174 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  3. «Дочка успокаивает: папа вернется». Судят минчанина, которого задержали на репетиции барабанщиков, — ему грозит 6 лет
  4. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  5. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  6. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  7. Отключение горячей воды, обострение конфликта, рекордное подорожание древесины и дожди — все за вчера
  8. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  9. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  10. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  11. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  12. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  13. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  14. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  15. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  16. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  17. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  18. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  19. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  20. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  21. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  22. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  23. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  24. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  25. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  26. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  27. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  28. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  29. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  30. В Беларуси — сильная геомагнитная буря


5 января исполнилось 100 лет выдающемуся прозаику и драматургу Фридриху Дюрренматту. В СССР его почитали и в верхах — до тех пор, пока он не написал повесть-карикатуру о снятии Хрущева.

Фридрих Дюрренматт. Фото: wikipedia.org
Фридрих Дюрренматт. Фото: wikipedia.org

Швейцарский прозаик и драматург Фридрих Дюрренматт очень много переводился на русский язык, его криминальные романы и повести издавались и издаются огромными тиражами, его пьесы ставились и ставятся во многих театрах. Но почти 15 лет он был в опале в Советском Союзе и фактически запрещен. Почему?

Впервые Дюрренматт побывал в СССР в 1964 году. Принимали его очень хорошо: его считали «прогрессивным» писателем, обличавшим «гримасы» западного общества. У него была репутация борца за мир, советские критики писали об «антифашистской направленности» пьесы «Визит старой дамы», и ее ставили многие театры страны. Импонировало и то, что Дюрренматт очень высоко ценил русскую классику, восторженно отзывался о творчестве Достоевского, Толстого, Чехова, Гоголя…

«Противопоказаны трезвеннику»

Ему даже прощали иронические и язвительные отзывы о «скуке, сплошном мучении и утомительности» заседаний и приемов, на которых ему пришлось побывать во время визита в Советский Союз, и которые, как выражался писатель, «были противопоказаны трезвеннику». Но это были еще времена хрущевской оттепели, и Дюрренматт позитивно оценивал попытки освободиться от груза недавнего прошлого.

Вторая его поездка в Советский Союз, в 1967 году, оставила у него совсем другие — удручающие — впечатления. Дюрренматт был неприятно удивлен тем, что на съезде писателей, куда его, собственно, пригласили, почти не говорили о литературе, зато очень много — о «достижениях социализма», и пели осанну правителям страны.

Как карикатуры снимали Хрущева

Результатом этой поездки стала повесть Дюрренматта «Падение» (в других вариантах перевода на русский — «Переворот»), сюжет которой был навеян снятием Хрущева. В ней действуют члены «Политического секретариата». Аналогия с Политбюро совершенно очевидна. Столь же узнаваемы и персонажи, названные буквами латинского алфавита. Так, например, министр атомной промышленности — О, сельского хозяйства — I, шеф тайной полиции — С и так далее. Глава партии, разумеется, — А.

И не надо было обладать особой проницательностью, чтобы узнать в «маршале К», «государственном президенте, герое Гражданской войны, дряхлом старике, обвешанном орденами», Климента Ефремовича Ворошилова, который до 1960 года был председателем президиума Верховного Совета (то есть номинально главой государства), а в «главном идеологе G, тощем аскете, который и зимой ходил в сандалиях», — Суслова, который на самом деле даже летом ходил в калошах.

Чувствительным и неожиданным ударом были не только эти карикатуры, но и то, как описал Дюрренматт обстановку на вершинах власти государства, которое считало его если не «своим», то, по крайней мере, союзником. В Политбюро (простите, в «Политическом секретариате») все интригуют друг против друга, подсиживают друг друга, цепляются за свои начальственные кресла. Даже идеологические догмы, не говоря уже о народе, для них ровно ничего не значат. Они ведут борьбу за власть в полном вакууме. Мелкий, лживый, ханжеский народец…

Удачные экранизации в СССР

Этого в Кремле никак не могли простить. Почти на полтора десятилетия Дюрренматт фактически оказался под запретом в Советском Союзе. Витаутасу Жалакявичюсу с большим трудом удалось закончить в 1974 году фильм «Авария» по повести Дюрренматта — и то только потому, что картина была задумана уже давно и потому, что режиссер при каждом удобном и неудобном случае подчеркивал (как, например, в интервью журналу «Советский экран»), что его фильм разоблачает «цинизм и эгоизм героев Дюрренматта, которые многократно усиливаются социальными противоречиями буржуазного мира».

Независимо от этих обязательных идеологических присказок и вставленных в сценарий отдельных фраз об испорченности буржуазного общества, которых в оригинале Дюрренматта не было, фильм получился великолепный. В нем сыграла целая плеяда замечательных актеров: Адомайтис, Плятт, Юри Ярвет, Ирина Мирошниченко… Кстати, позже, уже в конце 1980-х, не менее блестяще была сделана Михаилом Козаковым экранизация «Визита старой дамы» с Екатериной Васильевой и Валентином Гафтом в главных ролях.

Пессимист Дюрренматт

Лишь во времена перестройки, в 1987 году, писатель снова — уже в последний раз — приехал в Советский Союз. Перемены были ему по душе. Но в силу своего характера и своего взгляда на жизнь Фридрих Дюрренматт и здесь оставался пессимистом. При всей пародийности, ироничности, гротескности его произведений и его героев хеппи-энда они не знают. Его персонажи почти всегда двойственны: они могут быть и жертвами, и палачами одновременно, бороться за правду и принимать преступление как норму, противостоять злу и содействовать ему.

Любопытно, что самая известная, наряду с «Визитом старой дамы», пьеса Дюрренматта «Физики», которая в Германии даже входит в школьные программы, — в СССР, а теперь в России почти не известна. Ставилась она редко, большого успеха не имел и снятый в 1988 году телефильм «Физики», несмотря на участие в нем популярных советских актеров. В «Физиках» идет речь о моральной ответственности творца за его творение. Но и эта пьеса, действие которой происходит в сумасшедшем доме, глубоко пессимистична — прежде всего тем, что человек показан совершенно бессильным перед безликой государственной машиной, у которой, как считал Дюрренматт, слишком много власти.

Один из героев другой его пьесы — «Ромул Великий» — говорит так: «За последнее столетие мы столько раз жертвовали собой ради государства, что пора бы государству пожертвовать собой для нас». Не правда ли, актуально звучит?

-10%
-10%
-15%
-20%
-15%
-5%
-40%