Александр Обухович,

В одной из своих статей я уже писал, что бедственное состояние белорусской промышленности представляет для нас интеллектуальный вызов. Я отнюдь не настолько самоуверен, чтобы считать, что с таким вызовом может справиться одиночка или даже небольшая группа.

Но это – с одной стороны. С другой, я всегда считал справедливым тезис, что если ты не можешь принять вызов – ты уже мертв. Наша страна не настолько большая и не настолько уж подвергается сильному давлению со стороны соседей, чтобы нельзя было найти ту нишу, которая позволила бы стране нормально развиваться. В конце концов, мы же не на мировое господство претендуем, просто хотим нормально обустроить свою страну.

С моей точки зрения, главная проблема нашей страны – отсутствие структур гражданского общества. Сегодня мы разобщены, нищи духом, и ищем примеры для себя не в своих делах, а в чужих странах. Без уверенности в себе, даваемых верой или знанием, большие дела недоступны. С верой мы уже обожглись, и в ближайшие десятилетия новой трудно ожидать. Надеюсь, это – к лучшему, я не люблю само понятие "вера". Безразлично - в коммунизм, в президента, в демократию или в помощь Запада. Предпочитаю знание.

Реанимация гражданского общества

Недавно я получил письмо от товарища, профессора одного из американских университетов, задействованного в одной из подпрограмм общественной программы воссоздания электроники в России. Это – десятки фирм, сотни специалистов. И российских, и работающих за рубежом. Уже проведены две общероссийские конференции. В процессе контактов родились и реализуются десятки проектов. Я думаю, что выдержки из письма человека, давно не бывшего в России, небезынтересны и нашим читателям.

"Я вот только что вернулся со школы CSEDays, куда меня позвали читать лекции. Почему это важно. Потому что она продемонстрировала наличие заинтересованных (и делающих!) людей в российской ИТ-индустрии.

Школа организована тремя компаниями, которым небезразлично развитие computer science в России - Екатеринбургской компанией СКБ-Контур (2 млрд российских рублей оборот), Яндексом (8,5 млрд рублей оборота) и Microsoft Research. Они совместно решили сделать что-то разовое в Екатеринбурге, чтобы попробовать, оценить работу, и решить, в какой форме это можно продолжать. Школа прошла очень неплохо. Из существующего:

* СКБ Контур дает стипендии для молодых преподавателей в СS (20000 российских рублей в месяц + 1 поездка на международную конференцию в год), привозит лекторов из индустрии в Екатеринбург, сколачивает ассоциацию производителей софта на Урале.

* Яндекс делает свою магистерскую программу (Школа анализа данных). На Физтехе с его участием факультет инновационных технологий превратился в лучший бакалавриат по прикладной математике и компьютерным наукам в России, плюс есть профильные кафедры, плюс разные конкурсы и другие программы.

* MSR поддерживает семинары, конференции, организует совместные исследовательские проекты.

* В Питере есть Computer Science Club. Его финансирует выпускник ИТМО, который уехал в США, поступил в аспирантуру, ужаснулся отставанию преподавания CS в России, нашел людей в Питере, и оплачивает их работу по
Партнер рубрики - Международная Академия Биржевой Торговли 'Форекс Клуб'
Партнер рубрики -
FOREX CLUB
организации этого клуба. Лекции каждое воскресенье.

Там же есть Академия Современного Программирования. Это доп. образование, спонсируемое питерскими компаниями, дает хорошее программистское образование. Практику каждого студента ведут сотрудники компаний-спонсоров. Студентам платят стипендию (до 8000 российских рублей).

К чему я это все говорю? К тому, что демократия - это не только и не столько выборы, это гражданское общество. А гражданское общество - это самоорганизация граждан для решения своих проблем, контроля за государством, выдвижения инициатив и т.д. Уже есть компании, для которых перспективы существования зависят от перспектив России, ее науки и образования. Каждая в отдельности может мало. Но при объединении усилий есть шанс создать систему, которая будет поддерживать толковых людей и стимулировать старые институты меняться.

Государству в целом небезразличны судьбы России. Но оно пронизано коррупцией, и зачастую понимает совершенно неправильно, что нужно делать. Задача общества постоянно напоминать, как правильно.

Как в США, где по каждой инициативе (за/против) возникают большие общественные движения. Реформу здравоохранения "топили" общественные движения, спонсируемые медиками и страховыми компаниями. А деньги для Барака Обамы собирали десятки тысяч волонтеров. В России аналогов таких движений НЕТ. К чему пенять на правительство, если нет общественных сил, которые проталкивают нужные решения? На сцене, кроме марионеток, только клоуны вроде Каспарова и Немцова".

Что касается программы по электронике. Естественно, фирмы, и российские, и зарубежные, ищут в этих процессах свой интерес. Естественно, и у участников – свои интересы, и не все участвуют в программе с равным энтузиазмом. Упор участников программы на обучающие и образовательные аспекты тоже естественен: кадров для активной работы явно недостаточно. Хотя этот упор отток кадров и ускоряет: спрос на обученных специалистов в мире очень высок. Но, благодаря множеству участников, общее движение все равно имеет место. И оно, пусть пока и не очень эффективно, дополняет и работу правительства, и деятельность фирм. Тем более, что такая общественная программа – не единственная. Положение там очень тяжелое, но и продвижение вперед тоже нешуточное.

А вот что касается гражданского общества, то здесь ситуация много хуже. При распаде СССР на всем постсоветском пространстве не осталось устойчивых социальных образований, все советское общество распалось на атомы. Трудовые коллективы в кризис рассыпались, местная власть барахталась в безденежье, образовавшиеся партии носили откровенно карикатурный характер. Мафия и государство остались единственными формами социальной организации. А на Юге бывшего СССР – еще и возродившиеся кланы.

У нас, в Беларуси, ни мафия, ни кланы, к счастью, развития не получили. Даже до уровня соседей. Зато государство, не имея противовеса в виде гражданского общества, развитие получило явно гипертрофированное. И сегодня наша бюрократия твердо уверена, что государство находится в ее частной собственности: даже важнейшие для общества решения принимаются кулуарно, без общественного обсуждения, без сравнения вариантов решения. Министр экономики даже хвастался, что независимые экономисты не располагают достаточной информацией, чтобы сформулировать альтернативные министерским предложения для правительства. Потому и у нас, как в России, на сцене все больше марионетки и клоуны. Потому и у нас, как и в России, царит абсолютно иррациональная вера, что достаточно избрать "правильного" президента – и все проблемы общества будут решены.

Не будут. Избирают не президентов, избирают программы. И оценивают способность кандидатов в президенты свои программы реализовать, квалификацию их команд. А у нас сегодня программ нет ни у президента, ни у его оппонентов. И даже не просматриваются команды, способные такие программы разработать. Не истерические призывы воссоздать СССР или не менее истерические призывы к свободе рыночных сил, а реально выполнимые программы.

Да, в начале 90-х белорусская номенклатура, сплотившись вокруг нынешнего президента, видимо, спасла страну. Наскоро склеив государство из советских обломков. Проверить, были ли варианты получше – не получится, историю не переиграешь. Так что получилось то, что получилось. Глядя на соседей – могло получиться много хуже. А так – почти 20 лет прожили, и стыдиться за эти прожитые годы особенно не приходится. Правда, и хвастать особенно нечем. 

Для выхода из тупика нужна площадка

Но сегодня в стране – системный кризис. Вызванный как действием кризиса мирового, так и нашими собственными ошибками в управлении народным хозяйством. В тупик зашли и промышленная, и аграрная, и социальная, и внешняя политика страны. В "заботе о человеке" доболтались до того, что, по данным ВЦИОМ, заняли первое место (!) в СНГ по числу желающих эмигрировать (более 20%). И эти желающие – отнюдь не бабушки-пенсионерки. А ведь сегодня права на ошибку у правительства намного меньше, чем было в начале 90-х: тогда, по большому счету, всем было наплевать, что происходит в Беларуси. И у правительства было время что-то подправить, что-то переделать. А сегодня нас пытаются учить жить соседи и ближние, и дальние, и даже очень дальние. Все лезут, и у всех в Беларуси оказались интересы. Например, только мы влипли в непростую ситуацию с ценами на нефть и газ – сразу у нас пытаются МАЗ оттяпать. Да и самим, в поисках рынков сбыта, приходится и в Латинскую Америку, и в Африку забираться. Так что внешние обстоятельства сильно сужают для правительства пространство для маневра.

И что же в этих обстоятельствах планирует делать наше правительство?

А правительство у нас – новое. И премьер – новый. Считают возможным тратить время на детальное ознакомление с отдельными проблемами. Идет Совмин за Совмином, рассматриваются отдельные проблемы и положение в целых отраслях. Констатируется, что положение тяжелое. Как будто это не было ясно еще в прошлом году. Основные направления на 2011 год приняли в шаблонном варианте, без шансов на их исполнение. И, пока – все. Остается только надеяться, что где-то в тиши кабинетов куется программа действий, которая и спасет экономику Беларуси. Только вот оснований для таких надежд нет.

Да, правительство у нас – новое. Только вот составлено почти исключительно из проверенных кадров, неоднократно занимавших высокие посты. И никогда не замеченных в тяге к реформаторству. Да, премьер у нас новый. Но это – самый опытный в республике чиновник, прошедший еще советскую школу. Даже находясь в "почетной ссылке" в Академии наук, он не мог не быть в курсе проблем нашей экономики. С чем тут ему знакомиться? Известен премьер деловой хваткой да симпатией к идеям ускоренной приватизации. По нынешним временам – маловато. Да и исполнители, которым власть только и может доверить подготовку документов, проверены неоднократно. Тесен их круг, и никто из них не был замечен в попытке выдвинуть свежую идею или отойти от сложившихся стереотипов. С чего тут ждать адекватной ситуации программы действий?

Но не только правительство находится в очевидном ступоре от обилия и тяжести проблем нашей экономики. Несостоятельны оказались и лоббистские организации бизнес-сообщества. Привлеченные к подготовке Директивы №4, они оказались неспособны ни сформулировать реальные потребности белорусского бизнеса, ни продемонстрировать готовность бизнес-сообщества принять на себя ответственность за решение хоть части проблем нашей экономики.

И уж совсем позорной выглядит позиция нашей экономической науки. За исключением Л.Заико и Я.Романчука (чья позиция известна и, надеюсь, не будет востребована) – полное молчание. Похоже, смиренно ждут руководящих указаний. Чтобы именно их обосновать.

Я думаю, нам остро необходимо организовать несколько площадок для широкого обсуждения основных проблем нашей экономики. И лучше, если за их организацию возьмутся общественные организации. Допустим, обсуждение проблем промышленной политики могло бы организовать БНПА, организации частно-государственного партнерства – союзы предпринимателей, проблем рынка труда – профсоюзы и т.д. Критика ради критики бесполезна, надо пытаться вырабатывать предложения. В конце концов, мы все в ответе за нашу страну. Даже если правительство так и не думает.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-50%
-30%
-20%
-20%
-33%
-25%
-21%
-10%
-14%