1. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  2. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  3. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  4. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  5. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  6. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  7. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  8. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  9. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  10. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  11. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  12. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  13. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  14. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  15. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  16. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  17. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  18. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  19. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  20. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  21. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  22. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  23. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  24. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  25. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  26. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
  27. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  28. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  29. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  30. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода


Владислав ПРОТАСКИН,

В регионах Беларуси ставка делается на развитие сельскохозяйственного производства. Это сужает рынок труда и подталкивает селян к переезду в город. Спасти деревню может лишь предоставление альтернативного сельскому хозяйству вида экономической деятельности – развитие малого бизнеса, считает Эдуард ВОЙТЕХОВИЧ, один из создателей единственного в стране Центра развития сельского предпринимательства в Комарово.

- А давайте сразу определимся: какой малый бизнес может быть в деревне, если он и в городе не сказать, чтоб сильно был развит?

- Это может быть все, что угодно. Например, субконтрактация, когда крупные заводы, занимающиеся сборкой, используют комплектующие, созданные на небольших предприятиях в сельской местности. Так мегаполисы высвобождаются от большого количества предприятий, которые существенно влияют на экологическую среду, а в сельских регионах создаются рабочие места. Даже в советские времена многие колхозы имели подсобные цеха, а иногда и представительства крупных заводов. Сегодня их количество значительно уменьшилось, и это неправильно.

Что еще можно развивать в сельской местности, так это различные виды услуг населению: малые производства по выпуску региональных продуктов питания, ремесленные мастерские.

У нас в деревне Комарово – это, прежде всего, активная деятельность в сфере сельского туризма. Это бизнес, который дает доходы и способствует развитию региона в целом. Успешный проект – комаровская модельная пекарня с магазином. Мы активно занимаемся развитием возобновляемых источников энергии – это мини-ГЭС, солнечные батареи, ветроэнергетические установки. Это привлекает и крупных иностранных инвесторов. Немцы, изучившие наш опыт, намерены строить на Мядельщине три достаточно мощные гидроэлектростанции, которые будут вырабатывать энергию уже в промышленных масштабах. И это значительная польза для развития региона в целом.

Мы проводим выставки-ярмарки, которые дают возможность ремесленникам реализовать продукцию. Ведь экономика – это движение людей и денег.

Следующий этап – принято решение о создании в Комарово бизнес-инкубатора. В деревне появится цех по производству колбасных изделий, гостиница, конференц-зал, станция технического обслуживания, спортивный комплекс, ресторан и ремесленные мастерские, где люди могли бы посмотреть, как создаются те или иные вещи, а ремесленники - продать свою продукцию. Наша деревня находится в туристическом регионе. Вот почему такая зона – это одновременно и сфера услуг, и объект, привлекательный для туристов.

Конечно, в Беларуси сельский бизнес находится пока на начальной стадии. На мой взгляд, правительство должно сегодня предпринимать гораздо больше усилий, чтобы его развивать.

- Вот государство-то как раз готово вкладывать деньги в агропромышленные комплексы и стимулировать кредитами развитие личных подсобных хозяйств…

- Получается, государство кредитует нерентабельный способ производства? Личное подсобное хозяйство - это просто игра в экономику, тупиковый путь. Надо в малый бизнес кредитов больше давать.

У нас нет, как в России, нефти и газа, которые можно продавать и получать деньги. Стратегический ресурс белорусского государства – развитие экономической активности населения за счет создания малых предприятий. Рост числа собственников влечет за собой увеличение количества экономически активных людей, потому что за свое дело человек отвечает гораздо серьезнее, чем когда он идет на работу как наемный рабочий.

- По-вашему, сельское население готово к тому, чтобы становиться собственником?


- Пока я бы так не сказал. Белорусы, особенно сельские жители, менее активны с точки зрения экономики и бизнеса. Они осторожны, боятся "прогореть". Но их можно убедить. С людьми надо работать. Это очень длительный процесс. Я много ездил по другим регионам и рассказывал о модельной экономической инфраструктуре Комарово. Люди слушали, но не верили. Им надо показывать успешные примеры. Когда они приезжают в Комарово и видят реализованные объекты, то меняют свои подходы и уезжают с четкими намерениями и понятием, как можно развивать бизнес в своей деревне.

Именно для этого мы и создали Центр развития сельского предпринимательства. Нужна структура поддержки малого бизнеса. Это европейский и мировой опыт. Даже такие экономически развитые государства, как Соединенные Штаты Америки и Германия, имеют сеть центров поддержки предпринимательства, бизнес-инкубаторов, которые занимаются поддержкой и развитием малого бизнеса. Это разумно, оправданно и имеет экономическую выгоду. В Германии утверждают, что экономический эффект от вложенных денег составляет 500 процентов.

- Это же огромная прибыль! Откуда?

- Создаются дополнительные рабочие места, не надо выплачивать социальные дотации, увеличивается поступление налогов…

Пока главная проблема в Беларуси – это недопонимание и недооценка роли предпринимательства у местных органов власти. Наша законодательная база способствует развитию бизнеса на селе, есть льготы по налогам, указ президента, по которому здания в сельской местности можно продавать за одну базовую величину. Но когда доходит до уровня райисполкомов, начинаются преграды – есть пустующие здания, но их не продают; или здание, находящееся в коммунальной собственности, выставляют по такой цене, что дешевле новое построить. А ведь часто эти заброшенные постройки находятся в центре поселка. Их восстановление за средства частника могло бы украсить населенный пункт.

Вторая проблема - не разработана еще четкая система кредитования бизнеса. Ставка рефинансирования должна быть ниже 16%. В Германии проценты на кредит под развитие малого бизнеса от нуля до двух - это же совершенно другие условия! И государство должно выделять средства на обеспечение страхования развития малого бизнеса. Они вернутся за счет развития региона.

А вот те деньги, которые вкладываются иногда в сельское хозяйство, в строительство домиков – это не всегда оправданные капитальные вложения, Людям в сельской местности надо дать возможность зарабатывать достойно. Тогда они сами решат проблему строительства жилья. Надо вкладывать государственные деньги в благоустройство, в создание инфраструктуры - и бизнес придет на село.

Следующий момент – недостаточно в стране центров развития предпринимательства и районные власти не спешат убеждать население в том, что эти структуры полезны.

Только успешный пример может дать волну развития, а она со временем создаст эффект вала. Иначе лет через пять, когда государство найдет на это деньги, на селе не останется людей, способных работать, - они перекочуют в города. Малый бизнес – это единственный путь спасения белорусской деревни.
-20%
-30%
-20%
-80%
-80%
-10%
-30%
-7%
0073182