152 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Уже не рецессия, но еще и не рост». Эксперты — о настроении бизнеса и его влиянии на экономику
  2. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  3. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  4. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  5. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  6. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  7. Суперлиги пока не будет. Большинство клубов отказалось от участия
  8. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  9. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  10. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  11. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  12. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  13. Песков: Путин и Байден обсуждали информацию о готовившемся покушении на Лукашенко
  14. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  15. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  16. «Он не тот человек, который привык жаловаться». Девушка Эдуарда Бабарико — о его 10 месяцах в СИЗО
  17. Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
  18. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  19. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  20. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  21. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  22. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  23. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  24. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  25. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  26. Вот что Apple показала на своей первой презентации года
  27. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  28. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  29. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  30. Магазины «Домашний» приказали долго жить


/

Уже полтора месяца в музее истории Могилева нет директора — с того дня, как администрация города не продлила контракт с Алексеем Батюковым. Он вместе с коллективом требовал отставки Лукашенко, выступал против насилия силовиков в отношении мирных белорусов, был готов бастовать и получил штраф по «народной» статье — тогда еще 23.34 за участие в несанкционированном мероприятии. А теперь рассказал TUT.BY, как его увольняли, есть ли жизнь после госработы и что общего между 2020 и 1905 годами в Беларуси.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Алексей Батюков в Могилеве — личность известная. В Беларуси тоже. Он 10 лет — с 2011 года — был директором музея истории Могилева. Это Батюков мертвой хваткой вцепился на аукционе в уникальный Статут Великого княжества Литовского 1588 года, искал спонсоров, объявлял благотворительный сбор — и таки добился того, что одна из величайших ценностей страны стала собственностью музея Могилева и выставляется в нем.

Это Батюков годами искал пропавший в Мстиславле меч рыцаря — и не просто «выловил» его на европейском аукционе, но также добился того, чтобы он стал собственностью музея и дополнил «родной» комплект доспехов, найденных там же. Если вы не знаете эту детективную историю, обязательно прочтите — мы рассказывали тут.

Это при Батюкове Ратуша стала музеем № 1 в городе, самой крутой площадкой в «Ночь музеев», куратором появления исторических муралов в городе, самой активной выставочной площадкой.

Это при Батюкове в Ратуше «поселился» горнист Могислав — тот самый, который уже несколько месяцев молчит в знак забастовки и который был невероятно популярным имиджевым проектом города.

И Алексей Батюков говорит, что очень любил свою работу. Увольнение его не то чтобы расстроило — было ожидаемо. Просто он ужасно гордится своим коллективом — уже бывшим, — коллегами и единомышленниками, благодаря которым удалось вместе сделать так много и хотелось бы сделать еще.

Но и после увольнения Алексей Батюков продолжает заниматься любимым делом — историей.

Увольнение «в ночь перед Рождеством»

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Зайцева, TUT.BY

— Аб сваім звальненні я даведаўся ў вельмі цікавы момант — я аб гэтым даўно ўжо ўсім расказваю: в ночь перед Рождеством, — смеется историк. — Дакладней, мне сказалі аб гэтым перад Раством — 6 студзеня. Я так яшчэ ўспомніў, што ў гэты дзень звычайна найбольш актыўна сябе праяўляюць цёмныя сілы ў адпаведнасці са славянскай міфалогіяй.

Батюкову позвонила юрист отдела культуры Могилевского горисполкома и пригласила прийти расписаться в уведомлении о том, что наниматель — управление культуры — не будет продлевать с ним контракт. Почему? Потому что может. По закону может так сделать без объяснения причин. Причин Батюкову и правда никто не объяснил, но он и так все понял.

— Там смешна было — уручылі і пытаюцца: ну, а што вы ў нас не пытаецеся [пра прычыны]. Я кажу: «А што пытацца, усё зразумела». Так і вырашылі, — рассказывал он TUT.BY.

Фото: Анжелика Зайцева, TUT.BY
Алексей Батюков на съемках нового проекта «Магілёўшчына гістарычная» портала 6tv.by.

А до увольнения было все то, о чем мы уже упомянули в начале. Сначала забастовал Могислав — металлический горнист. Он с октября 2014 года каждый день выезжал на балкон Ратуши играть фанфару, а 17 августа 2020 года его фигурка на заходе солнца появилась на балконе Ратуши с фанфарой в последний раз. Коллектив музея истории Могилева решил, что Могислав таким образом выскажет протест против происходящих в стране политических событий.

В сентябре 2020 года Батюков вместе с шестью подчиненными подписал открытое письмо, в котором осуждалась «немотивированная жестокость сотрудников правоохранительных органов» и отмечалось, что «граждане не чувствуют себя в безопасности». Среди требований была отставка Лукашенко.

В октябре Батюкова оштрафовали на 621 рубль, признав участником трех мирных акций протеста.

И в октябре же Могислав снова начал появляться на балконе Ратуши, но уже играл песню могилевского автора Александра Баля, в которой есть строки «На родине моей беда, беда». Длилось это недели две, а потом Могислава заставили замолчать, и больше он не играет.

А через пару месяцев Батюкову сказали, что не продлят контракт.

Так что после подписания уведомления Алексей Николаевич еще месяц завершал свои дела как директор музея и, конечно, рассказал всем коллегам, что он больше не будет тут работать.

— Я прайшоў па калектыву, сказаў, што вельмі ўдзячны ім за супрацоўніцтва і што ўсё самае лепшае звязана з імі. Але трэба развітвацца.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
«Ночь музеев» в Ратуше, 2015 год. Фото: Анжелика Зайцева, TUT.BY

Эту новость работники музея, говорит, восприняли по-разному — кто-то даже плакал. На прощание коллектив подарил бывшему руководителю кожаную сумку, которую Батюков очень любит и всегда носит с собой. А с бывшими подчиненными по-прежнему общается уже неформально. Правда, не со всеми. Говорит, коллектив делится «по классической схеме по стране»: кто-то очевидно за власть, кто-то — не скрываясь против, кто-то же молчит «абы чаго не было».

— Што атрымалася за 2020 год зрабіць з беларусамі — гэта фрагменціраваць наш народ, гэта дакладна, — вздыхает Батюков.

При этом он сам был очевидцем того, что выразить свое мнение и протест против насилия на улицы Могилева выходили люди самых различных профессий и возрастов. А музейщики, люди из сферы культуры, говорит, точно не были самыми активными и многочисленными, просто их знают больше остальных.

— Как вы восприняли увольнение директора областного драмтеатра Андрея Новикова?

— У беларускай мове ёсць такое слова — адмысловец. Не ведаю, ці ёсць аналаг у рускай. Адмысловец — гэта чалавек, які робіць звыш таго, што прадугледжвае яго прафесійны абавязак. Мабыць, па-руску гэта «увлеченный»? Дык вось адмыслоўцам пастаянна пагражае тое, што яны сваёй актыўнасцю могуць перайсці мяжу і парушыць нейкі ўмоўны баланс сістэмы. Але ж такія адмыслоўцы ў культуры, у бізнесе, у спорце — ва ўсіх сферах — гэта рухавікі, якія прасоўваюць прагрэс. І такіх людзей трэба захоўваць.

Уволенный директор областного драмтеатра Андрей Новиков (у микрофона) и уволенный директор музея истории Могилева Алексей Батюков. Фото: Алесь Соболевский, 6tv.by
Уволенный директор областного драмтеатра Андрей Новиков (у микрофона) и уволенный директор музея истории Могилева Алексей Батюков. Фото: Алесь Соболевский, 6tv.by

Адмыслоўцы ў культуры — гэта прафесіяналы, падрыхтоўка якіх ахоплівае пакаленні. Праз стагоддзі падзеі павінны былі скласціся так, каб менавіта гэты чалавек апынуўся у гэтым месцы з такімі ведамі і мэтамі. У здаровым грамадстве такіх прафесіяналаў ахоўваюць, дапамагаюць развівацца. Калі ад адмыслоўцаў пазбаўляюцца, то ўзнікае пытанне, а хто тады карысны, калі не гэтыя людзі? Мне асабліва прыкра ад таго, што Новікава звольнілі з-за таго, што ён не стаў звальняць іншых. Адбылася такая адмоўная селекцыя: чалавека звольнілі таму, што ў яго здаровая маральная характарыстыка.

— Вам как директору говорили кого-то уволить из коллектива за участие в протестах? Может, с другими формулировками — вроде «успокоить», «принять меры»?

— Прамых загадаў не было. У размовах толькі праскальзвала нешта накшталт «а может стоит подумать и над вот этим». Гучала і нешта такое: ваша арганізацыя стала знакамітай, а мы робім над вамі такі купал, каб па вас не прайшліся катком. А мы занялі вельмі простую пазіцыю: мы закон не парушаем, мы маем правы, і нашыя правы — каштоўнасць, якой мы карыстаемся. Калі нехта лічыць, што мы займаемся не сваёй справай, няхай тыя людзі прымаюць сваё рашэнне. Тут справа толькі ў прыняцці рашэння і адказнасці за яго. І мы, калі нешта рабілі, ведалі, якія магчымыя наступствы.

Что общего между 2020-м и 1905-м: мнение историка

Батюков не отрицал факт участия в «несанкционированных митингах» на судах, но не признал себя правонарушителем. «Реализовывал конституционное право на публичное высказывание своего мнения», — говорил он в суде и добавлял, что ему как историку было необходимо зафиксировать исторические события.

— У першую сустрэчу з Пахоменка (начальник отдела охраны правопорядка и профилактики Ленинского РОВД Могилева Тимур Пахоменко. — TUT.BY) я сказаў: «Да, я выйшаў на вуліцу. А што, я не маю на гэта права — стаяць на вуліцы, глядзець, сказаць чалавеку слова? Дык вы можаце мяне закрыць, таму што я існую, а не таму, што я здзейсніў злачынны ўчынак. У прынцыпе, наша заканадаўства выбудавана такім чынам, што любы чалавек можа быць вінаватым і пакараным па якіх-небудзь фармальных прычынах. І адна з самых знакамітых прычын — «Ну вы самі ўсё разумееце». І ніхто не зможа табе дапамагчы.

Так што я яму дакладна сказаў, што я выходзіў, што гэта, па-першае, мая грамадзянская пазіцыя, таму прымайце яе. І па-другое, я спецыяліст — на той момант гісторык, — таму я павінен бачыць, што адбываецца, сваімі вачыма. Я магу прачытаць у розных крыніцах, што недзе выйшлі людзі. А хто гэтыя людзі? Як гісторык я магу зафіксаваць падзеі, знаходзячыся непасрэдна на месцы падзей, размаўляючы з людзьмі. На што Пахоменка мне адказаў, што я павінен быў стаяць на другім баку вуліцы і назіраць на адлегласці.

По словам Батюкова, ранее историки как раз старались быть участниками событий и не только зафиксировать дату, но также передать эмоции участников событий, их настроение. Это как раз то, чем он занимался во время протестов. И получил за это штрафы, так как суд признал его участником акций протеста и нарушителем закона о массовых мероприятиях.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
«Марш новой Беларуси» в Могилеве, 23 августа 2020 года. Фото: Анжелика Зайцева, TUT.BY

События, которые он наблюдал летом-осенью 2020 года в Могилеве, Алексей Батюков, говорит, постарается все же изложить как историк. И уже видит их аналогию с источником, с которым музей работал при подготовке выставки «Невядомы Магілёў: 1918». Это воспоминания могилевчанки, которая видела все революционные события в 1905 и в 1917 годах и описывала после, как она ходила по улицам города в толпе революционно настроенных горожан, сравнивала, как это было в 1905-м и 1917-м.

— Я бачу паралель з 1905 годам, калі ўзнёслая дэмакратычная грамадзкасць імкнулася да свабоды, выплёсквала сваю нязгоду з дыктатурай, дэспатызмам самадзяржаўя і была цэласнай, еднаснай з больш прыгнечанымі класамі людзей, з больш неадукаванымі, цёмнымі. І вось за іх, дзеля гэтых неадукаваных, прыгнечаных, якіх была большасць, выходзіла ў тым ліку адукаваная частка насельніцтва. Потым знайшлася сіла, якая аб’яднала вакол сябе ўсіх неадукаваных і цёмных і выпусціла проста той прыродны пачатак, які прысутнічаў у неапрацаванай духоўнасці простага чалавека. І гэтыя сілы былі дэструктыўнымі. Але я параўноваю менавіта 1905 год з 2020-м як аб’яднанне людзей вакол міража свабоды, вакол мары аб свабодзе. З 1917 годам няма ў нас паралеляў, я іх не бачу.

Алексей Батюков полагает, что можно провести аналогию и с французской буржуазной революцией, но он не изучал ее. Только вспоминает исторический анекдот на тему того, как люди внезапно ощутили свободу и узнали, что больше нет никаких шевалье и баронов, а все одинаково равны. От порыва эмоций один француз ударил другого, был суд, и на суде мужчина сказал, что он как гражданин Франции может делать что хочет, а его кулак может двигаться в том направлении, в котором мужчина захочет. Суд принял решение, что гражданин Франции действительно имеет право делать, что хочет, но право его заканчивается там, где начинается нос другого гражданина Франции.

Свой YouTube-проект и вопрос (не)возврата

Фото: Анжелика Зайцева, TUT.BY
Алексей Батюков на съемках нового проекта «Магілёўшчына гістарычная» портала 6tv.by

Когда Алексей Батюков узнал, что через месяц он будет свободен, то решил исполнить давнюю мечту: снимать видео об истории Могилева, Могилевской области, Беларуси. Ему, говорит, предлагали трудиться не по специальности, и он бы легко пошел работать руками, но местный ресурс 6tv.by предложил ему остаться в профессии — и Алексей Николаевич без раздумий согласился.

Теперь историю с Алексеем Батюковым вы можете учить или просто узнавать тут.

Ролики экс-директор музея монтирует сам, причем частенько «заморачивается» с монтажом — это в нем говорит опыт работы на местном телевидении в 2003—2018 годах. В те годы Алексей Батюков также участвовал в выпусках исторических программ — делал серию «Магілёўская таямніца». Всего вышло программ пятнадцать, причем последняя — когда Батюков уже работал директором музея истории Могилева.

— Шчыра кажучы, у мяне былі iншыя мэты, — говорит Алексей Николаевич о новом видеопроекте. — Я хацеў рабіць яго з інтэрв'ю: распытваць розных спецыялістаў — гісторыкаў, археолагаў, архівістаў — аб гісторыі Беларусі. Гэтая ніша ў нас абсалютна пустая зараз, і такога матэрыялу не хапае. У нашых суседзяў такія праекты ўжо даўно мегапапулярныя. Прычым цікава, што ў Расіі, напрыклад, ёсць адзін такі канал, які датуецца з дзяржбюджэту і які займаецца папулярызацыяй гісторыі. Там яны, напрыклад, расказываюць, як з’явілася кераміка.

От мечты все же завести свой личный YouTube-канал об истории Батюков не отказался — скорее, готовится к этому. Говорит, один все же не потянет — для такого проекта нужна команда еще как минимум из трех человек. И время. И деньги. Но план начать уже в этом году есть.

А еще Алексей Батюков вместе с волонтерами уже начал работать над проектом интерактивной карты культурных ценностей Могилева с возможностью построения туристических маршрутов: пешеходных, велосипедных и так далее, в том числе с удобными маршрутами для людей на колясках. Сначала делают основу, а потом, возможно, и коммерческие возможности в нее включат — а они есть.

— А вернулись бы в музей истории Могилева снова директором? И если да, то на каких условиях?

— Я сам сабе задаваў такое пытанне — і не ведаю адказа. Зараз я такой магчымасці не бачу ні са свайго боку, ні з іх. Тут патрабуецца пэўная ступень свабоды, каб мне было цікава займацца развіццём музея далей. Я не аб тым, каб музей стаў паспяховай камерцыйнай структурай — ён такім зараз быць не можа. Увогуле — можа, але да гэтага трэба прыйсці праз гады і вялізныя грашовыя ўліванні. І што самае галоўнае — для гэтага патрэбны людзі — тыя самыя адмыслоўцы, аб якіх мы размаўлялі. Інакш не атрымаецца.

-40%
-25%
-20%
-10%
-14%
-44%
-40%
-80%
-25%
-50%