Николай Долгин /

Коннери довелось попробовать себя в довольно неожиданных профессиях, прежде чем попасть в кино и проложить дорогу для современных блокбастеров своей сагой о Джеймсе Бонде. Он рос в рабочей семье и с молодых лет был приучен к труду. В 13 лет юноша решил, что академические изыскания не для него, и бросил школу ради карьеры молочника. Занятие оказалось не столь увлекательным, как ему представлялось, и через несколько лет Шон присоединился к королевскому военно-морскому флоту Великобритании. Правда, со службы его в итоге уволили по состоянию здоровья, пишет ТАСС.

Фото: кадр из фильма
Фото: кадр из фильма

Коннери подрабатывал каменщиком, обнаженной натурой для художников и полировщиком гробов. В 18 лет он увлекся бодибилдингом и даже участвовал в конкурсе «Мистер Вселенная» от Шотландии. Одно время он помышлял, не стать ли ему профессиональным футболистом. В 23 года Шону предлагал контракт сам «Манчестер Юнайтед». Однако молодой человек мудро рассудил, что век футболиста скоротечен и после тридцати он останется у разбитого корыта. Вместо этого он предпочел встать на путь лицедея, хотя весь его актерский опыт исчерпывался рекламой плавок. Оказалось, что этого более чем достаточно, когда ты выглядишь как шотландский Арнольд Шварценеггер. Постепенно он пополнял свою фильмографию, пока в 30 лет не заполучил главную роль в своей жизни.

Бонд… Джеймс Бонд

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Кандидатура Шона Коннери отнюдь не воодушевляла Яна Флеминга, автора романов о супершпионе Джеймсе Бонде. Писатель представлял себе агента 007 как утонченного, стильного и обходительного интеллектуала. Коннери, бывший бодибилдер без школьного диплома, в молодости трудившийся вышибалой в ночных клубах, не вполне соответствовал этому описанию. Флеминг называл его «каскадером-переростком». Утвердить Шона на роль помогла жена одного из продюсеров, впечатленная его сексапильностью.

Теренс Янг, режиссер первого фильма про Бонда «Доктор Ноу» (1962), взял воспитание молодого актера на себя. Он учил грубоватого шотландца манерам, правильной осанке с походкой и как подбирать гардероб. В ресторанах постановщик показывал своему протеже, как уплетать блюда с чувством достоинства, подобающим секретному агенту.

В результате на экране Коннери предстал не просто атлетичным супергероем, но и лощеным соблазнителем, чье высокомерие уравновешивалось его обаянием и остроумием. Создатели «Доктора Ноу» настолько верили в свой фильм, что даже пообещали в титрах скорое возвращение Бонда в сиквеле. Они не прогадали: картина стала хитом, а Коннери — международной звездой. Посрамленному Флемингу настолько понравилось увиденное, что в последующих романах он сделал Бонда наполовину шотландцем в честь Шона.

По мнению самого Коннери, его вклад в роль ограничился лишь тем, что он привнес чувство юмора, отсутствовавшее в произведениях Флеминга, и ощущение легкости, с которым он спасал мир и заполучал девушек (каждый раз новых). На экране не угадывалось ни намека на неотесанного мужлана — в своих сценах лицедей представал образцом изысканной мужественности. Всего он снялся в семи картинах про Бонда, хотя в пару последних он возвращался после перерывов неохотно. К тому моменту он настолько устал от роли, что растопить его любовь к искусству могли лишь чемоданы денег.

Поиски себя

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Во всевозможных опросах Бонд в исполнении Коннери стабильно признавался самым лучшим. Так считала даже семья сменившего его Роджера Мура. У Коннери, конечно, имелись опасения насчет звездной роли. Он побаивался стать пленником франчайза, где даже играть особо нечего — фильмы про агента 007 превосходно развлекали, но не претендовали на какую-либо глубину. После нескольких серий терпение Коннери кончилось, и он понял, что ему пора спасаться от образа, сделавшего его знаменитым.

Тень Бонда простиралась столь далеко, что бежать от нее всю карьеру пришлось не только самому Шону, но и всем актерам, игравшим агента 007 впоследствии. В публичном сознании Коннери был неотделим от эффектного шпиона британской разведки. На помощь ему пришли такие матерые режиссеры, как Альфред Хичкок и Сидни Люмет. Оба усмотрели более мрачную и грозную сторону актера и выпустили ее на экран. У первого Шон снялся в «Марни» (1964), где его герой шантажом вынуждал мошенницу выйти за него замуж. В «Холме» (1967) Люмета он изобразил военнопленного солдата, подвергающегося жестоким пыткам.

Коннери уверенно отказывался от однотипных предложений, а в 1974 году предпринял самую радикальную меру, чтобы изменить представления общественности о себе. Обычно в столь легкомысленном виде на экране предстают длинноногие барышни в дешевой фантастике, но режиссер постапокалиптического фэнтези «Зардоз» Джон Бурмен посчитал, что Коннери ничуть их не хуже. Затейник нарядил свою звезду в красную набедренную повязку и высоченные кожаные ботфорты, чем и ограничился. Венчали это безобразие усики и хвостик из волос. Убойная комбинация кислотой выедала портрет Бонда из сознания зрителей.

Актер на все времена

Фото: Reuters
Фото: Reuters

С возрастом Коннери научился блистать как в главных ролях, так и в характерных, создавая колоритных персонажей второго плана. Он выиграл свой единственный «Оскар» за перевоплощение в потасканного жизнью копа-ирланда в «Неприкасаемых» (1987) Брайана Де Пальмы. Будучи самоучкой, Коннери не заморачивался актерским и тому подобными изощренными методами, когда исполнитель полностью растворяется в своем герое. Шон настолько не парился, что никогда не менял свой фирменный шотландский акцент — даже когда играл ирландца, египтянина из Испании или русского (хотя отечественные зрители предпочли бы забыть об антисоветской «Охоте за «Красным Октябрем» (1990). Сила его харизмы позволяла выигрывать награды, особо не напрягаясь. Сам Коннери придерживался взглядов, что актерская работа мало чем отличается от ремесла того же каменщика, и всегда дивился, чего такого загадочного люди находят в его призвании.

В последние свои десятилетия на экране Шон стал востребован как фигура наставника. Чего стоят только его Хуан Санчес Вилья-Лобос Рамирес из «Горца» (1986) или отец главного героя в «Индиане Джонсе и последнем крестовом походе» (1989). В нем продюсеров не смутило даже то, что Коннери всего лишь на 12 лет старше Харрисона Форда. Это еще что: в «Семейном бизнесе» (1989) шотландский ветеран изобразил папу Дастина Хофмана, хотя тот младше его всего на 7 лет. Видимо, кинематографисты не сомневались, что крутость Коннери вполне могла позволить ему стать батей еще в начальной школе.

Даже в пенсионном возрасте никто не спешил списывать Шона со счетов. Его слава секс-символа была столь неугасающей, что в фильме-афере «Западня» (1999) продюсеры не постеснялись вставить романтическую линию между 69-летним Коннери и 30-летней Кэтрин Зетой-Джонс.

Последней картиной для Коннери стал горе-блокбастер и кинокомикс «Лига выдающихся джентльменов» (2003). Заслуженный актер то и дело цапался с режиссером Стивеном Норрингтоном, а после съемок решил, что нет у него больше сил терпеть идиотов из Голливуда и пора поберечь нервы и здоровье. Исключение он сделал лишь для озвучки мультика «Сэр Билли» (2012). Заманить его обратно на экран оказалось не под силу ни новому «Индиане Джонсу», ни «Властелину колец», где ему прочили партию Гэндальфа.

По жизни Коннери отличался вспыльчивым и мрачным нравом, которые приписывал своим кельтским генам. По его мнению, в жизни для успеха следует быть антисоциальным, чтобы тебя не съели заживо. Тем не менее в кино он предпочитал выбирать роли, где есть юмор. Коннери всегда оставался очень зрительским актером, который умел приковывать к экрану и заставлять забыть обо всем на свете.


Что смотреть с Шоном Коннери:

Серия фильмов про Джеймса Бонда

«Холм» (1965)

«Неприкасаемые» (1987)

«Индиана Джонс и последний крестовый поход» (1989)

-20%
-19%
-50%
-20%
-20%
-31%
-50%
-33%
0072263