Алексей Вайткун,

В прямом эфире TUT.BY обсуждаем развитие молочной отрасли Беларуси в 2010-2015 годах. Каким образом планируется увеличить производство молока и экспортные объемы молочной продукции? Следует ли в нашей стране создавать мощные молочно-сырьевые кластеры? Как обстоит ситуация с переработкой молочной продукции в соседних странах? Как повысить конкурентоспособность белорусского молока и почему белорусы стали меньше его пить?

Об этом и не только в прямом эфире TUT.BY расскажет Алексей Мелещеня, директор Института мясо-молочной промышленности.

 
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.
 
 
Что включает в себя основная цель Республиканской программы развития молочной отрасли на ближайшую пятилетку?

Основная цель – выстроить конкурентоспособную молочную отрасль в целом, как в сфере сельского хозяйства при производстве, так и в переработке и сбыте.

Но пока эта цель еще не достигнута?

Возможно, на новом качественном уровне, соответственно, она будет с намного большими объемами, нежели сегодня.

Много ли удалось сделать из запланированного за прошедшие пять лет?

Довольно часто, как специалисты, так и обычные люди, не замечают ежедневных изменений. Например, как родители не замечают, что их ребенок растет. Естественно, те, кто видел его в первый год жизни, а потом в пять лет, тот разницу заметит. Примерно так все происходит и с нашей отраслью.
За пять лет сделано настолько много, что перечислить все будет довольно трудно. Но если выделить главные моменты, то мы существенно модернизировали молочную промышленность. Это отмечают и эксперты, и еврокомиссия, которая оценивает возможности поставки в Евросоюз. Также это давно уже оценили и наши российские партнеры, а также партнеры по СНГ, где в основном и продается наша продукция.

Существенно продвинулось производство молока. Если бы мне пять лет назад сказали, что мы будем получать прирост по молоку такими высокими темпами, то я бы сказал, что это что-то из области фантастики. Но в свое время были поставлены очень амбициозные задачи. Помимо программы возрождения села также были приняты и отдельноотраслевые программы. В совокупности все это позволило нарастить как сырье, так и производство молочной продукции, переоснастить заводы, использовать ту упаковку, про которую мы долгое время говорили: "А вот там, на Западе…" Сегодня мы ничуть не уступаем по упаковке, за исключением каких-то эксклюзивных вариантов. Мы сделали серьезный шаг вперед и серьезный задел для дальнейших успехов.

Это вас радует?

Конечно. Наш институт является научной организацией, которая активно работает практически со всеми предприятиями молочной промышленности. А если отрасли хорошо, то хорошо и нам.

По данным статистики, в 2009 году по Беларуси было произведено около 5,6 миллиона тонн молока. До 2015 года этот показатель планируется увеличить до 10 миллионов. Это реально сделать? Или это из разряда амбициозных задач?

Да, это амбициозная задача, но как говорится в поговорке – ставь нереальные цели и получишь оптимальный результат. Суть этой программы достаточно сбалансирована по подходам, как в сельском хозяйстве, так и в переработке. Мероприятия достаточно полно расписаны по реконструкциям и строительству новых животноводческих ферм, строительству новых цехов по переработке молока, в том числе и модернизации. Что касается сельского хозяйства, то планируется построить достаточно много новых ферм, поскольку задел уже сделан, но создавать новое конкурентоспособное сельское хозяйство надо на новых технологиях, для чего и нужно новое строительство.

Каким образом молочную продукцию можно сделать конкурентоспособной?

Понятие конкурентоспособности не имеет жестких и четко очерченных параметров. Понятно, что цена и качество – это те два параметра, которые всегда предполагают конкурентоспособность. Также здесь стоит добавить еще и себестоимость. По ценам и упаковке мы уже приблизились к уровню европейских стран, которые также поставляют молочную продукцию на экспорт. Есть немного резервов по снижению себестоимости, в первую очередь, в сельском хозяйстве. Поэтому все составляющие, которые предполагаются в программе, при их выполнении позволят получать конкурентоспособную продукцию.

Как было отмечено в программе, эффективность производства молока на фермах в том числе достигается за счет улучшения качества молока. Однако многие полагают, что белорусская продукция довольно-таки высокого качества. Или это не так?

Что такое качество? Например, качество автомобилей "Тойота" и "Мерседес". По своей сути, как плюсы, так и минусы здесь есть у каждого, но каждый человек понимает качество по-своему. Можно сказать, что данная продукция безопасна, но она может иметь не очень хорошие вкусовые качества. Кому-то, возможно, нравится качество ТетраПак. Но как нестерилизованное молоко в ТетраПаке трехдневной давности, так и пастеризованное молоко в полиэтиленовой упаковке с таким же сроком, по сути, по вкусовым качествам мало чем будут отличаться. Единственное, они будут немного отличаться по срокам хранения. Стерилизованное молоко, которое многим нравится, проходит ультражесткий температурный режим – ультравысокую пастеризацию, быструю стерилизацию, которая позволяет сохранить полезные свойства молока. Но стерилизованное молоко изначально чуть менее полезно, чем пастеризованное.

И тем не менее многие считают, что именно стерилизованное молоко имеет лучшие качества, чем пастеризованное. То есть мы сталкиваемся здесь еще и с выбором потребителя.

Когда говорят о том, что белорусская продукция имеет очень высокое качество – с чем ее сравнивают?

Обычно мы сравниваем то, что можем сравнить. Если мы сравниваем с российскими, украинскими производителями, то изначально у нас есть преимущество в качестве сырья – в Беларуси оно выше, чем в соседних странах, потому что более 90% молока производится в крупных товарных хозяйствах Беларуси. В Украине и России все наоборот. И как бы ни говорили, что хозяин лучше ухаживает за своей коровой, но выдоить, собрать, почистить эти два-три или пять литров молока, а затем еще доставить его на завод – все это изначально предполагает более низкое качество сырья. У нас эта система более-менее отлажена – это и контроль на фермах, и централизованная доставка, и быстрое охлаждение. Если сравнивать, то, конечно, европейские стандарты по качеству молока-сырья на сегодняшний день жестче и соответствуют нашему сорту молока "Экстра", который мы ввели три года назад. И если сначала это были 0,5%, то сегодня это около 6%. Возможно, мы сможем довести до уровня 50% сорта "Экстра" и высшего.

Но здесь есть один момент, который нужно учитывать – по содержанию микрофлоры и по соматическим клеткам в молоке технологические параметры могут быть улучшены. На предприятиях, в том числе практически на всех сыродельных заводах, устанавливаются бактофуги, чтобы удалить лишнюю микрофлору, сырье проходит разные виды обработки, что делает продукцию немного дороже.

По сути, из молока высшего сорта мы можем получить продукцию, аналогичную по качеству произведенной в Германии. Но если мы попробуем сделать из сырья второго сорта такую же продукцию, как в Германии, то из этого ничего не выйдет.

Хотелось бы вернуться к цифрам касательно экспортных объемов. Исходя из той же программы, их планируется увеличить с одного до двух миллиардов долларов. За счет чего это возможно сделать?

В первую очередь, конечно же, за счет объемов. Цены на белорусскую продукцию, в принципе, не очень существенно отличаются, а иногда бывают даже и дороже, нежели немецкая или французская, поскольку на сегодняшний день там существуют экспортные субсидии на продажу молочной продукции.

Наши поставщики, работая на том же российском рынке, постоянно слышат: "А почему только на российском рынке? Давайте куда-нибудь дальше повезем!". И мы везем дальше, нащупываем новые рынки сбыта.

Если пять лет назад это было пять-семь стран, то сегодня в географии поставок их уже почти пятьдесят. Российский рынок сегодня является одним из самых привлекательных в ценовом сегменте. Именно поэтому туда стремятся как Австралия, так и Финляндия, Франция, Германия. Почему же мы должны добровольно отдавать рынок, на котором занимаем довольно-таки серьезные ниши и позиции, а потом искать рынки где-то еще?

Но вы не забываете о Западной Европе?

Нет, не забываем. Но следует понимать, что Западная Европа очень сильно защищает своих производителей. Во-первых, это технические барьеры, когда без проведения соответствующей экспертизы и получения разрешения поставка не будет разрешена. Во-вторых, Евросоюз использует 50%-й таможенный тариф на ввоз, тем самым увеличивая цену в магазине в 1,5 раза.

Аналогично выглядит ситуация и по сыру. Именно поэтому получение сертификата на поставку в Евросоюз для нас больше играет роль доступа на другие рынки. Имея такой сертификат, который признают около пятидесяти стран, мы сможем поставлять продукцию в эти страны без дополнительной инспекции.

Какие перспективы вы видите?

Положительные. Это строительство совершенно новых цехов и двух заводов. Согласно программе по переработке молочной сыворотки, мы планируем крупные предприятия, а остальные будут привязаны к действующим предприятиям. Строительство мощностей по сушке как цельного, так и обезжиренного молока делается для расширения географии поставок. Понятно, что завезти сыр в Алжир будет труднее, чем сухое молоко, как по срокам годности, так и по способам транспортировки. Поэтому в программе сделан акцент относительно новых современных мощностей по сушке молока.

В соответствии с информацией Международной молочной федерации (IDF) по доле на мировом рынке Республика Беларусь выходит на ведущие позиции. Молока производится достаточно много – больше семисот миллионов тонн, в том числе коровьего – около шестисот миллионов тонн. Но по всем странам продажа на экспорт составляет около 40 миллионов тонн в пересчете на молоко в виде продукции. Без учета торговли между странами Европейского союза, объемы которой IDF не учитывает как экспорт, по экспорту масла Беларусь стоит на третьем месте, по сыру – на четвертом, по сухому обезжиренному молоку – на пятом. Это уже серьезный показатель.

А какие позиции Беларусь занимала пять лет назад?

Пять лет назад Беларусь даже не входила в десятку.

Вы отметили, что будет построено два завода…

Один завод – по переработке крупных объемов (около одного миллиона тонн) сыворотки в год в г. Несвиж. В ближайшем времени вопрос будет решаться уже по проектированию и закупке оборудования для этого завода, второй – по переработке молочной сыворотки около 300 тыс. тонн в год в г. Хойники.

Довольно часто можно услышать о том, что "у нас и так этих заводов достаточно, зачем же еще?" Что бы вы ответили в этой ситуации?

Молоко в любом случае нужно перерабатывать. Это совокупность мощностей. Всегда самым рациональным считалось сочетание различных форм и размеров предприятий. Новые цеха строятся с точки зрения укрупнения существующих предприятий. И если в 2000 году было около 120 предприятий, то сегодня их 45. Часть более мелких из них в итоге стали филиалами и выпускают небольшой объем продукции.

Десять лет назад средний объем в сутки составлял около 70 тонн на завод, а сегодня это уже около 250 тонн переработки на один завод. Но в Европе есть и достаточно крупные заводы, перерабатывающие 1-1,5 тысячи тонн сырья в сутки. Такие заводы Беларуси, как "Савушкин продукт" и "Бабушкина крынка", приближаются по своим мощностям к таким же высоким показателям.

Это еще одна составляющая конкурентоспособности, поскольку на крупном производстве можно иметь меньшие издержки, как при самом производстве, так и при логистике.

Следует ли опасаться прихода стратегических иностранных инвесторов?

В вашем вопросе прозвучало очень правильное слово – стратегических инвесторов. Довольно часто, в том числе и журналисты, говорят, мол, приходил какой-то инвестор, а его тут не восприняли… А не восприняли-то, скорее всего, потому, что ему надо было только прийти и получить от нас самое дешевое сырье, но на которое уходит очень много затрат, как трудовых, так и финансовых. Он не предполагал существенного развития производства, не предполагал вкладывать дополнительные средства в развитие сырьевой зоны, что, соответственно, не выгодно нам. Получается, что сырье продавать не хочет ни одна из сторон.

Если есть стратегический инвестор, который готов вкладывать деньги в развитие производства, то здесь нет никаких проблем, вплоть до создания иностранного предприятия. Но стоит понимать, что сам молочный завод, к примеру, может быть построен за 50 миллионов евро. А если отдать сырьевую зону, в которую вкладывали как сельское хозяйство, так и сами перерабатывающие предприятия, а также очень высокой была и государственная поддержка, то здесь, конечно, государство имеет право вводить различные ограничительные рамки или ставить свои условия. И это не только у нас. Сфера сельского хозяйства и продовольствия достаточно регламентирована во всем мире, поскольку это и безопасность питания, и использование очень ценного потенциала земли как таковой. Если это будет стратегический инвестор, готовый вкладывать в производство и в сырьевую зону и давать продукт с высокой добавленной стоимостью, а не просто разливать молоко (для нас это также не выгодно), то он получит поддержку на любом уровне.

Скажите, белорусы стали пить больше молока или меньше?

К сожалению, есть тенденция к некоторому уменьшению потребления. Это связано с разнообразием других видов продуктов. Если раньше у нас было меньше растительных масел, то мы потребляли животное масло. А когда есть много различных видов, то есть и выбор. Когда у нас еще не было такого количества напитков – минеральных, газированных и других, белорусский потребитель спокойно покупал пакет молока или кефира как напитки.

А сами-то пьете молоко?

Конечно. Здесь стоит понимать и принять к сведению, что молочный продукт более ценен, поскольку усвояемость белка и компонентов молочных продуктов составляет 90-95%, а у сыра – 98%. А ведь это кальций, незаменимые аминокислоты и так далее.
 
TUT.BY – смотри, слушай, читай…

-20%
-25%
-21%
-30%
-25%
-20%
-20%
-50%
0067667