109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


Юлия Грицкевич / Фото из личного архива героя /

Когда просмотрены все интервью Дудя, неизбежно возникает вопрос, что еще интересного есть на YouTube. Вместе с Samsung QLED 8K мы начинаем проект «Полезный телевизор». Будем общаться с авторами YouTube-каналов, которые помогут вам блеснуть эрудицией на следующей встрече с друзьями.

Наш первый герой — Егор Зырянов — создатель канала «о мертвом и мертвых», то есть об истории. Пока большинство из нас засыпало на школьных уроках, Егор с удовольствием разбирался в причинах развала Югославии, триадах Гонконга и собрал на своем канале RedRoom 475 тысяч подписчиков. Мы спросили у героя, зачем вообще люди смотрят научпоп, и отобрали самые интересные ролики для просмотра в ближайший перерыв.

«Какая-то степень дилетантизма даже помогает»

— Почему именно история? С чего началось увлечение этой наукой?

— История — мое школьное увлечение, к тому же она позволяет сооружать контент любого толка. Дисциплина связана со всеми науками, то есть на канале можно говорить практически обо всем.

Егор Зырянов

Диплома историка у меня нет, я вообще окончил журфак. Но если у тебя в целом есть высшее образование, ты должен уметь справляться с информацией, которая есть в интернете. К тому же курсы зарубежной и отечественной истории я в университете прослушал. Мне кажется, какая-то степень дилетантизма даже помогает. Ты лучше понимаешь зрителя или читателя, вы вместе с ним изучаете тему.

— Как ты решил снимать ролики?

— Шесть лет назад моя бывшая девушка устала слушать мои байки про историю и сказала: «Сколько можно? Давай это монетизируем». Она занимается видеосъемкой и монтажом, так и решили пойти на YouTube, до сих пор работаем вместе.

Тогда площадка была совсем другой. Первая волна блогеров уже получала свои миллионы просмотров, но YouTube еще не успел превратиться в телевизор с большим продакшеном. Теперь научпоп довольно популярен, уже существует сегмент как таковой, и новые каналы эффективно набирают свои просмотры и подписчиков. Шесть лет назад собрать первые пару тысяч зрителей было той еще задачкой, этим нужно было заниматься целенаправленно, чего я не делал.

— А когда пришли первые деньги?

— Когда число подписчиков выросло до 30−40 тысяч, мы поняли, что надо делать контент регулярно: несколько тысяч человек готовы ждать и смотреть. Но вообще канал с аудиторией до 100 тысяч подписчиков — странный период для любого автора. У тебя уже есть лояльная аудитория, которая постоянно смотрит, пишет хорошие комментарии, ставит лайки. Но еще непонятно, что с этим делать: работу и затраты на контент никто не отменяет, а денег он до сих пор не приносит. Многие тут застревают.

Мы решили, что не хотим работать бесплатно, и завели Patreon (краудфандинговая площадка для авторов контента. — Прим. TUT.BY). Я убежден, что люди приходят туда за соучастием. С одной стороны, это форма поддержки, с другой — способ интеракции с каналом, а с третьей — доступ к эксклюзивному контенту. Поначалу Patreon приносил нам небольшие деньги, но маховик раскрутился, и теперь наш профиль чуть ли не самый успешный среди знакомых мне каналов. Сейчас минимальная стоимость рекламной интеграции в нашем ролике — 15 000 российских рублей (500 BYN). За эти деньги мы поставим ссылку в комментарии. Съемка интеграции — от 170 000 рублей (почти 6000 BYN). Денег, которые мы зарабатываем, хватает на то, чтобы платить зарплаты, покупать технику и жить. Я, например, в процессе переезда в Берлин из Санкт-Петербурга и не чувствую себя стесненным в средствах.

«На один ролик — неделя продакшена»

— Как происходит процесс подготовки к ролику? Ты делаешь запрос в архивы или используешь только открытые источники?

— Научпоп — это, в принципе, развлекательный материал, мне не нужны архивы и глубокие недра. Достаточно открытых источников, например, агрегатора научных текстов типа Sci-Hub. Работа над роликом идет, как и у всех: сбор информации, сценарий, запись, монтаж. На одно видео нужна примерно неделя продакшена.

Телевизоры Samsung QLED 8K с безграничным экраном, разрешением 33 миллиона пикселей и потрясающей четкостью изображения помогут заглянуть вам в самые потаенные уголки человеческой истории.

Сначала процесс был довольно сумбурным и хаотичным, а со временем внутри канала появилась такая удивительная игра под названием «Организуй».

Уже не получится просто делать что-нибудь раз в месяц: у меня есть график выхода рекламы, а значит и график выхода видео. Есть команда из 7 человек, которых нужно организовать и платить им деньги. В этом смысле для меня рабочий процесс сильно изменился. Раньше я тратил 80% своего времени на сценарий, еще 15% на запись видео. А теперь треть моего времени занимают согласования с рекламодателями, выстраивание календаря, формирование бюджета.

«Шучу, что задушил бы всех, с кем конкурирую. Из-за них нужно стараться»

— Контентмейкеров с каждым годом становится все больше, конкуренция, борьба за просмотры и рекламодателей растет. Давит ли это на тебя и команду?

— Я бы не сказал, что быстрый рост количества блогеров на нас давит. RedRoom — это тот случай, когда канал развивается вместе с площадкой. А конкуренция — это хорошо, особенно для потребителя. Я иногда шучу, что задушил бы всех, с кем конкурирую в нише, потому что из-за них мне надо стараться.

Мы делаем интересно, ищем что-то новое, зарабатываем деньги. И я не сижу, как дракон, на заработанном. Мне нравится тратить на новый свет, технику, зарплату отдельного человека, который будет рисовать нам исторические карты.

С рекламой тоже проблем нет: мы работаем с «Авторскими Медиа», это проект Ильи Варламова и Кати Патюлиной. Они за комиссию продают рекламные места у блогеров, в том числе у нас. К тому же сейчас каналы с более узкой направленностью стали больше цениться среди рекламодателей. Они хороши тем, что их аудитория понятна, а значит, конверсия будет выше.

«Тяжелой была тема Пол Пота и красных кхмеров»

—  А как вы выбираете темы? Где снимаете видео?

— Раз в две недели на Patreon делаем голосование, где предлагаем несколько крупных тем. Например, Латинская Америка, Япония в XIX веке. По моему опыту, людям больше всего интересны именно бытовые и экономические темы. Раньше часто выбирали истории диктатур, теперь такого нет. Белорусы, например, просили снять ролик про Великое княжество Литовское или хотя бы про кого-нибудь из князей того времени. В итоге мы это сделали: были видео про разделы Речи Посполитой и про предтечу ВКЛ — про Всеслава Рюриковича, князя, который стоял у истоков формирования княжества.

Все съемки проходят там, где я нахожусь. Купил большой чемодан, куда влезают все штативы. Сейчас, например, живу у своей девушки в Германии, снимаю тут же.

— Какая тема была самой сложной: лично для тебя и в производстве?

— Лично для меня тяжелой была тема про Пол Пота и красных кхмеров. Это один из самых жутких режимов в истории человечества и при этом не настолько на слуху, как Адольф Гитлер, которого вспоминают чуть ли не при каждом споре. Было похоже на эффект ледяного душа, когда ты погружаешься в такую тяжелую психологически тему и исследуешь всякие жуткие детали.

У нас довольно циничная подача материала. Мы даже начинаем ролики с того, что говорим: «Это канал о мертвом и мертвых — об истории». Информацию в каждом видео мы стараемся подавать с иронией и шутками, а в ролике про Пол Пота сделать это было сложнее всего.

А технически сложно было делать серию видео про порнократию в десятом веке. Это был такой безумный этап истории, когда римские папы друг друга травили, убивали, дрались за власть и устраивали свою игру престолов. В этом участвовали знатные итальянские семьи, у каждой из них были свои претензии к другим. Тогда династические убийства были обычным делом. Надо понимать, что папа римский — это человек, который наделяет властью монархов Западной Европы. И для Средних веков его фигура во многом ключевая не только в религии, но и в политике.

Проблема в том, что это были наши первые выездные съемки (снимали в самом Риме), а опыта организации съемочного процесса на выезде у нас не было. Я еще не понимал, что нужно продумывать костяк материала на месте, а не до выезда. Мы мотались по Риму туда-сюда, материал был тяжелый, и в итоге в тех роликах непонятно — нужно смотреть на Рим, слушать шутки или следить за инфографикой. В общем, сложный был эксперимент, но поучительный.

— А почему на канале RedRoom так мало роликов про Россию или страны бывшего СССР?

— Такова часть персонального замысла. Мы делали ролики, косвенно рассказывающие что-то о России, но о политической истории страны мы не говорим. Это принципиально, хоть я и делал когда-то целую лекцию о падении Российской империи.

История, особенно отечественная — хорошая тема для политических спекуляций. Я не хочу превращать канал и комментарии под ним в поле битвы между либертарианцами, сталинистами, центристами, сторонниками и противниками Владимира Путина, а также любителями разных экономических курсов. Поэтому мы старательно избегаем разговора об истории России.

«Такая вот прокрастинация с пользой»

— Как канал будет развиваться дальше? Может, есть конкретный план?

— Я придерживаюсь идеи, что нам не стоит снимать самые хайповые темы. В идеале хочу большую прекрасную редакцию, состоящую из людей, которые понимают общий дух, настроение и божественный замысел происходящего. А я буду лежать над всем этим в гамаке и время от времени выпускать феерические редакторские материалы. И чтобы все вместе это работало как единый живой организм, генерирующий прекрасный контент.

— Ты говорил, что научпоп стал довольно популярен. Как думаешь, почему?

— Я очень люблю цитировать Женю Тимонову, которая ведет канал «Все как у зверей». Не ручаюсь за буквальную точность, конечно: «Самый интересный канал про науку можно снять только для людей, которые в ней не разбираются». Кажется, люди ищут какие-то знания и попадают на научпоп, но на самом деле это не до конца описывает картину происходящего. YouTube — это развлекательная история, человек ищет, чем бы занять мозги. Такая вот прокрастинация с пользой.

Партнер проекта:

-10%
-11%
-70%
-10%
-7%
-20%
-25%
-15%
-70%