Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко заинтересовался пеллетами для отопления домов. Что это и сколько стоит?
  2. ЕС: Санкции в отношении Беларуси пока не дали никакого эффекта
  3. Совещание у Лукашенко и «дело Бабарико» в Верховном суде. Что происходит в Беларуси 21 января
  4. «Около двух месяцев нигде не участвую». Борисовчанки утверждают: их судили за акции, где их не было
  5. Лукашенко о госинвестпрограмме: Удивляет потеря отдельными членами правительства реалий, в которых мы живем
  6. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  7. Жителя Минского района оштрафовали на 870 рублей за красно-белые жалюзи
  8. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  9. «Танцевала, показывая, что ей все сойдет с рук». В суде по делу о надписях на щитах выступил военнослужащий
  10. Вспоминаем, как местные отстояли Грушевский сквер и какие проблемы остались сейчас
  11. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  12. Беларусь хотела повысить тариф на транзит российской нефти на 25%, но вышло гораздо меньше
  13. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  14. «Пуля повредила мой спинной мозг». История тренера по кроссфиту на коляске
  15. Заправки для электрокаров стали платными. Пользователи жалуются, но вовсе не на цены
  16. Коммунальное ЧП, обещания шахтерам, история одной свадьбы и страница, которую нельзя перевернуть, — все за вчера
  17. Взяли на тест Samsung Galaxy S21 Ultra и фотографировали на него весь вечер. Что получилось
  18. В Островце мужчину отправили в колонию за оскорбление Лукашенко и Караева в телеграм-чате
  19. Где жили и отдыхали руководители Беларуси до Лукашенко
  20. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  21. Посмотрели, на сколько за год подорожал один и тот же набор товаров. Разница в цене удивляет
  22. Стали известны планы по строительству жилья на 2021 год. Что, где и сколько?
  23. Доценту из ПГУ после 15 суток ареста дали еще столько же. Оба раза — по 23.34
  24. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  25. Алимбекова заняла восьмое место в индивидуальной гонке на этапе КМ по биатлону
  26. У меня в венах тромбы? Сосудистый хирург отвечает на шесть частых вопросов
  27. Авария на теплосетях в Московском районе Минска: жители без горячей воды и тепла, занятия в школах отменили
  28. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  29. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  30. «Перевернуть страницу» нельзя, психика так не работает". Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем


Анастасия Величко / Фото: Ольга Борушко /

Наталья Петрова — практикующий геолог-геохимик. Она специализируется на исследованиях месторождений калийных солей и за свою жизнь не раз спускалась в шахты. Героиня признается, что под землей ей даже дышится лучше, чем на ней. О том, чем на самом деле занимаются белорусские геологи и страшно ли погружаться под землю на большую глубину, мы поговорили с Натальей за чашкой кофе «Жокей».

Вместе с кофе «Жокей» продолжаем проект «Энергия для дел». Мы берем интервью у белорусов с необычными профессиями. По рабочей необходимости наши герои оказываются в красивейших местах планеты и постоянно сталкиваются с новыми вызовами. Они рассказывают нам о насыщенных рабочих буднях и особенностях своей работы.

«В 13 лет я впервые спустилась в шахту»

Наталья Петрова в профессии больше 50 лет. С геологией она была связана с самого детства.

— Мы с родителями жили на Урале. Папа был горным инженером и часто брал меня с собой на работу, — рассказывает Наталья. — Помню, когда мне было три года, я сидела около большого отвала у шахты и уже могла отличить рудные минералы от пустой породы. А в 13 лет я впервые спустилась с папой в шахту на медном руднике.

Наталья Петрова

После окончания школы наша собеседница поступила на геологический факультет МГУ. Во время учебы вместе с однокурсниками Наталья побывала на многих месторождениях бывшего Советского Союза, в том числе молибдена — на Северном Кавказе, марганца — на Урале. Там будущие геологи отбирали красивейшие образцы молибденита, родонита, яшмы.

На дипломную практику героиню отправили в Прикарпатье. Пожалуй, с этого времени и началась ее работа в соляной отрасли.

Пластина слоистой калийной породы. На ней видно чередование прослоев синей каменной соли и белого сильвина

— Стебникское месторождение калийных солей в Прикарпатье самое интересное из всех соляных, где я побывала, — признается героиня. — Там встречается более двадцати минералов разных цветов и оттенков — желтого, сиреневого, фиолетового, оранжевого. Оттого под землей невероятно красиво. Подобных месторождений в мире не так уж много, а Стебникское было единственным таким на территории бывшего СССР. Шахты там неглубокие, а калийные залежи отрабатывают камерами (подземные горные выработки. — Прим. TUT.BY), глубина которых достигает 40 метров. «Пробщик» Степа, который ходил с нами, был большим шутником и постоянно пугал нас: свет выключит, мы идем вперед, потом резко включит — а мы уже у самого края этой камеры! Оступишься — и полетишь вниз.

«Природный материал непредсказуем»

По распределению Наталью Петрову отправили в Минск — в Институт геологических наук, где она работает до сих пор, занимаясь исследованиями соляных отложений. Героиня рассказывает, что вопреки представлениям о геологе «с рюкзаком на плечах», в этой профессии много места занимает работа в кабинете, когда в лабораторных условиях исследуют материалы, полученные в экспедициях.

Каждое рабочее утро наша героиня начинает с чашечки кофе. Зарядиться энергией на весь день помогает растворимый сублимированный кофе «Жокей Триумф». Отборные зерна арабики дают мягкий, сбалансированный вкус и яркий аромат, который напоминает о дальних экзотических странах

— Белорусские геологи работают преимущественно с керном — «столбиками» горных пород, полученными в результате бурения скважин, — объясняет Наталья. — Эти исследования помогают нам не только понимать, как формируются месторождения калийных солей, но и выделять перспективные для будущей разработки участки и месторождения — делать геологический прогноз.

За образцами для исследований геологи ездят на скважины или в кернохранилище, находящееся в Слуцке. Затем в институте отбирают пробы для различных видов анализа и отпиливают пластины для изготовления шлифов — предметных стекол, на которые наклеены тончайшие пластинки образцов.

— Чтобы сделать шлиф, нужно срезать очень тонкий, меньше миллиметра, слой породы, приклеить его на стекло, отшлифовать, отполировать, покрыть специальным тонким покровным стеклом, — объясняет геолог. — Даже у опытных шлифовальщиков не всегда все получается с первого раза, ведь природный материал непредсказуем.

Готовый шлиф Наталья изучает под микроскопом — описывает особенности состава, текстуру и структуру породы. Эта информация помогает узнать, как подготовить полезное ископаемое к переработке, как правильно раздробить его, чтобы получить свободные частицы полезного компонента для промышленного использования.

— Таким компонентом может быть минерал или металл. У нас это сильвин — хлорид калия, — поясняет собеседница. — Геология — производственная сфера: от стоимости полученного сырья напрямую зависит, как отрасль будет развиваться дальше.

Неотъемлемая часть насыщенных будней геолога — кофе. Героиня его очень любит — в день выпивает четыре-пять чашек. «Так и соображается лучше, и работается активнее», — признается она

«Глаза привыкают к темноте»

Работа «в полях» для нашей героини связана с погружениями в соляные шахты. Наталья участвовала в исследовании всех крупных месторождений солей в Беларуси — это Старобинское, которое разрабатывает «Беларуськалий», и Петриковское, которое только начали осваивать. Еще есть Октябрьское — по словам геолога, его вряд ли начнут разрабатывать в ближайшие годы, потому что сейчас в сфере калийных солей предложение выше, чем спрос, и разработка еще одного месторождения нерентабельна. По подсчетам геологов, запасов солей Беларуси хватит не на одну сотню лет.

Когда ведутся работы на новом месторождении, геологи могут проводить в командировках длительное время. Например, когда разрабатывали Старобинское месторождение, геологи жили в Солигорске и каждый рабочий день спускались в шахту, чтобы отобрать образцы горных пород и руд для исследований.

Сильвинитовая руда калийной залежи Петриковского месторождения

— Вообще, поиски месторождений полезных ископаемых с поверхности в Беларуси проводить очень сложно: большая часть территории страны покрыта ледниковыми образованиями, — объясняет специфику Наталья. — Чтобы выявить полезные ископаемые, расположенные на глубине, мы должны сделать глубинное геологическое картирование. Это значит, что нужно пробурить скважины, провести другие, в том числе сейсмические работы, чтобы определить строение толщ и их особенности. Это очень затратное мероприятие. На самом деле такое картирование сейчас не проводят даже богатые страны.

Перед спуском в шахту на Петриковском месторождении. Наталья Петрова вместе с геологами рудника и ОАО «Беларуськалий». Фото из личного архива героини

Самая большая глубина, на которую спускалась Наталья, — 700 метров.

— Соляные шахты могут разрабатываться до глубины 1000−1200 метров, — уточняет она. — Но в Беларуси максимум — немного больше 800 метров.

Перед спуском под землю геологи надевают специальную экипировку: костюм, резиновые сапоги, каску с фонариком, получают так называемый спасатель (устройство, используемое при подземных горных работах для защиты органов дыхания в случае аварийной ситуации. — Прим. TUT.BY). Спуск осуществляется по стволу. На шахтах, рассказывает геолог, обычно проходят до трех стволов, которые выполняют разные функции — вентиляцию, подъем руды, а также спуск и подъем людей.

Горная выработка на Петриковском месторождении, разрез промышленного калийного горизонта. В стенках выработки видны прослои сильвинита (красные и белые) и каменной соли (голубые и белые). Фото из личного архива героини

— Спускаться в шахту не страшно — весь спуск в «лифте», который называется клетью, занимает несколько минут, — рассказывает Наталья. — Глаза быстро привыкают к темноте. Правда, внизу кому-то может быть и не по себе. Все-таки работа под землей — это всегда риск: случаются обрушения пород кровли, выброс вредных газов — например, метана или оксида углерода. Для залежей калийных солей опасно и проникновение агрессивных рассолов, которые растворяют соляные породы.

Напрямую во время спусков в шахту героиня с такими опасностями не сталкивалась. Однако в свое время участвовала в исследовании так называемой мульды погружения, возникшей при выбросе газа.

— В соляных шахтах дышится легко, потому что воздух ионизирован, — подытоживает собеседница свои впечатления о подземной работе. — На I руднике (имеется в виду Старобинское месторождение. — Прим. TUT.BY) даже есть спелярий, где люди лечатся от астмы. Это настоящий профилакторий под землей.

«Геология тесно связана с экономикой»

Героиня рассказывает, что геология — наукоемкая производственная сфера. Однако это не наука ради науки, она тесно связана с экономикой страны.

— Для геологии важно не просто открыть месторождение, но и провести геолого-экономическую оценку. Инвестору не имеет смысла разрабатывать месторождение, если это не будет выгодно, — отмечает Наталья.

В результате именно исследования геологов лежат в основе работы таких предприятий, как «Беларуськалий» или «Белоруснефть». По словам героини, после начала разработки месторождения предприятия отправляются в «свободное плавание», но геологи нередко сопровождают их работу: помогают, когда появляется необходимость, отслеживают геологические и экологические риски.

— Получается, что геология, являясь основой развития многих отраслей промышленности, обеспечивает и национальную минерально-сырьевую безопасность страны, — подытоживает Наталья. — Ведь если государство хочет быть независимым, оно должно быть экономически сильным. А экономическое развитие определяет индустриализация. И хотя перейти к политике развитого индустриального общества сложно, у Беларуси есть все возможности для этого. Здесь живет талантливый народ.

Партнер проекта:

Кофе «Жокей» воодушевит и наполнит силами, чтобы вы заряжали энергией себя и других. Кофе «Жокей» — энергия для дел!

Партнер проекта:

Кофе «Жокей» воодушевит и наполнит силами, чтобы вы заряжали энергией себя и других. Кофе «Жокей» — энергия для дел!

-50%
-26%
-20%
-7%
-21%
-33%
-10%
-40%
-20%