Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, «Шахтер» на 4 очка оторвался от преследователей
  2. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  3. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  4. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  5. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  6. Кого государство назвало причастными к террористической деятельности после выборов-2020? Инфографика
  7. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  8. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  9. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  10. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  11. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  12. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  13. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  14. «Пока мне больно». Фитнес-тренер Наталия Мицкович о разрыве с Иваном Вабищевичем (Дядей Ваней)
  15. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  16. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  17. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  18. 10 лет после теракта, заявления Макея и автобус с белорусами, который не пустили в Украину — все за выходные
  19. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  20. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  21. Референдум в Кыргызстане: страна становится президентской республикой
  22. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  23. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  24. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  25. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  26. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  27. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  28. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  29. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  30. Владимир Макей: «Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы»


Александр Заяц, Андрей Коровайко,

"Процесс приватизации в нашей стране не может быть легким и безболезненным", - считает Татьяна Маненок, обозреватель газеты "Белорусы и рынок". Об успешном опыте приватизации белорусских предприятий и о том, почему к выбору инвестора нужно подходить тщательно и обдуманно, гостья рассказала в эфире Радио TUT.BY. фото
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Татьяна, вы скрупулезно следите за процессом приватизации, ратуете за нее. Многие эксперты не раз подчеркивали, что государство не является эффективным собственником, поэтому процесс разгосударствления должен протекать более активно. В Беларуси заявлена амбициозная программа на 2008-2010 гг. Однако в этом году не было осуществлено даже одной мало-мальской значимой сделки. Почему, как вы полагаете?

Очень часто люди "клюют" на заявление о том, что у нас заявлена амбициозная программа приватизации. Но заявлена программа акционирования, а не приватизации. Руководство страны постоянно подчеркивает, что мы сначала акционируем эти предприятия, а потом, в случае необходимости, когда придет хороший инвестор, мы эти предприятия будем продавать. Многие ошибаются и до сих пор не понимают, что если предприятия акционируются, то не обязательно должны продаваться.

Тогда для чего акционироваться?


Акционирование - на всякий случай. Дело в том, что до недавнего времени в Беларуси вообще не было необходимости привлечения инвестиций. Многие чиновники утверждали, что государство само может вкладывать деньги в развитие предприятий. В первую волну приватизации в Беларуси в начале 90-х годов многие рванули, поверили, что придет инвестор, что они станут капиталистами. Но это был период романтизма, который закончился в 1996 году, когда власть почувствовала, что собственность перетекает бесконтрольно через чековую приватизацию. В 1998 году процесс приватизации был окончательно заторможен, и фактически государство поставило под контроль любые мало-мальские сделки с собственностью.

Поэтому говорить о том, что в Беларуси идет системный, планомерный процесс приватизации, что есть понимание того, что приватизация - это привлечение нового менеджмента, новых технологий, возможность открытия нового рынка, по-прежнему нельзя.

То есть все осталось так же, как и десять лет назад? Все ожидали, что в этом году как раз шаг и будет сделан…


Когда Беларусь дотировалась Россией за счет дешевых поставок энергоресурсов, которые по разным оценкам составили примерно десять миллиардов долларов, то Беларуси необходимости в привлечении инвестиций не было. Денег у государства было достаточно для того, чтобы ставить условия акционерным обществам, которые испытывали какие-то финансовые затруднения. Им четко говорили: все акции на стол - и только в этом случае государство окажет поддержку. Многие акционерные общества становились в очередь, потому что нужны были деньги. Собственный рынок ценных бумаг, фондовый рынок в Беларуси не развит, возможности привлечь соответствующую бизнес-среду и инвестора не было. Поэтому шел обратный процесс: государство вкладывало ресурсы. И таким образом "КрасносельскСтройМатериалы" на этом этапе провело модернизацию и стало достаточно конкурентноспособным благодаря тому, что вернулось в государство. Очень многие в тот момент понимали, что без господдержки не обойтись.

Таким образом, государство приучило предприятия, что всегда будет помогать им, всегда будет вкладывать ресурсы, поэтому сейчас у многих директоров даже нет мысли о том, что нужен инвестор.

Сможет ли государство помогать и дальше?

Когда стало понятно, что Россия четко выстраивает прагматичную линию в отношениях с Беларусью, ориентируется на переход в поставках энергоресурсов по рыночным ценам, стало ясно, что объем субсидирования сжимается, что государство не может нести такую ношу. Тогда-то и родилась эта амбициозная программа по либерализации, которую разработало правительство совместно с Нацбанком, программа по акционированию предприятий.

Сидорский неоднократно возмущался тем, что не продаются акции предприятий, не привлекаются инвесторы. Но ведь полномочий на это у правительства по-прежнему нет. Неоднократно правительство пыталось расширить коридор влияния своих полномочий, но это никогда не получалось - все полномочия сосредоточены в руках одного человека, главы государства.

Если не построить эффективную систему прозрачной работы, которая убедит инвестора в том, что в Беларуси идет системная приватизация, привлечь ресурсы не удастся. Не случайно МВФ и Всемирный банк предложили правительству в рамках программы сотрудничества и привлечении кредита принять новый законопроект о приватизации и создать агентство по приватизации.

Ожидалось, что решение о создании агентства будет принято очень быстро, что к 30 ноября станет известна первая пятерка предприятий, которые будет продавать агентство по приватизации. Но до сих пор подробности чиновники не озвучивают.

На инвестиционном форуме Сидорский заявил, что в условиях кризиса продавать белорусские предприятия не рекомендуют даже зарубежные эксперты. Они утверждают, что нужно дождаться лучших времен, чтобы стоимость их увеличилась. Мы придерживаемся точечного подхода в приватизации, и ощущение такое, что в условиях кризиса наше правительство просто пытается оттянуть приватизацию.

Согласно информации Белстата, в январе-сентябре 2009 года доля убыточных промышленных предприятий в Беларуси составляла 18,6%. Надо ли государству так упорно держаться за такие убыточные предприятия, особенно в условиях кризиса, либо же лучше подыскать лучшего собственника, предложив ему какие-то преференции?
Какие предприятия могут войти в список тех, кого приватизируют в первую очередь?

Этот список уже озвучивался в СМИ. Назывался Бобруйский машиностроительный завод, Минский подшипниковый завод, гостиничный комплекс в Бресте... Но зачастую состояние таких предприятий плачевное, и нужно вкладывать деньги для проведения предпродажной подготовки, чтобы этими предприятиями заинтересовались инвесторы. То есть поставлена задача через господдержку поднять эти предприятия. Нужно провести реструктуризацию, отсечь лишнее, в том числе и социальные активы, потому что инвестор будет вкладывать деньги в высокоэффективное предприятие.

Мне кажется, очень показательна сделка, которая могла бы стать реальной, - это приватизация Борисовского завода медпрепаратов. Были предварительные договоренности с латвийской компанией Grindex, был подписан протокол о сотрудничестве, и в течение двух лет они обсуждали возможность вхождения иностранного инвестора в это предприятие. Эта компания гарантировала бы каналы сбыта, новые технологии и инвестиции. Инвестор попросил контрольный пакет акций, возможность рентабельной работы на внутреннем рынке и отсечение колхоза, который был закреплен за этим заводом. Под разными предлогами эта сделка не состоялась, и Борисовский завод сейчас ищет нового инвестора.

Что делать в таком случае? Заранее отсекать социальные активы, закрепленные за предприятиями, или разрешить инвестору менять профильное направление предприятия?

Нужно, главным образом, понимать, что инвестор - это во многом спасение для предприятия, и над его выбором нужно целенаправленно работать. Очень показательный пример в этом плане - ОАО "Лидское пиво". Его генеральный директор понимал, что для успешного будущего предприятия в условиях конкурентного рынка, для сохранения ниши и развития предприятия, нужно обязательно привлечь стратегического инвестора. И команда предприятия во главе с генеральным директором целенаправленно, в течение двух лет занималась поисками, переговорами с финской компанией Olvi, концепция развития которой совпадала с концепцией развития "Лидского пива". Инвестор практически безболезненно пришел на это предприятие, выполнил все условия, сохранил не только нынешние социальные гарантии персоналу, но готовится их еще и повысить. Ничего страшного не произошло, предприятие развивается, будет построена новая площадка, развивается логистика.

Очень важно в нашей ситуации понимание руководства, что нужно привлекать инвестора. Это мы видим по "Оливарии", по компании "Милавица", когда пошагово, через Европейский банк реконструкции и развития, они привлекли стратегического инвестора.

Но в любом случае уповать только на желание директора нельзя: нужна государственная политика привлечения инвесторов.

Что должно быть первичным в такой ситуации - желание менеджмента конкретного предприятия или желание Администрации президента, которая принимает окончательное решение?


В Беларуси должна быть создана система и понимание того, что без привлечения зарубежных инвестиций модернизировать отечественную экономику нельзя. Нужно не бояться внедрять институт банкротства, потому что очевидно, что не все предприятия выживут. Возможности государства исчерпаны, и это нужно признать. Нужно открываться, создавать условия для бизнеса и прозрачные правила игры. Есть инвесторы и иностранные предприятия, готовые помочь белорусским предприятиям не наступить на те же грабли и провести приватизацию с учетом уже допущенных ошибок. С учетом опыта стран, уже прошедших приватизацию, можно сказать, что процесс этот непростой.

Недавно я беседовала с руководителем бизнес-инкубатора в Колодищах. Он обратил внимание на то, что сегодня многие предприятия работают с неполной загрузкой, и многие понимают, что у таких предприятий нет тех перспектив, на которые они рассчитывали. Наиболее умные люди стали приходить в бизнес-инкубатор, предлагать свои услуги и просить помощи. Волна перетока специалистов с госпредприятий уже началась.

Уже сделаны шаги по либерализации, по упрощению условий создания и регистрации предприятий, но нужно делать очередной шаг, не боясь приватизации. Появились мнения, что в условиях кризиса не нужно это делать, но это не так. Приватизация необходима, но ранжированная, с учетом специфики каждого предприятия. Альтернативы этому просто нет.

Какие предприятия и секторы экономики можно и нужно оставлять государству, а какие предприятия и секторы можно передать в частные руки?

У нас есть закон об объектах, находящихся в исключительном ведении государства. Но ситуация меняется, и приходит понимание того, что некоторые предприятия нужно выводить из этого перечня, потому что они тоже нуждаются в инвестициях. Речь идет о том, что в следующем году должны быть акционированы предприятия нефтепроводной системы "Дружба", Белорусская железная дорога. В исключительной собственности государства должны находиться недра, "Беларуськалий". Боюсь, что с приватизацией нефтепроводной системы "Дружба" наше государство уже опоздало: Россия приняла решение о строительстве альтернативной трубопроводной системы.

Вы анализируете приватизационные процессы, которые происходят на постсоветском пространстве. Опыт какой страны не мешало бы перенять Беларуси в этом вопросе? Как делать не надо?

Не надо делать, как в России, потому что там было совершено очень много ошибок. Российский опыт для нас совершенно неприменим: российские компании выкачивают деньги из предприятий, не инвестируют, а вкладывают в дивиденды. Наши же предприятия нуждаются в инвестициях, и это нужно жестко оговаривать конкурсными условиями.

Очень сложно идут процессы в Украине: там совершенно другая структура общества, есть свои группировки со своими интересами. Мне был интересен опыт приватизации украинских НПЗ российскими инвесторами, но он оказался очень непоказательным: российские компании практически ничего туда не инвестировали.

Процесс приватизации очень непростой, и сказать, что удастся полностью избежать ошибок, нельзя. Тем не менее, есть опыт Польши, которая наиболее успешно провела приватизацию. В Эстонии, Латвии, Литве были свои ошибки, но самые сложные и болезненные процессы у них уже позади, и теперь они решают качественно иные задачи.

Наша экономика по-прежнему нереструктуризирована, есть предприятия, которые тянут страну назад, поэтому этот процесс необходимо будет нам проходить. Не нужно питать иллюзий, что все предприятия останутся на плаву.

Возможно, в скором времени Беларусь может жить в новом экономическом пространстве - Таможенном союзе. Как в связи с этим Беларуси следует выстраивать свою приватизационную стратегию?

Абсолютно неожиданным было недавнее заявление главы государства о том, что нужно очень внимательно оценить риски в создании такого союза.

Региональное создание такого объединения всегда вызывает определенную настороженность, особенно в рамках государств, которые не являются участниками ВТО. Если бы такое объединение состоялось, и страны Таможенного союза четко объявили, что их приоритет - это вступление в ВТО, и что торговая политика будет строиться в соответствии со стандартами ВТО, можно было бы позволить этому объединению поработать. Но это абсолютно неочевидно, поскольку видно, как усиливается протекционистская защита России. Оказывается, что в Таможенном союзе предлагается некая конкурентная среда, и защитить свое неконкурентное производство будет сложнее. Это и вызывает настороженность у правительства.

Для Беларуси этот союз даст блага в виде беспошлинной поставки нефти и газа. Но нужно понять мотивацию России и того, почему Путин так торопится с созданием этого союза.
-20%
-50%
-60%
-25%
-5%
-30%
-15%
-99%
-10%
-20%