1. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  2. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  3. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  4. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  5. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  6. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  7. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  8. Лукашенко: «Мы несколько перенапрягли наше общество»
  9. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  10. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  11. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  12. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  13. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  14. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  15. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  16. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  17. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  18. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  19. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  20. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  21. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  22. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  23. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 10 мая
  24. За сутки в стране 1214 новых случая COVID-19, десять скончавшихся
  25. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  26. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  27. Что происходит в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  28. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  29. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  30. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день


/

Популярный российский писатель Виктор Пелевин как никто другой описал абсурд постсоветских реалий. Выбрали 20 цитат из его книг, с помощью которых можно описать ситуацию в Беларуси.

Фото: Издательство "Эксмо"
Фото: Издательство «Эксмо»

«Омон Ра»

Первый большой роман Пелевина. В центре сюжета абсурдная и альтернативная история «советской космонавтики», которая использует вместо топлива человеческий ресурс.

« — Товарищ полковник, вы поймите, я ведь совсем простой парень. Вы меня принимаете за кого-то… А я совершенно не из тех, кто…

Кресло Урчагина зажужжало, он тронулся с места, подъехал ко мне вплотную и остановился.

— Подожди, Омон, — сказал он, — подожди-ка. Вот мы и приехали. А как ты думаешь, чьей кровью полита наша земля? Думаешь, какой-то особенной? Какой-то специальной кровью? Каких-то непростых людей?

Он протянул ко мне руку, ощупал мое лицо и ударил меня сухим кулачком по губам — несильно, но так, что я почувствовал вкус крови во рту.

— Вот такой же точно и полита. Таких ребят, как ты…».

«Жизнь насекомых»

Фантасмагорическая книга о постсоветской культуре повседневности, где в привычных шаблонах узнаются древние магические традиции.

«Хорошо бы куда-нибудь спрятаться и дождаться лета и вести себя как можно тише, а то ведь не оберешься бед, если в КГБ поймут, что ты круг ослепительно яркого света, кроме которого во Вселенной ничего никогда не было и нет».

«Чапаев и Пустота»

Главный герой Петр Пустота живет (либо думает, что живет) сразу в двух эпохах — Гражданская война в России и разухабистые 1990-е.

«Мы в Японии производим лучшие телевизоры в мире, но это не мешает нам осознавать, что телевизор — это просто маленькое прозрачное окошко в трубе духовного мусоропровода».

«Generation П»

Один из самых знаменитых текстов Пелевина посвящен перипетиям в рекламном бизнесе. Хотя, как чаще всего бывает у писателя, книга далеко не только об этом.

«Глупо искать здесь следы антирусского заговора. Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России».

«Немного подумав, Татарский пришёл к выводу, что раб в душе советского человека не сконцентрирован в какой-то одной её области, а, скорее, окрашивает всё происходящее на её мглистых просторах в цвета вялотекущего психического перитонита, отчего не существует никакой возможности выдавить этого раба по каплям, не повредив ценных душевных свойств».

«Числа»

Книга о попытках вырваться из-под власти чисел туда, где миром правит незнакомая и непонятная свобода. Свобода от «необходимого и навязанного».

« — Знаете, Чубайка, — говорил он в промежутках между ударами, — наше общество напоминает мне организм, в котором функции мозга взяла на себя раковая опухоль!»

«Числиться негодяем и убийцей было полезно. Это защищало от человеческой подлости: души повышенной конкурентоспособности узнавали демона старше рангом и уходили восвояси — кидать об колено тех, в ком угадывались хоть какие-то черты Спасителя».

«Эпоха и жизнь были настолько абсурдны в своих глубинах, а экономика и бизнес до такой степени зависели от чёрт знает чего, что любой человек, принимавший решения на основе трезвого анализа, делался похож на дурня, пытающегося кататься на коньках во время пятибалльного шторма. Мало того, что у несчастного не оказывалось под ногами ожидаемой опоры, сами инструменты, с помощью которых он собирался перегнать остальных, становились гирями, тянувшими его ко дну. Вместе с тем повсюду были развешены правила катания на льду, играла оптимистическая музыка, и детей в школах готовили к жизни, обучая делать прыжки с тройным оборотом».

«Священная книга оборотня»

Ничего странного для Пелевина. Всего лишь история любви древнекитайской лисы-оборотня и волка-оборотня с удостоверением ФСБ.

« — А можно заполнить пустоту… справедливостью?
— Если ты начнешь заполнять пустоту справедливостью, ты быстро станешь военным преступником».

« — Бывают служебные недоразумения.
— Какие недоразумения, — простонала я, — это же система! Ты думал, системе нужны солисты? Ей нужен хрюкающий хор».

«Шлем ужаса»

Переосмысление мифа о Минотавре. Вместо лабиринта — информационные потоки и интернет-чаты.

« — Я другого не пойму: что нам делать?

— А что мы можем делать? Ждать Тесея, который выведет нас из лабиринта. И надеяться, что шутка не зайдет слишком далеко.

— Это похоже на шутку?

— Во всяком случае, я бы сказал, что с чувством юмора у наших хозяев все в порядке.

— Я пока ни разу не засмеялся.

— Монстр прав. Юмор во всем этом, безусловно, присутствует, только какой-то инфернальный».

«Т»

Аллюзия на путешествие Льва Толстого в Оптину Пустынь. В окружении пустоты и бессмысленности остается только спрашивать самого себя: «где я?».

«Соловьёв беседовал с императором, и тот спросил, в чём космическое назначение российской цивилизации. А Соловьёв возьми и скажи — это, ваше величество, переработка солнечной энергии в народное горе».

«Любая неординарная личность, видящая свою цель в чем-то кроме воровства, традиционно воспринимается нашей властью как источник опасности».

«S.N.U.F.F.»

Утопия или антиутопия, в которой общество разделено на две касты — орки и «высшая раса». После того, как судьбы представителей разных страт переплетаются, начинается увлекательный хаос.

«Государство у нас — это просто контора, которая конопатит щели за счёт налогоплательщика. В презиратора не плюёт только ленивый, и с каждым годом всё труднее находить желающих избраться на эту должность — сегодня государственных функционеров приходится даже прятать. А за горло всех держит Резерв Маниту, ребята из которого не очень любят, чтобы про них долго говорили, и придумали даже специальный закон о hate speech. Под него попадает, если разобраться, практически любое их упоминание».

«Потому что маги древности управляли реальностью, манипулируя этими искусствами. Они часто смешивали их или вообще меняли местами, выдавая кино за новости, а новости за кино. Так можно делать, поскольку чудо удалённой головы действует при этом совершенно одинаково».

«Любовь к трем цукербринам»

Виртуальная реальность поглощает человечество. Только непонятно, что страшнее — в мире иллюзий или в реальной жизни.

«…в России „восстановление поруганного достоинства и чести“ быстро приводит на нары в небольшом вонючем помещении, где собралось много полных достоинства людей, чтобы теперь неспешно мериться им друг с дружкой».

«Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»

Масоны, мировая «закулиса», «враги народа» и, конечно же, чекисты. Как выжить в этой смертной любви дворянам Можайским — непонятно.

«Властям ведь не нужны неуправляемые друзья. Властям нужны управляемые враги — чтобы ниша была плотно занята и случайных идиотов в ней не заводилось. Чирикать они могут что хотят — главное, чтобы в час „Х“ повернули толпу куда надо».

«Я понял то, что время от времени понимает в нашей стране каждый: девяностые вовсе не кончились. Просто раньше они происходили со всеми сразу, а теперь случаются в индивидуальном порядке».

«iPhuck 10»

Литературно-полицейский алгоритм по имени Порфирий пишет свой собственный роман. О будущем. Правда, иногда кажется, что оно уже наступило.

« — Я же говорю, — сказал я тихо. — Нас всех постоянно слушают. Но никого не слышат. Даже Вещую Обезьяну…»

«Непобедимое солнце»

Кажется, что в этом тексте Пелевин собрал все проблемы актуальной мировой повестки.

«А что сегодня значит слово „фашист“? По одной версии, это человек, прячущий у себя дома портрет Трампа, по другой — тот, у кого недостаточно быстро выступают слезы во время речи Греты Тунберг в Давосе. А если забыть про политику, фашист — это любой человек, который мешает тебе удобно припарковаться. Как в физическом, так и в духовном смысле».

-10%
-5%
-25%
-10%
-50%
-20%
-20%
0073023