Он родился в квартале Святого Лаврентия — рабочем районе ганзейского города Любека незадолго до Первой мировой войны. Его мать служила продавцом в обществе Konsumverein. Отца своего, учителя из Гамбурга, внебрачный ребенок Герберт Фрам никогда не видел, а имя родителя узнал лишь в зрелом возрасте — в 36 лет. Марта Фрам сообщила его в письме, когда у него возникла необходимость восстановить документы, а заодно и заполнить пробелы в биографии. Рассказываем о канцлере ФРГ Вилли Брандте.

Вилли Брандт. Фото: wikipedia.org
Вилли Брандт. Фото: wikipedia.org

Времена и нравы

Незаконнорожденный — unehelich. В кайзеровские времена такое происхождение считалось изъяном, накладывало отпечаток на всю жизнь. Отец тайно помогал семье Фрамов, однако начал делать это лишь по настоянию жены, узнавшей о ребенке. Законных и внебрачных детей в правах уравняют не скоро. В Западной Германии — через много десятилетий, во время… его канцлерства, однако не будем забегать вперед.

Отчим у Герберта был хороший, но роль отца все-таки исполнял дед — убежденный социал-демократ, шофер грузовика — один из первых в Германии обладателей водительского удостоверения. Внук прав на управление автомобилем так никогда и не получил.

Несмотря на свое простое происхождение, способный и талантливый молодой человек посещал гимназию, пользуясь стипендией. Было это уже во времена Веймарской республики. Сейчас его имя, вернее — взятый позже псевдоним, в Германии носит более двадцати школ. Еще одна — в Варшаве, с визитом в которую связан его важнейший политический жест в должности канцлера — спонтанное коленопреклонение перед памятником героям восстания в Варшавском гетто, символ признания вины за преступления, совершенные немцами во времена национал-социализма.

Свою первую статью он написал в тринадцать лет, примерно в этом же возрасте вступив в молодежную социалистическую организацию «Красные соколы», что вполне отвечало семейным рабочим традициям.

Норвежское подполье

В 1933 году после захвата власти национал-социалистами будущий канцлер ФРГ в 20-летнем возрасте эмигрировал в Норвегию — по поручению партии для организации сопротивления Гитлеру за границей. Добираться пришлось по Балтийскому морю на рыбацкой лодке, далее — через Данию с остановкой в Копенгагене. В кармане — сто рейхсмарок, данные матерью. В багаже — «Капитал» Маркса…

В Осло он сразу включился в антигитлеровское движение, начал работать журналистом и переводчиком, поступил в университет. Именно в Норвегии Герберт Фрам окончательно взял псевдоним Вилли Брандт, которым пользовался раньше для статей. Впереди — подпольная работа. Под этим именем он войдет в историю.

Через несколько лет псевдоним был раскрыт. Герберта Фрама незамедлительно лишили немецкого гражданства — за предательство интересов Третьего рейха. Оригинал докладной записки гестапо сейчас хранится в музее.

«Гитлер — не Германия»

Рут Брандт. Фото: wikipedia.org
Рут Брандт, жена политика. Фото: wikipedia.org

В первые годы эмиграции Брандт организовал доставку в Германию антифашистской литературы, а в октябре 1936 года смог тайно побывать в Берлине — под видом норвежского студента, приехавшего в Прусскую государственную библиотеку.

На такой риск он пошел, чтобы изучить обстановку и возможности для подпольной работы. В качестве партийного курьера и связного Брандт успел объехать пол-Европы, а в 1937 году несколько месяцев провел наблюдателем в Испании, охваченной гражданской войной.

Основными источниками доходов во время эмиграции были журналистика и переводы. Норвежский, шведский, английский — ими он владел свободно. «Гитлер — не Германия» — называлась его первая книга, опубликованная в Осло в 1939 году. Брандту к этому времени исполнилось 26 лет.

Плен, бегство, новое гражданство…

После оккупации Норвегии в 1940 году он на некоторое время оказался в немецком плену. От установления подлинной личности его спасли норвежская униформа, которой он воспользовался для маскировки, и свободное владение языком. Вскоре Брандту удалось бежать в нейтральную Швецию. Здесь в посольстве Норвегии он оформил себе гражданство этой оккупированной страны. Дипломатическое представительство подчинялось норвежскому правительству в изгнании, действовавшему в Лондоне.

20 июля 1944 года произошло неудачное покушение на Гитлера, осуществленное Клаусом фон Штауффенбергом в главной ставке фюрера — «Волчьем логове». Брандт знал о заговоре от немецкого дипломата в Стокгольме — участника тайной оппозиции нацистскому режиму в МИДе. Через несколько месяцев после покушения он написал книгу, посвященную этим событиям. Она стала одной из первых попыток их публицистического осмысления и анализа.

Пребывание в скандинавских странах оказало значительное влияние на его политические взгляды, смещение акцентов с революционных марксистских устремлений к принципам демократического социализма.

«Преступники и другие немцы»

После разгрома Третьего рейха гражданин Норвегии Вилли Брандт присутствует в качестве репортера скандинавских изданий на Нюрнбергском процессе. Его сборник «Преступники и другие немцы», написанный по итогам поездки, вышел в Норвегии в 1946 году. Первые отрывки на немецком издадут только в семидесятых, а полный перевод — вообще в новом тысячелетии. В послевоенной Германии уже одно название этой книги у многих вызывало более чем негативную реакцию.

Отказавшись от предложений стать бургомистром родного Любека, в начале 1947 года Брандт отправился в оккупированный Берлин — в военную миссию Норвегии в качестве пресс-атташе. Должность он занимал гражданскую, но иногда ему приходилось все-таки появляться на мероприятиях в военном кителе. Делал он это неохотно.

Позже его фотографии в иностранной военной форме будут использоваться политическими оппонентами, для которых он был и оставался «норвежским майором в Берлине». Как-то их разместили на предвыборных плакатах — в качестве антирекламы. Даже первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр, представитель консервативного ХДС, сам чуть было не погибший в концлагере, однажды презрительно назвал его «Гербертом Фрамом под кодовым именем Брандт».

В 1948 году, еще до основания ФРГ, Брандту вернули немецкое гражданство. Свидетельство выписано на бланке времен Третьего рейха — с имперским орлом, но закрашенной свастикой. Других еще не было. Псевдоним по его желанию стал официальным именем.

Вилли Брандт — правящий бургомистр Западного Берлина

Президент США Джон Кеннеди и Вилли Брандт, в будущем ставший канцлером ФРГ. Фото: pixabay.com
Президент США Джон Кеннеди и Вилли Брандт. Фото: wikipedia.org

Брандт, Аденауэр, Кеннеди… В разгар холодной войны история свела этих разных политиков около Берлинской стены. Июнь 1963 года. Жители Западного Берлина приветствуют гостя из Америки. Приезду Джона Ф. Кеннеди к передовой линии холодной войны предшествовало много событий по обе стороны «железного занавеса». За два года до этого исторического снимка в Белый дом было направлено письмо — настойчивый призыв о помощи.

Письмо было написано в момент чрезвычайной опасности — в августе 1961 года, на третий день после того, как восточногерманские власти начали возводить Берлинскую стену. И правительство ФРГ в Бонне, и западные державы медлили с реакцией на эти действия ГДР, направленные на то, чтобы остановить поток беженцев на Запад и блокировать Западный Берлин, взяв под контроль ведшие туда автомобильные и железные дороги. В таких обстоятельствах правящий бургомистр Западного Берлина Вилли Брандт, нарушив все дипломатические традиции, обратился к американскому президенту напрямую.

В письме Кеннеди бургомистр описал весь драматизм положения фактически осажденного города и потребовал от лидера мировой державы встать на защиту жителей Западного Берлина. Стена простоит почти три десятилетия, но эта часть города останется свободной. Кульминацией визита Кеннеди в Западный Берлин стала его речь перед Шёнебергской ратушей. «Я — берлинец!» Эти слова солидарности президент произнес на немецком языке с характерным американским акцентом: «Ich bin ein Berliner!» Они стали символом и исторической вехой.

Третий человек в лимузине — тогдашний канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. До ухода первого главы правительства ФРГ на политическую пенсию остаются считаные месяцы. С Брандтом их разделяла (или связывала?) вражда, выходившая за рамки обычных разногласий между представителями конкурировавших между собой демократических партий.

Консервативный политик Аденауэр, в годы Третьего рейха попавший под домашний арест и на несколько месяцев в лагерь, считал социал-демократа и эмигранта Брандта чуть ли не предателем родины, покинувшим отечество в трудное время. Дело доходило даже до личных оскорблений, когда Аденауэр публично и недвусмысленно намекал на внебрачное рождение Брандта.

«Берлин останется свободным!»

В Берлине Брандт впервые оказался во времена национал-социализма: приехал из-за границы под видом иностранного студента. В 1947 году он вернулся в лежавший в руинах город в качестве пресс-атташе норвежской военной миссии, но вскоре стал уполномоченным берлинских социал-демократов по связям с оккупационными властями.

В 1949 году Брандт вошел в первый бундестаг ФРГ. Правящим бургомистром Западного Берлина его избрали в 1957 году. Наступали нелегкие времена. Вскоре разразился так называемый Берлинский кризис. Он начался после того, как Хрущев потребовал вывести из Западного Берлина войска трех западных держав — союзниц СССР во Второй мировой войне, а также разорвать его связи с ФРГ, придав ему статус «вольного города».

Бургомистр Брандт незамедлительно потребовал от канцлера Аденауэра и западных держав не подчиняться требованиям кремлевского ультиматума. «Берлин останется свободным!» («Berlin bleibt frei!») — заявил он. Эти слова тоже вошли в историю.

Все это вовсе не значит, что Брандт предпочитал конфронтацию мирному сосуществованию. Позже, на посту канцлера, именно он провозгласил своим внешнеполитическим кредо принцип «изменения путем сближения». Именно он стал архитектором так называемой восточной политики, направленной на нормализацию отношений с Советским Союзом, ГДР и другими восточноевропейскими соседями, за что получил Нобелевскую премию мира.

Вилли Брандт увидит результаты своего труда: доживет до падения Берлинской стены и объединения страны. В 1990 году он в качестве старейшины откроет первое заседание бундестага единой демократической Германии. Когда вскоре встал вопрос о переносе столицы из Бонна в Берлин, бывший западноберлинский бургомистр входил в число наиболее активных сторонников этого предложения. Решение было принято лишь с незначительным перевесом голосов.

Канцлерство Брандта — тема отдельная и богатая неожиданными поворотами. Кризисы, исторические жесты, депрессии, обвинения в амурных похождениях, добровольная отставка после разоблачения одного из его ближайших сотрудников, который оказался восточногерманским шпионом…

Брандт стал первым германским канцлером, посетившим Израиль и выступившим с трибуны ООН. Он был первым канцлером ФРГ, приехавшим с визитом в ГДР — в Эрфурт, где, несмотря на все попытки властей удерживать граждан на расстоянии, ему был устроен восторженный прием. Люди просто прорвали оцепление, скандируя «Вилли, Вилли!..»

После переезда столицы в Берлин именем Брандта назвали новую штаб-квартиру СДПГ — партии, председателем которой он являлся более двух десятилетий. У входа первый социал-демократический канцлер Германии смотрит на посетителей, политических внуков и правнуков с высоты своего нечеловеческого роста. Их встречает угловатая, экспрессивная скульптура, похожая на незаконченный эскиз…

-50%
-12%
-20%
-50%
-15%
-35%
-12%
0070970