоссальная нагрузка на затратную часть.

Сколько вообще в принципе налогов? И какие из них в среднем в этом году будут выплачивать юридические лица?

Владимир Нестер: Наверное, здесь уместно процитировать статью 8 Налогового кодекса. Там они перечислены. Налог на добавленную стоимость. Стандартная ставка 20%. Акцизы для подакцизных товаров. Налог на прибыль – 24%. Налог на доходы инюрлиц. Например, есть предприятия, которые оплачивают какие-то услуги иностранцев, не зарегистрированных в Беларуси. Эти предприятия удерживают с этих сумм соответствующую долю доходов иностранцев. Там предусмотрены ставки 6%, 10%, 12% и 15%.

Подоходный налог с физлиц. Это нагрузка именно на физических лиц. Налог на недвижимость. 1% для организаций. 0,1% для физических лиц. При этом местные органы власти могут либо увеличивать, либо уменьшать эти ставки налога в два раза. Земельный налог. Экологический налог. Налог на добычу и изъятие природных ресурсов.

Дальше пошли специфические вещи. Офшорный сбор, гербовый сбор, консульский сбор, госпошлина, патентная пошлина, таможенная пошлина и таможенный сбор. Это то, что касается республиканских налогов.

И уменьшилось количество местных налогов. Сейчас остались только налог за владение собаками, курортный сбор, сбор заготовителей.

Вот перечень налогов, которые мы выплачиваем в этом году. По сравнению с прошлым годом у нас практически нет изменений в республиканских налогах. И, как я заметил, ушли налог на услуги и сбор на развитие территорий.

Было ли существенное уменьшение этого перечня за последние годы? Когда было намного больше налогов?

Владимир Нестер: Налогов было больше, и их ставки были больше два и три года назад. Больше всего изменений было в прошлом и позапрошлом году. Тем не менее, эта тенденция продолжилась. Все-таки названные изменения в местных налогах достаточно существенные. Это хорошее продвижение.

Они ощутимы и по суммам, которые выплачивались?

Владимир Нестер: Представьте себе, 3% от прибыли, остающиеся в распоряжении предприятия. Прибыль - это то, ради чего работает предприятие. 24% - это ставка налога на прибыль. Плюс от того, что еще оставалось после налогообложения, изымалось 3% в виде сбора на развитие территорий.

Стало ли меньше проверок со стороны налоговой службы за последний год? Или они теперь все проходят под названием "мониторинг"?

Дмитрий Сыч: Понимаете, здесь мы можем выдать только какое-то наше субъективное ощущение, ощущения наших клиентов и партнеров. Я опросил своих знакомых, коллег по поводу количества проверок. Как раз они не наблюдают, что количество проверок существенно снизилось. Кто-то даже говорит, что их количество увеличилось. Наверное, в 2010 году название мониторинг было не совсем актуально. Налоговые службы выходили именно на плановые налоговые проверки. Снова субъективное ощущение, что в принципе, относятся по-человечески. Никакого фанатизма нет.

Владимир Нестер: Есть так называемые предприятия с высоким уровнем риска. Эти предприятия подвергаются проверкам. Несколько сместились акценты. Раньше была какая-то периодичность проверки каждого субъекта хозяйствования. Насколько я понимаю, это правильно. Оцениваются потенциально опасные для государства участки, где возможно уклонение от уплаты налогов или неполная уплата налогов. Оценивается работа по конкретным направлениям. В принципе, это путь более эффективной работы налоговых органов.

Главное, чтобы количество проверок не мешало деятельности субъектов хозяйствования, которые добросовестно уплачивают налоги. Если у Вас, к примеру, проверка сидит неделю, две, это не то что блокирует, но это крайне усложняет работу бухгалтерии и экономических служб руководства предприятий. А бывает, какие-то обстоятельства приводят к тому, что проверка продолжается и дольше.

Хотелось бы еще добавить к словам Дмитрия еще один момент. Если мы посмотрим на закон о бюджете, то в 2010 и в 2011 году там отдельными строчками проходят штрафы. Это то, что изначально заложено в бюджет, и то, что должно быть выполнено.

И здесь у нас нужно выполнять план.

Владимир Нестер: План должен быть выполнен. И желательно на 101%. Поэтому получается, что налоговые поступления несколько уменьшились. По-моему, с 31 до 30 триллионов. Зато объем планируемых штрафов даже несколько увеличен. По-моему, с 31 до 32 млрд.

То есть хотят снять на миллиард больше штрафов.

Владимир Нестер: Возможно, учитывается эффект инфляции, еще что-то. Дело не в этом. Но сам факт. Номинальное количество налоговых поступлений в бюджет несколько уменьшилось. И при этом несколько увеличилось количество штрафов. Незначительно. Они в целом составляют тысячную часть от налоговых поступлений в бюджет. Но ведь проверяется не каждый субъект хозяйствования. Поэтому эта доля не совсем адекватная нагрузке, которую несет предприятие. Тем не менее, такие вещи говорят сами за себя.

С какими сложностями чаще всего сталкиваются предприниматели, работая с налоговыми органами? Помимо проверок.

Дмитрий Сыч: Я наблюдаю следующую картину. В принципе, в любом бизнесе есть так называемый фронт-офис, который приносит деньги. И есть так называемый бэк-офис, который создан для того, чтобы поддерживать основную деятельность компании. Это службы, которые считают налоги. Бухгалтерия как раз относятся к этому бэк-офису. В принципе, задача любого бизнеса – сократить затраты на содержание этих бэк-офисов. Потому что для бизнеса они не приносят ценности. Они не приносят потребителю каких-то новых благ. Бухгалтерия находится в постоянном поиске, как лучше работать. Даже не ввиду того, что сложное законодательство, а ввиду того, что оно часто меняется. Нужно получить новую информацию, что-то обдумать, посовещаться.

Как чего-то не упустить и не попасть впросак.

Дмитрий Сыч: Это не позволяет создать режим конвейерного труда. Когда человек спокойно пришел на свое место, выполнил свои четкие, определенные функции по заранее заданному алгоритму и удалился с рабочего места. В итоге бизнесменам приходится оплачивать труд высококвалифицированных специалистов. Понятно, что их труд стоит гораздо дороже, чем труд человека, который занимается ручной работой.

К тому же эти высококвалифицированные специалисты нуждаются в информационном обеспечении. Это журналы, юридические базы, посещение различных семинаров по налоговым вопросам и по прочим вопросам, касающимся именно изменений. К этому добавляется оплата труда консультантов, аудиторов. В этой роли мы даже выигрываем. Плюс невозможность автоматизации учета. Мы не можем спокойно работать. Нам постоянно приходится что-то дорабатывать. Постоянно нужно за что-то платить деньги. В итоге такие затраты не приносят общественных благ. Эту нагрузку приходится нести на плечах предпринимателя. Я считаю, это одна из проблем.

Насколько штрафные санкции за те самые ошибки, описки, неточности сочетаются с серьезностью тех самых ошибок? Вдруг что-то упустили в постоянно меняющемся законодательстве.

Владимир Нестер: Наверное, проще ответить на вопрос, насколько они велики. Может быть нарушен порядок заполнения первичных документов или указаны неверные данные. В таком случае штраф может быть до 5% от суммы оценки денежной операции, которая подтверждается данным первичным документом.

Например, Вы что-то продали на миллион долларов и допустили ошибку. Она была расценена как нарушение порядка составления первичных документов. Теоретически Вы отдаете 5% от этой суммы. Хотя, например, Вы торгуете каким-то оборудованием, и Ваша маржа может составить, например, 2-3%. Если Вы отдаете 5% в виде штрафа, Вы влезаете в убытки только из-за того, что кто-то по незнанию, по неумению, не желая того или по другим объективным, субъективным предпосылкам, просто не совсем ответственно подошел к составлению первичного документа.

Такие вещи действительно пугают предпринимателей и инвесторов. Насколько адекватна ответственность нарушению, можно сказать только изучив практику применения данной статьи. Но само ее наличие в таком виде создает зону неуверенности в среде предпринимателей. Могут прийти, не обнаружить существенных ошибок и умышленных нарушений, но обнаружить такие недочеты. Потенциально за это можно заплатить большие суммы.

Почему такие высокие суммы штрафов? Неужели действительно такая ошибка может привести к серьезным последствиям, которые компенсируются штрафами?

Владимир Нестер: По большому счету это потенциальные санкции. У нас нет статистики. Мы не можем сказать, насколько часто и в каком проценте применяются эти санкции. Тем не менее, на мой взгляд, такие статьи приносят больше вреда. Потому что они создают негативный фон, который влияет на принятие решений предпринимателей и зарубежных инвесторов.

Приходится работать в нервной обстановке.

Дмитрий Сыч: Я хотел бы добавить, что, может быть, для предприятия ответственность в пять базовых величин не такая уж пугающая. Но дело в том, что за ошибки бухгалтерам приходится платить из собственного кармана. Это личная административная ответственность. В итоге происходит ситуация, когда бухгалтер работает просто-напросто в атмосфере постоянного стресса. Потому что он понимает, что любое отклонение, шаг влево, шаг вправо, карается из его личного бюджета. Отдается либо половина зарплаты, либо одна четвертая часть зарплаты. В итоге мы наблюдаем низкую производительность труда бухгалтеров. В итоге это приводит к дополнительным издержкам. Появляется повсеместная бюрократия бухгалтерии. Она никогда не хочет отступить ни на шаг. Люди ограничены этими пугающими санкциями. Поэтому действительно получается нервная ситуация.

Владимир Нестер: К тому же это приводит к неэффективной трате рабочего времени. Если собственник видит, что в этом есть риск, есть проблема, лучше он позовет двух-трех бухгалтеров, которые будут это проверять. Потому что данная ошибка может привести к тому, что старания всех остальных работников предприятия могут быть сведены к нулю. Вместо ожидаемой прибыли на ровном месте получаешь убытки. Это никому не нужно. Опять же, это влияет на затрату времени бухгалтерией. И даже в целом создает определенный имидж страны по части бухгалтерского и налогового учета.

К слову об имидже страны на международном уровне. Сможет ли Беларусь по итогам 2011 года как-то улучшить позиции в рейтинге Всемирного банка в разделе "налоговое администрирование"?

Владимир Нестер: Во-первых, здесь нужно взвесить параметры, по которым будут оценивать предприятия. Всемирный банк будет оценивать количество платежей за год, время, необходимое на подготовку налоговой декларации. Это включает и время, необходимое, чтобы собрать эти данные. И оценивается общая налоговая нагрузка. Существуют статьи в Кодексе об административных правонарушениях, большая ответственность за нарушение порядка составления первичных документов. В таких условиях количество часов, необходимых для подготовки налоговой декларации, будет только нарастать или оставаться на том же уровне. Но не уменьшаться.

Опять же, возвращаясь к статье Кодекса об административных правонарушениях. Мы говорим, что это сказывается также и на имидже страны. Заставляя предпринимателей уделять столько времени составлению первичных документов, мы увеличиваем время, необходимое на работу бухгалтера. А раз увеличивается работа бухгалтера – увеличивается и время на подготовку налоговой декларации. Все это увязано между собой. Поэтому так сложно исправить имидж страны.

Мы не можем выбрать какие-то определенные направления, простые и легкие для нас. Например, Беларусь достигла определенных подвижек в своем рейтинге за счет того, что упростила процедуру регистрации фирм. Известный факт, что в свое время мы продвинулись одним этим. Но регистрация предприятия – это как выстрел стартового пистолета. С этого все только начинается. Суть ведения бизнеса в Беларуси не в этом. С этого начинается процесс.

Попробуй продолжи, а еще сложнее закончить.

Дмитрий Сыч: Я хотел бы добавить, что рейтинги Всемирного банка выходят с неким временным опозданием. В 2011 году Всемирный банк оценит ситуацию, которая была в 2010 году. К тому же нужно понимать, что многие страны тоже пытаются подняться в этом рейтинге. Поэтому мы сталкиваемся с проблемой конкуренции. Не мы одни хотим стать лучше. Кто-то другой хочет и становится лучше, эффективнее. Чем выше мы будем в этом рейтинге, тем больше будет возникать проблем конкуренции.

Владимир Нестер: Все страны стремятся стать максимально привлекательными для инвесторов. Все ощущают необходимость вливания новых средств, новых технологий. Это конкуренция.

Представители Министерства по налогам и сборам уверяют, что при составлении рейтингов Всемирный банк не очень объективен в своих оценках. Что Вы думаете по этому поводу?

Владимир Нестер: Мы можем согласиться с тем, что любая оценка субъективна. В любой оценке используются какие-то свои критерии. Их можно оспаривать или предложить свои альтернативные. Тем не менее, Всемирный банк оценивает все экономики, все страны. С трудом верится в то, что именно к Беларуси есть какое-то предвзятое отношение. Ошибки в оценке возможны. Даже не ошибки, а какой-то субъективизм. Он всегда присутствует.

Тем не менее, давайте смотреть на эти вещи исходя из фактической ситуации в стране. На предприятии численностью в сто человек держат от пяти до десяти бухгалтеров. Они занимаются подготовкой информации и самих налоговых деклараций. Это о чем-то говорит. Бизнесмен приходит сюда из-за рубежа. Он привык, что у него на предприятии двести человек. У него сидит полбухгалтера, который обслуживает не только его предприятие, но еще какое-то. Он приходит сюда, а здесь на сто человек – пять-десять бухгалтеров. Придя на этот рынок, он испытывает шок. Это одна из причин этого шока.

Дмитрий Сыч: Не могу ручаться за достоверность информации. Но одна из цифр, которые были озвучены в последние годы, свидетельствует, что количество бухгалтеров в Беларуси - около 400 тысяч человек. Это 5-10% от экономически активного населения. Мне кажется, это достаточно много. Но мы можем оценивать количество человек, работающих в бухгалтерии в реальных предприятиях.

Что еще вызывает недоумение у иностранных инвесторов, которые приходят к нам и сталкиваются с налоговой системой Беларуси?

Владимир Нестер: Есть ложное впечатление, что достаточно номинально уменьшить величину налоговых ставок или уменьшить количество налогов, и это привлечет инвесторов. Инвестора пугают не высокие ставки налогов. Его пугает неопределенность. Например, инвестор видит, что в какой-то стране высокое налогообложение, высокие ставки. Но там или дешевые ресурсы, или обширный рынок. Он оценивает свою возможность заработать на этом рынке.

Налогообложение может быть достаточно строгим. В нем могут быть высокие ставки. Но если оно стабильно, понятно, то инвестор просчитывает свои будущие доходы, приходит на этот рынок и работает на нем. Его пугает не ставка налогов. Его пугает неопределенность в применении законодательства, в возможности отстоять свои права. Неопределенность в возможности, в случае необходимости, забрать свои инвестиции и законно заработанную прибыль.

К нам приходит бизнесмен, человек с опытом. Он приносит сюда денежные средства, навыки управленца. Он приносит новые технологии. Он оставляет здесь налоги, создает здесь рабочие места. Это идет в плюс стране. Он приносит новые технологии, с применением которых местный персонал повышает свою квалификацию. Он желает забрать свою честно заработанную прибыль, за которую уплачены налоги. Если он видит в этой системе какую-то брешь и он видит существующие проблемы или неопределенности, он не пойдет сюда.

К примеру, он работает. А потом оказывается, что из-за того, что он нанял бухгалтера не очень высокой квалификации и по причине ошибки в первичных документах, у него изымают огромное количество денежных средств. И он не может оспорить, доказать, что это обыкновенная ошибка. Он не может доказать, что она не могла повлечь никаких последствий для экономики Республики Беларусь, что она не страшна обществу. Вот что больше всего может пугать инвестора.

Дмитрий Сыч: Следует заметить, что существует еще одна проблема. Это неравноправие между человеком, который сидит на предприятии и рассчитывает налоги, и человеком, который приходит из налоговой инспекции и его проверяет. В принципе, у нас одни и те же законодательные акты. Смею Вас заверить, что уровень квалификации наших белорусских бухгалтеров очень высокий. Как, в принципе, и налоговых инспекторов. Поэтому мы наблюдаем не столкновение, но контакт двух лиц высокой квалификации. Но при вынесении окончательного решения зачастую побеждает мнение налоговых органов. Это момент, который является фактором неуверенности. Допустим, инвестор нанимает высококвалифицированного специалиста. Но этот специалист не может гарантировать, что у нас будет все замечательно в плане налогов.

В Директиве №4 говорится о гармонизации белорусского налогового законодательства с европейским. Что в первую очередь, как Вам кажется, было бы разумно сделать в этом направлении?

Дмитрий Сыч: В данном направлении необходимо оценивать не ставки налогов, которые применяются в Европейском союзе. Стоит оценивать подходы, которые применяются в Европейском союзе, чтобы исчислить эти налоги. Первым фактором является раздельность налогового и бухгалтерского учета. Насколько я вижу, в Беларуси есть определенное сопротивление такому разделению функций, ответственности. Исторически так сложилось, что бухгалтер предприятия должен считать и налог. В итоге это приводит к тому, что вся система учета и отчетности направлена скорее на исчисление налоговых платежей, нежели на достоверное представление картины о предприятии.

Я вижу будущие проблемы. Дело в том, что Министерство финансов сейчас очень активно идет по пути гармонизации бухгалтерского учета с МСФО. В МСФО возникает ряд проблем, связанных с применением так называемого профессионального суждения. "Я бухгалтер. Я специалист. Я так вижу, поэтому я будут делать так". Логика действий белорусского бухгалтера: "В соответствии с данным пунктом инструкции я делаю так". Если он не видит такого пункта, он начинает задаваться вопросом, где это написано. Такой творческий подход будет страшен для налоговой системы. Потому что могут быть ошибки на местах. Появляется творческий подход проверяющих органов. Поэтому во многих странах в подавляющем большинстве налоговый и бухгалтерский учет – это отдельные части. А у нас пока пытаются сделать симбиоз. Может быть, это как-то облегчило бы и сняло бы часть ответственности с учетных работников.

Другой вопрос, который следует затронуть, - это то, что в некоторых странах существует понятие моратория на введенные нормативные документы. Когда принимаются правила игры, мы начинаем по ним играть. Когда Вы играете в футбол, очень неудобно, если посреди матча судья дает свисток и объявляет абсолютно новые правила игры. Поэтому введение такого моратория, возможно, сделало бы законодательство Беларуси более стабильным. И соответственно, более понятным для зарубежных инвесторов.

Владимир Нестер: И более привлекательным. Убирается неопределенность, появляется стабильность. Появляется уверенность, что ты придешь, все будет по правилам, и к тебе не будет никаких претензий.
-10%
-20%
-8%
-20%
-10%
-5%
-16%
-10%
-20%
-28%