Андрей Коровайко,

Менее 5% предпринимателей входят в бизнес-ассоциации. Как правило, предприниматели считают, что они сами способны решить свои проблемы, договориться с чиновниками на местном уровне. К общественным организациям многие прибегают только тогда, когда бизнес терпит крах. Многие не осознают необходимость членства в какой-то структуре, и даже уплата регулярных взносов для них обременительна. Чем реально полезны бизнес-сообщества? Об этом в рамках программы "Время бизнеса" в эфире TUT.BY рассказывал Александр Калинин, председатель старейшей из белорусских бизнес-ассоциаций – Белорусского союза предпринимателей.

Полный вариант беседы слушайте тут

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Полный вариант беседы смотрите тут

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео


Чем живут сегодня белорусские предприниматели? С какими проблемами они сталкиваются и как их решают?


Средний белорусский предприниматель сегодня вынужден заниматься выживанием. Кризис, который есть в экономике, коснулся и частного сектора. Единственный нюанс – частный сектор более мобильный, и негосударственные производственные предприятия показывают большую скорость адаптации к внешним вызовам, смене номенклатуры и поиску новых рынков. Соответственно, ситуация иногда улучшается достаточно быстро.

В то же время, мы имеем определенный спад продаж на потребительском рынке. Есть серьезное уменьшение продаж в сфере торговли стройматериалами, в сфере развлечений – люди стали меньше зарабатывать, больше экономят, меньше тратят.

Вероятно, выживать предпринимателям приходится самостоятельно. Или же вы каким-то образом вы им в этом помогаете?
Ситуация с экономическим кризисом в стране подтолкнула к тому, что необходимо проводить определенные либерализационные реформы: существует проблема с занятостью в государственном секторе, сокращения рабочей недели. Людей нужно занять, организовать им условия для самозанятости, чтобы они занялись тем же предпринимательством, чтобы не просили у государства пособия, а сами зарабатывали деньги и платили налоги. В этом плане правительство приняло целый ряд решений, выработало стратегическую линию по росту доли малого бизнеса в ВВП страны, который сейчас составляет менее 10%, до 25% в перспективе. Для этого нужно решить целый ряд вопросов, чтобы людям было удобнее и комфортнее заниматься бизнесом.

Каким образом можно достичь повышения процента ВВП: нарастить численность предпринимателей или дать им возможность зарабатывать больше?

Процесс идет. Мы активно консультируемся с нашими партнерами из других общественных организаций, у нас есть соответствующая структура, где мы проводим консультации. Мы вносим ряд предложений в органы власти, и за последние два года получили ряд положительных решений. Об этом говорит и наша позиция в рейтинге Мирового банка Doing Business-2010: за последние два года, когда страна начала активно заниматься улучшением рейтинга в целях привлечения иностранных инвестиций и улучшения деловой среды в целом, мы достигли определенных сдвигов. Эксперты Мирового банка подняли нас в этом рейтинге с 115 места в рейтинге за 2008 год до 58 в рейтинге 2010 года. Стремительный рывок мы сделали по показателю регистрации предприятий – благодаря известному Декрету №1, который ввел заявительный принцип регистрации. Да, действительно, сейчас очень легко зарегистрировать предприятие, и количество субъектов хозяйствования за прошлый год в малом бизнесе выросло более чем на 16%. Это серьезный качественный сдвиг по созданию рабочих мест.

Наш союз предложил ввести упрощенную систему применения налогов. Мы проводили специальные исследования и вносили в правительство предложение об изменении критериев по принятой системе и по снижению ставки налога. Это было реализовано: при "упрощенке" ставки налога с выручки были снижены с десяти до восьми процентов, НДС уменьшен с восьми до шести процентов. Мы разрабатывали такую концепцию, как налог с дохода для торговли и общественного питания. Мы делали специальные исследования и входили в правительство с нашими расчетами по увеличению границ применения "упрощенки". С нашими расчетами согласились и в Минэкономики, и в Минфине, и в МНС.

Второе, что подтолкнуло к увеличению количества субъектов хозяйствования, - это решение по налоговым льготам для малого бизнеса в малых городах и сельской местности. На сегодняшний день налог составляет 5%, с выручки - 3%. Это очень льготная система налогообложения, что тоже повлияло на количественный рост субъектов малого предпринимательства в этой местности.

В целом, мы имеем значительный рост за последний год. Количество юридических лиц приросло на 16%, количество индивидуальных предпринимателей – на 2%. И мы надеемся, что это скоро реализуется не только в численности субъектов хозяйствования, но и в количестве занятых в негосударственном секторе, а также в росте доли малого бизнеса в ВВП.

Открыть предприятие мало, ему нужно как-то существовать и развиваться. Не получится ли так, что предприятия будут открываться и через год закрываться?

Может быть и такое. Малый бизнес гибкий и нестабильный, так что это совершенно нормальный процесс. Осталось еще очень много барьеров для ведения бизнеса, и мы вносим предложения по ним в правительство. Если вы зарегистрировали предприятие, то первое, с чем столкнетесь, - это аренда помещений. У нас принят указ №518, который содержит несколько проблемных моментов, хотя в целом он упростил и отвязал процедуру расчета ставки аренды от евро, перевел в базовые величины, тем не менее, там есть спорные коэффициенты, которые делают ставки аренды достаточно высокими. Нам необходимо развивать рынок коммерческой недвижимости по доступным ценам, а предложение здесь ограниченно, цены высокие.

Очень мешает отсутствие рынка земли под производственное строительство. Для того, чтобы люди вкладывали свои деньги в какие-то производственные проекты на арендованных площадях, есть большой риск, что аренда может измениться, арендодатель может передумать, и тогда ваш бизнес закроется.

Есть вопросы, которые еще необходимо регулировать. Отдельный момент – это лицензирование, потому что вы можете быстро зарегистрировать предприятие, но для того, чтобы открыть, допустим, магазин или кафе, вам потребуется до полугода, пока вы получите лицензию и пройдете согласования.

Почему так долго тянут с документом по отмене лицензирования?

Документ затрагивает очень большую категорию чиновников, которые становятся не нужными. На сегодняшний день половина лицензий, выдаваемых в стране, - это лицензии на розничную торговлю. Выдачей лицензий и контролем последующей деятельности занимается большая группа чиновников, и если это все не нужно контролировать, тогда возникает вопрос о сокращении численности госаппарата. Поэтому инициируются различные заменители, например, вместо лицензирования ввести государственный реестр с практически такой же процедурой, ввести обязательную сертификацию и страхование, а также контроль за этими функциями. Здесь нужна политическая воля и решение о сокращении численности госаппарата до 25%, если будут отменены надуманные административные процедуры, без которых можно обойтись.

Что еще из неразрешенного находится сейчас на повестке дня?
Ответственность должна быть перенесена с юридических лиц, с бизнеса, на конкретные должностные лица, и ограничена разумными пределами по отношению к средней зарплате в стране. Бизнес не должен страдать из-за ошибки одного человека. У нас же очень много статей в КоАП, где ответственность не чисто фискального характера, а возлагается на бизнес, на юридическое лицо, или предусмотрена двойная ответственность, что тоже недопустимо.

Как изменилась ситуация с проверками после принятия указа?

Стало лучше – меньше произвола, в столице вообще хорошо. Из районов поступают сигналы, что проверяющие просто не регистрируются: приходят, проверяют, ничего не находят и уходят, не регистрируясь. Если находят – начинают оформлять протокол. Но, в целом, ситуация несколько улучшилась.

Тем не менее, изменения уже применяют. Статью 23.17 в новой редакции 5% уже применяли: нашли какое-то формальное нарушение, штрафовали на крупную сумму. Причем, штрафы идут в местные бюджеты, поэтому есть определенная заинтересованность в том, чтобы наложить побольше штрафов.

Дадут ли разрешение индивидуальным предпринимателям нанимать работников?

Такой вопрос рассматривается, готовится план мероприятий по либерализации экономики на 2010 год. Один из пунктов предполагает, что временно, на два-три года, разрешат нанимать до трех работников помимо родственников. Вопрос обсуждается.

Господин Карягин заявлял о том, что чуть ли не в первый раз допустили бизнес-ассоциации к обсуждению таких документов, якобы в первый раз пошли на такой шаг навстречу бизнес-сообществу. Так это или нет, на самом деле?

Владимир Николаевич, безусловно, прав. В прошлом году план по либерализации бизнес-сообществу не показывался. Он был сформирован в Совмине, публично не обсуждался. В этом году ситуация качественно новая: собрали предложения от бизнес-ассоциации, сформировали перечень и провели несколько обсуждений. Мы примерно знаем, какие вопросы могут быть реализованы. На сегодняшний день окончательного решения по этому вопросу нет, поэтому мы можем только предполагать. Мы столкнулись с тем, что ряд министерств и ведомств не хотят инициировать некоторые вопросы, которые вносит бизнес-сообщество, поэтому предложили, чтобы бизнес-ассоциации в этом плане мероприятий были включены в список ответственных исполнителей. Мы готовы разработать законопроекты, внести проект конкретного постановления Совету министров или проект закона для дальнейшего обсуждения.

Мы инициируем вопрос об изменении статуса базовой величины. В свое время, когда произошла девальвация белорусского рубля, резко выросли ставки аренды, мы обращались в администрацию правительства с тем, чтобы ставки были установлены в белорусских рублях. После долгих согласований указа №518 ставки установили в базовых величинах. Однако, базовая величина и белорусский рубль – это несколько разные вещи.

Базовая величина сегодня регулируется Декретом президента №3 и привязана к тарифной ставке первого разряда, то есть, больше привязана к отношениям, связанным с оплатой труда и платежами граждан. В то же время, указ №518 распространил понятие применения базовой величины на сферу имущественных отношений – на аренду. Соответственно, если базовая величина, по Декрету, меняется решением правительства, а в свое время, когда ее ввели, она менялась 13 раз, когда росла заработная плата. Сейчас опять стоит задача поднять зарплату до 500 долларов до конца года, поэтому необходимо принять новый нормативный документ о статусе этой базовой величины и порядке его изменения, потому что касательно тех сфер, на которые она сейчас распространена, она не должна меняться несколько раз в год. Сейчас есть такое опасение, что она вскоре может быть поднята. Мы привыкли к тому, что она стабильна последнее время, но ее история с момента введения говорит о том, что менять ее могут и по три раза в год. С очередным повышением наличной ставки в бюджетной сфере она поднималась, и на сегодняшний день примерно равна половине ставки первого разряда.

Это один из спорных моментов этого указа. Другой спорный момент – это то, что правительство ограничило рентабельность инвесторов в торговых центрах. На сегодняшний день уже есть негативные отзывы со стороны иностранных инвесторов и отказ от ряда проектов по причине того, что белорусское законодательство нестабильно и вмешивается в ценообразование в сфере коммерческой недвижимости.

Если нет конфликта, и цены удовлетворяют обе стороны, то есть, совет рынка и собственника торгового центра, то зачем навязывать понижение, которое затрагивает интересы, в основном, иностранных инвесторов?

Хотелось бы разобраться с решением по дополнительным наемникам у индивидуальных предпринимателей. Почему раньше было запрещено иметь наемных работников, кроме близких родственников индивидуальных предпринимателей, и почему сейчас ситуация изменяется? Для чего было принято такое решение?

Нам не известно, почему было принято такое решение. Указ № 760, пункт 1.1 был большой неожиданностью для всего делового сообщества: никакой мотивации под это никто не публиковал и не объяснял. Официальных комментариев о том, почему это было сделано, никто не давал.

На тот момент было потеряно больше 60 тысяч рабочих мест. Часть из них перекочевало в индивидуальные предприниматели, часть перешло в ЧУПы как наемные работники. Но какого-то конкретного обоснования под это никто не подводил. Просто был опубликован указ.

Был ли после этого массовый процесс перерегистрации индивидуальных предпринимателей в ЧУПы?

Была массовая перерегистрация индивидуальных предпринимателей в частные унитарные предприятия, инициированная правительством.

Что хорошего дало это государству?
Теперь, надо полагать, когда разрешат нанимать до трех дополнительных работников, стоит ожидать уменьшения безработицы, увеличения рабочих мест в среде индивидуальных предпринимателей?

Безусловно, это создаст новые рабочие места. На сегодняшний день это еще и очень хороший указ по стимулированию индивидуальных предпринимателей на экспорт: предприятия, которые хотели вывозить белорусскую продукцию, не смогли к этому подключиться, потому что людям не на кого было оставить свою торговую точку. Если бы он имел право нанять наемного работника, тогда его объект работал бы, а тот индивидуальный предприниматель, который имеет большой опыт челночных поездок, взял бы продукцию легпрома и повез бы продавать.

Очень правильная мера, которая была принята для стимулирования подключения индивидуальных предпринимателей к экспорту белорусской продукции, не дала такого большого эффекта, потому что люди не смогли оставить свои рабочие места, хотя интерес к тому, чтобы заняться этим, был очень большим.

При оценке бизнес-климата в стране учитываются не только малые предприятия и индивидуальные предприниматели, но и крупный бизнес. Отстаиваете ли вы его интересы?

Белорусский союз предпринимателей – это старейшая организация, которой в этом году исполняется 19 лет. У нас есть и средний, и крупный бизнес, который вырос из малого. Поэтому мы затрагиваем вопросы и производственного сектора. Предприятия нашего союза производят не только одежду и обувь, но даже троллейбусы и экскаваторы. И здесь мы тоже сталкиваемся со многими проблемами, с разными подходами и противодействием государственных предприятий в этой сфере, с проблемами доступа к ресурсам, проведением тендеров. Наши отраслевые министерства отражают, в основном, интересы государственного сектора.

Каким образом вы отстаиваете права крупных частных предприятий?

Система отражения интересов – это создание диалоговых площадок в виде различных совещаний, рабочих групп на различных уровнях. По нашей инициативе при Минэкономики была создана рабочая группа по импортозамещению – очень много предприятий частного сектора способно производить продукцию для государственного сектора и участвовать в задачах импортозамещения. При Совете министров создано несколько рабочих групп, например, по выработке предложений по упрощению налоговой системы. Там мы отражали интересы не только малого бизнеса, но и системно занимались реформированием всей налоговой системы и вышли на принятие Налогового кодекса.

Наш союз в прошлом году проводил специальные исследования и внес в правительство большую записку о необходимости перехода на квартальные платежи. По новому Налоговому кодексу налог на прибыль, НДС можно платить раз в квартал по выбору плательщика, хотя еще год назад об этом речи не шло.

Это снизило нагрузку на бизнес, и теперь можно не иметь постоянного бухгалтера, если оборот предприятия небольшой. Началось развитие сервисных компаний, которые стали специализироваться на бухгалтерском учете.

Мы создаем систему рабочих групп, где озвучиваем различные вопросы. Работает больше 14 деловых площадок, где представители нашей организации на общественных началах озвучивают проблемы частного сектора и добиваются рассмотрения. Например, сейчас мы требуем рассмотрения вопроса по изменению подходов по наличным расчетам. Нам поступает много жалоб со стороны малого бизнеса в малых городах и сельской местности, где, как правило, представлен один банк-монополист. Предприятие зарегистрировалось, оказывает услуги населению. За сдачу выручки банк берет 2%, за снятие – 3%. То есть, комиссия банка за обслуживание наличных расчетов составляет 5%. Получается, что кроме дорогих денег и кредитов, у нас зачастую появляются и дорогие операции – там, где нет банковской конкуренции. Если мы говорим о либерализации, надо убрать монополию банков на принятие наличных денег.

Если отменить административное регулирование в наличном обороте, вы будете иметь право не сдавать выручку в банк, а расходовать ее по своему усмотрению, то надобность в бухгалтерах для многих малых предприятий может отпасть вовсе.

Сколько бизнес-сообществ действует в стране?

Порядка сорока, если считать отраслевые и региональные. Это нормальная ситуация: не может одна организация отражать интересы всех. Мы – старейшая организация, поэтому занимаемся практически всем, хотя у нас есть и более выраженные группы членов с отраслевыми интересами. В свое время из этой организации выделились областные, региональные организации, выделился Минский столичный союз предпринимателей и работодателей, отраслевые ассоциации. Собираются предприниматели, которые хотят решать проблемы в своей отрасли и создают свою отраслевую организацию.

Есть организации, построенные по принципу ассоциаций – например, Бизнес-союз имени Кунявского. Это не организация физических лиц, там объединены юридические лица.

Много ли у нас предпринимателей-одиночек, которые не относятся ни к одной ассоциации?

Очень много. Раньше в общественные организации входило 5%, сейчас в связи с тем, что произошел численный рост субъектов малого бизнеса, наверное, эта цифра стала еще ниже. Как правило, предприниматели считают, что они сами способны решить свои проблемы, договориться с чиновниками на местном уровне. К нам многие прибегают, когда бизнес терпит крах.

Многие не осознают необходимость членства в какой-то структуре, и даже уплата регулярных взносов для них обременительна.

Если бы членство в союзах предпринимателей было более массовым, возможно, и диалог с правительством стал бы более эффективным?

В некоторых странах Европейского союза членство в какой-то организации обязательно. Там человек регистрирует бизнес и автоматически должен вступить в какую-либо организацию. Государство отпускает саморегулируемым общественным организациям ряд функций, в том числе, выдачу лицензий. У нас все сосредоточенно в руках государственного аппарата, поэтому, наверное, государству не особенно и нужно, чтобы было обязательное членство.

Я думаю, большинство придет к пониманию того, что надо где-то, в чем-то участвовать, надо вырабатывать и правила корпоративного поведения, и нормальную конкуренцию, но для этого нужно время. 


Партнер программы

-10%
-12%
-40%
-25%
-45%
-10%
-10%
-5%
-20%
-30%
0071430