Андрей Коровайко,

Насколько оправдано проведение Белорусских инвестиционных фондов за пределами Беларуси? Какие вопросы, проблемы интересовали потенциальных инвесторов? Что вызывает больше всего вопросов? Сложно ли потенциальным инвесторам вникнуть в нюансы нашего законодательства в сфере юридической и финансовой экспертизы белорусских компаний в ходе приватизации? Насколько важны для инвесторов изменения в закон о хозобществах, которые должны вступить в силу в начале 2011 года?

Об этом в эфире TUT.BY рассказал руководитель налоговой и юридической практики "Эрнст энд Янг" в Беларуси, директор СООО "Эрнст энд Янг Юридические Услуги" Андрей Чумаков




Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


 
 
- Какие особенности были у прошедшего недавно инвестиционного форума? Что изменилось по отношению к предыдущему?
 
- Отличие от того, что было раньше, достаточно заметно. К сожалению, я не был на Лондонском форуме, но могу достаточно активно сравнивать с прошлогодним Минским форумом. Изменился главный посыл. Конечно, основная идея в том, что мы стремимся привлечь инвесторов, было бы странно, если бы речь шла о другой задаче. Но на этом форуме очень активно двигалась тема Таможенного союза. Об этом очень много говорил премьер-министр Сергей Сидорский, а также господин Кобяков, его выступление было в основном об этом. И это абсолютно правильно в том смысле, что это, действительно, очень большое конкурентное преимущество Беларуси. Именно выход на международные рынки, наличие единого таможенного пространства, доступ к 170 миллионам потенциальных потребителей. Эта тема очень активно педалировалась.
 
- То есть, это представляется как преимущество для инвесторов. А не возникает ли лишних вопросов у инвесторов в связи с тем, что Беларусь вошла в Таможенный союз?
 
- Я не слышал ничего негативного. Таможенный союз по определению нацелен на облегчение работы инвесторов. Сама законодательная основа, то есть вся логика построения таких отношений, предназначена как раз для того, чтобы сделать удобным вход не только в Беларусь, но и в другие страны. Беларуси это выгодно, потому что через нее можно входить в другие страны. Я ничего плохого не слышал ни разу.
 
- А касательно белорусско-российских отношений, которые складываются в последнее время не так, как обычно, возникают ли вопросы у инвесторов?
 
- Опять же, ни разу не слышал. У меня порой такое чувство, что вопросы белорусско-российских отношений – это вопросы, которые активно дискутируются в основном в Беларуси и России.
 
- А всего остального мира не касаются?
 
- Честно говоря, ни от кого ничего не слышал. Господин Медведев что-то сказал в своем блоге, наши ему ответили…
 
- Тогда какие проблемы все-таки интересовали потенциальных инвесторов?
 
- Приходя на рынок, инвестору нужно понимание того, что он будет делать, и уверенность в том, что его права в должной степени защищены, и что в любую секунду, если что-то пойдет не так, он сможет забрать все деньги обратно. Это, в общем-то, лейтмотив любого инвестиционного форума. И Беларусь – не исключение. Эта тема в кулуарах тоже обсуждалась.
 
- Какие-то вопросы к белорусскому законодательству остаются у инвесторов?
 
- Начнем с того, что любой инвестор с трудом представляет себе белорусское законодательство. Когда они принимают решения, подавляющее большинство идет к юристу, который ему что-то расскажет и проконсультирует. Сам инвестор в белорусском законодательстве не разбирается, что логично. Если он, к примеру, финн, поляк, то для него все особенности и хитросплетения того или иного законодательства – это "темный лес".
 
- То есть, для них не является решающим фактором, какое законодательство: сложное, простое, "устраивает", "не устраивает"?
 
- Им важно только если кто-то говорит, что при действующем законодательстве вы не сможете вести деятельность. Но если вы им скажете, что есть сложности, вопросы и неоднозначности, которые могут решаться таким-то образом, то это достаточно разумный ответ для всех.
 
- Как вы считаете, насколько оправдано проведение белорусских инвестиционных форумов за пределами нашей страны? Вы можете сравнить Минский форум и тот, который прошел в Германии? Чувствовалась разница?
 
- Я считаю, что это абсолютно правильное решение. Я до такой степени согласен с этим, что даже трудно представить человека, который бы был согласен с этим больше. Есть много причин, почему это хорошо. Очень удачно, что немецкий форум совместили с Euro Finance Week. Потому что, даже если какой-нибудь инвестор и не пришел на этот форум, он все равно открыл брошюру всего этого мероприятия и увидел, что есть такая страна – Беларусь, и она проводит инвестиционный форум, ее пригласили на такое серьезное мероприятие. Это уже сам по себе хороший ход.
 
Однако, если сравнивать с белорусским форумом, есть другая очень важная вещь. На форуме в Беларуси я видел 500 человек посетителей, из них подавляющее большинство – это белорусы, которые пытаются сами себя продать потенциальному инвестору, и множество консультантов, которые вертятся вокруг и пытаются "пропихнуть" себя. И инвестор уходит с этого мероприятия с "тяжелой" головой.
 
Тут немного по-другому. Во-первых, белорусская делегация была чуть меньше, что логично, а потенциальных инвесторов было больше. Это было чуть более сбалансировано и выглядело именно местом для общения потенциальных инвесторов и потенциальных получателей этих инвестиций.
 
- Проектов на форуме было представлено довольно много, и много было подписано соглашений уже на месте. Сколько из них, какой процент, по-вашему, будет действительно реализован на практике?
 
– Трудно судить про всех, естественно. Допустим, когда соглашения подписывает БПС-банк, а после этого господин Матюшевский говорит о намерении создать специальную инвестиционную компанию, которая будет инвестировать в Беларусь, то это достаточно серьезный человек, которому трудно не поверить. Если говорить более конкретно, то на этом форуме было несколько моих клиентов, которые подписывали соглашения о намерениях. Я вижу, что у них "горящие" глаза, желание что-то делать, инвестировать. Могу сказать с уверенностью, что если все будет развиваться без неожиданностей, то их инвестиции придут. А там сумма плавно подходит к 300 миллионам долларов.
 
- Вы имеете в виду своих клиентов – потенциальных инвесторов?
 
- Да, то есть несколько из моих клиентов подписывали соглашения, и я знаю, что они готовы к работе. Если в мире что-то не изменится, или если белорусские власти их чем-то не огорчат, то все должно пойти нормально.
 
– То есть, проекты были представлены достаточно интересные.
 
– Да, безусловно.
 
– А какие отрасли белорусской экономики наиболее интересны потенциальному инвестору?
 
– Беларусь – это такая уникальная страна, где в любую отрасль экономики не зайди, и ты будешь первым или почти первым. Это очень большое конкурентное преимущество. Ты хочешь инвестировать сюда – приходи, тут у тебя нет 25 конкурентов, с которыми ты будешь локтями толкаться и искать себе место под солнцем. Ты первый, максимум - второй. Это очень хорошо. Так что трудно сказать, какая отрасль будет иметь приоритет. Если судить по тому, что на форуме было представлено, это – альтернативная энергетика, строительство, коммерческая недвижимость, отели, торговые центры, финансовые инвестиции. Что-то из этой серии, наверняка, будет наиболее востребовано.
 
– То есть нельзя сказать, что какая-то отрасль осталась без интереса, а какая-то – наоборот, привлекла наибольшее количество потенциальных инвесторов?
 
- По моим наблюдениям, альтернативная энергетика была представлена очень активно. Известно, что белорусские власти стремятся эту тему развивать, и есть достаточно большое количество компаний, которые презентуют те или иные проекты в этой сфере. Так что наиболее активно была представлена альтернативная энергетика.
 
- Вы выступали на форуме с докладом о юридической и финансовой экспертизе белорусской компании в ходе приватизации. Насколько сложно и, вообще, реально ли команде инвестора вникнуть в нюансы нашего законодательства в этой сфере?
 
– Любому профессиональному консультанту (юристу) – вполне реально. Проблемы инвестора с тем, чтобы вникнуть - это не проблемы Беларуси. Это нормальный процесс: ты приходишь в другую страну, и там абсолютно другое законодательство, правовое регулирование, там все по-другому. Поэтому, естественно, ты просто не понимаешь, как это все работает. Именно поэтому все экспертизы, про которые я говорил (юридическая и финансовая), в обязательном порядке проводятся любым здравомыслящим инвестором. Кстати, то, что мое выступление было допущено, - это очень большой плюс властям. Потому что когда ты говоришь об экспертизе в белорусской компании, ты неизбежно говоришь о минусах, на которые необходимо обратить внимание. Это очень хорошо, что они пошли не только на демонстрацию "красивой картинки". Они дали инвесторам объективную картину. С одной стороны, все хорошо, но есть некоторые факты, на которые необходимо обратить внимание. То, что власти готовы на открытый, объективный диалог, всегда очень позитивно воспринимается.
 
- В начале следующего года должны вступить в силу изменения в закон о хозобществах, которые, как предполагается, усилят защиту прав акционеров. Насколько это важно для инвесторов?
 
- Изменений много. Достаточно заметно переделали закон, в особенности в том, что касается аффилированных лиц, крупных сделок, сделок заинтересованности и так далее. Есть вещи, которые не особо активно рекламируются как изменения, но, на мой взгляд, именно в таких мелочах кроется "сама соль" прозрачности, доступности и удобства для инвесторов. К примеру, проводится общее собрание акционеров. Обычно в этом случае направляется извещение о его проведении акционерам. То, что было раньше – просто пара слов в законе на тему "проводим в такой-то срок". Сейчас это очень подробная процедура: что направляется, когда, где публикуется, что пишется в извещении. Это очень хорошо, потому что теперь тот же миноритарий либо инвестор уверен, что он не просто получит какую-то бумажку с фразой "Здравствуй, мы проводим общее собрание тогда-то". Теперь он получает своего рода пакет-извещение: тогда-то, в таком-то месте будут рассмотрены такие-то вопросы и так далее. Это очень положительное явление, потому что теперь ты можешь не опасаться, что что-то пройдет мимо тебя. Гораздо выше вероятность, что ты получишь достаточно информации для участия в общем собрании.
 
- И примешь участие в управлении?
 
- В конечном итоге, да. Там есть и другие очень интересные изменения, которые помогут инвесторам. Мне, допустим, очень нравится изменение про то, что увеличение уставного фонда организации можно осуществлять до полной оплаты первоначально объявленного уставного фонда. Мы с этим уже неоднократно сталкивались с нашими клиентами, у которых здесь есть ИООО. Например, ты объявил свой уставный фонд в 20 тысяч долларов и в течение двух лет ты его потихонечку оплачиваешь. Но тут возникла экстренная потребность срочно внести еще 100 тысяч долларов. Но ты не можешь это сделать быстро - тебе нужно, во-первых, полностью оплатить эти 20 тысяч долларов. Причем не только оплатить, нужно еще получить справочку о том, что ты сформировал свой уставный фонд. И только после этого ты начинаешь увеличивать этот уставный фонд. В результате это превращается в кучу административных усилий и затрат, и деньги не приходят быстро. И мы неоднократно сталкивались с ситуацией, когда ты пытаешься объяснить клиенту, который вместо 20 тысяч посылает 120, что сначала нужно пройти все процедуры, получить справку и так далее. А после этого еще дослать 100. А теперь это будет происходить достаточно просто.
 
– Теперь действительно можно будет послать 120 сразу?
 
– По большом счету – да. Нужна только пара технических документов. Хорошие изменения также касаются крупных сделок и сделок заинтересованности. То есть, есть определенные границы, после которых возникает необходимость утверждения крупной сделки. Эти границы считались исходя из бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату. Теперь появилась опция считать эти границы исходя из данных оценки на начало месяца, в котором совершена сделка. Чем это хорошо? Например, вы купили полумертвую компанию, у которой все операции в течение года были на 200 долларов. И в течение года начинаете в нее вкладывать деньги. Если смотреть по бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, то получится, что у вас любой шажок в сторону – это уже крупная сделка, по отношению к предыдущему периоду. В результате, это сложности, бумажки бесчисленные и так далее. Сейчас у вас есть другая опция. Вы можете смело сказать, что вот у нас независимая оценка, это прописано в уставе, и нет никакой крупной сделки, все нормально. Это очень удобно и снижает нагрузку на инвесторов. Им очень сложно свыкнуться с мыслью о том, что постоянно нужно готовить кучу бумажек, постоянно куда-то что-то нести, что-то отдавать. И все такие изменения, которые облегчают жизнь, безусловно, положительно воспринимаются инвесторами.
 
– А чувствуется, что все усилия властей, которые призваны улучшить инвестиционный климат, имидж страны, не прошли даром? Люди, которые приходили на белорусский форум, не смотрели уже на Беларусь как на нечто экзотическое или на нечто, о чем они никогда раньше не слышали?
 
– К сожалению, далеко не все иностранцы вообще представляют, где находится Беларусь. Частый вопрос, который я слышал: "А где это?". Краем уха я опять же слышал, как многие близкие к государству люди, не стесняясь, говорили, что Беларусь – это между Россией и Польшей, для ориентира. То есть, пока Беларусь еще не знают в достаточной степени как потенциальное место, куда можно вкладывать деньги. Но совершенно точно ситуация меняется, все усилия властей, которые прилагаются в этом направлении, идут только на пользу.
 
Возможно, даже следовало быть чуть более активными в этом вопросе. К примеру, включаю CNN, а там через каждые 5 минут идет реклама какой-нибудь там СЭС Македонии: "Приходите к нам, у нас такие суперльготы". Льготы на самом деле меньше, чем в Беларуси, но каждые 5 минут иностранец слышит, что есть такая Македония, и что есть в ней свободные экономические зоны, и что там дают налоговые льготы. Он может даже не знать, где находится Македония, хотя в рекламе и это мелькало. Но у него отложится, что вот она - сфера, которая потенциально может быть интересной. Поэтому, мне кажется, государство делает все правильно, но стоит более активно все это продвигать. Если вы хотите, чтобы в вас инвестировали деньги, то нужно себя рекламировать.
 
– Ряд инвестсоглашений, которые подписали в Германии, были готовы за несколько месяцев до проведения форума, но их придержали специально для Франкфурта, для того, чтобы "поставить галочку" за форум. Могла ли подобная задержка пойти на благо? Ведь, по сути, инвесторы могли уже к этому времени заниматься непосредственно проектом.
 
- Во-первых, я не думаю, что там подписывали именно инвестсоглашения. Возможно, кто-то и подписывал, но в основном это были соглашения о намерениях. Я не думаю, что процесс приостановился, они идут параллельно. Мы одновременно ходим, прорабатываем проект, собираем деньги и договариваемся с государством и подписываем все документы. Я не думаю, что процесс как-то существенно приостановился. Я бы предположил даже, что в некотором смысле это некий дополнительный толчок. От одного из моих клиентов я слышал: "Теперь-то, наконец, мы сможем официально объявить, что собираемся реализовывать наш мощный, монументальный проект и у нас все будет гораздо проще". Поэтому, я не думаю, что это что-то затормозило.
 
– Здесь, в этой же студии, директор Национального инвестиционного агентства Беларуси Виктор Коваленко говорил, что правительство решило проводить эти форумы путем чередования – в один год проводить где-то за рубежом, на следующий год – снова в Минске. В следующем году, соответственно, форум пройдет в Минске. Потеряет ли от этого наша экономика? Я имею в виду, потеряем ли мы потенциальных инвесторов?
 
– Видимо, у властей некоторая другая информация, возможно, другое впечатление, и они считают необходимым чередовать. В этом тоже есть разумный смысл. Одно дело приехать куда-то в Германию, и что-то услышать про Беларусь, а другое дело – приехать сюда, пройтись по улицам, узнать, где находится Беларусь. В этом есть смысл. Это не означает, что мы должны проводить все наши мероприятия только за границей или только в Беларуси. Мы должны комбинировать эту работу. И мероприятия за границей должны в достаточной мере компенсироваться тем, что мы делаем здесь. Польза от иностранных мероприятий безусловна. Но говорить, что мероприятия в Беларуси бесполезны – это тоже странно, честно говоря.
 
 
-20%
-20%
-10%
-30%
-25%
0067667