57 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Ольга Борушко /

Пилот гражданской авиации Андрей Валентинович провел в воздухе больше 1400 часов. Пролетал над Словенией, Словакией, Польшей, Литвой, Латвией, Чехией, а Беларусь и вовсе изучил с высоты птичьего полета вдоль и поперек. Сейчас мужчина мечтает о собственном аэродроме и о том, чтобы каждый белорус смог позволить себе если не частный самолет, то хотя бы курсы пилота, благодаря которым можно испытать те же эмоции, которые однажды открылись ему. За чашкой кофе «Жокей» поговорили с героем о необычной профессии летчика.

Вместе с кофе «Жокей» продолжаем проект «Энергия для дел». Мы берем интервью у белорусов с необычными профессиями. По рабочей необходимости наши герои оказываются в красивейших местах планеты и постоянно сталкиваются с новыми вызовами. Они рассказывают нам о своих насыщенных рабочих буднях и особенностях своей работы.

«В авиацию пришел за свободой»

Наряду с крупными авиакомпаниями в Беларуси работает около десятка небольших организаций, которые проводят обзорные экскурсии и дают возможность почти каждому желающему стать частным пилотом. Одну из таких школ семь лет назад и окончил Андрей Валентинович.

Андрей Валентинович, пилот, владелец компании «СтройпланАэро»

— Я инженер по образованию. Мне сложно сказать, почему я вдруг так серьезно погрузился в авиасферу. Могу объяснить это только своим свободолюбием. Как только шасси отрывается от взлетной полосы, ты сразу попадаешь в другой мир, свободный и совершенно не похожий на обычную жизнь. Никогда не забуду ту эйфорию, которую испытал от первого самостоятельного полета на Diamond DA40 (модель самолета. — Прим. TUT.BY), — рассказывает Андрей.

Прежде чем сесть за штурвал, наш герой прошел врачебно-летную экспертную комиссию, теоретические курсы при Институте повышения квалификации и переподготовки Белорусской академии авиации, 17 часов «отлетал» с инструктором на тренажере и сдал экзамены по подготовке самолета и экипажа к полету, а также поведению в случае внештатных ситуаций. Например, курсантам нужно было знать, что делать, если отказал двигатель или разрушился винт. В сумме на учебу у героя ушло около четырех месяцев.

Андрей не жалеет, что связал свою жизнь с авиацией. Теперь каждый день ему открываются вот такие виды

— Самый сложный этап для всех, кто решил получить лицензию частного пилота-любителя (PPL), на мой взгляд, — это прохождение медкомиссии. За границей разрешают летать даже в очках, но у нас список ограничений достаточно большой. Имеют значение даже рост и вес, — вводит в курс дела герой. — Все остальные сложности, экстремальные ситуации возникают либо из-за недосмотра инженеров, либо по причине неопытности пилота. В любом случае все участники полета обязательно должны быть застрахованы.

Тема авиации так затянула героя, что он решил сам обучать людей управлять самолетом. К лицензии PPL он дополнительно получил CPL. Она уже открывала дорогу к коммерческим полетам и работе инструктором. В 2019 году Андрей создал свою летную школу. Теперь он поднимается в воздух по нескольким поводам: чтобы обучать летчиков-любителей, проводить обзорные и аэровизуальные экскурсии по Беларуси или просто полететь куда-то по своим делам. Мужчина арендует ангары на территории двух аэродромов — в Мачулищах и Сивице.

Каждое рабочее утро на аэродроме «Сивица» начинается с чашки кофе, который помогает зарядиться энергией на весь день. Герой рассказывает, за что ценит кофе в зернах: он лучше раскрывает свой вкус, аромат и регион происхождения. В новом зерновом кофе «Жокей Крема» собраны лучшие сорта арабики сразу из нескольких регионов мира: Центральной и Южной Америки, Африки и Индии. Такая композиция сортов и бережная обжарка позволяют ощутить всю палитру мягкого, хорошо сбалансированного вкуса и волнующую глубину кофейного аромата, в котором слышны ореховые ноты

«На высоте 700 метров инструктор попросил выключить двигатель»

В своей практике герой несколько раз попадал в опасные ситуации. Андрей рассказывает, что однажды столкнулся с технической неисправностью самолета, давшей о себе знать прямо на взлете. У самолета завис винт, датчик подавал неправильные сигналы — судно стало неуправляемым. Но, сделав несколько разворотов в воздухе, герой все-таки смог удачно приземлиться.

Еще одну стрессовую ситуацию для Андрея намеренно как-то создал инструктор. Он хотел посмотреть, как тот справится с непредвиденной проблемой.

— После обучения в Беларуси я попал в авиационный учебный центр в Словакии. Местный инструктор демонстрировал мне возможности низкоплана Viper SD4 местного производства. На высоте 700 метров, перед посадкой, он попросил меня выключить двигатель. При этом инструктор также «заглушил» все приборы, оставив лишь два резервных. В таких условиях мне нужно было найти аэродром и посадить самолет. Было, конечно, непросто, но, лавируя, я смог приземлиться, — делится Андрей. — Нужно прорабатывать и такие ситуации, ведь в жизни бывает всякое. Нет ни одной повторяющейся посадки, как, впрочем, и взлета. Да и вообще, как говорили мои учителя: «На оценку „отлично“ летает только птица. Ну или бог».

Андрей во время полета

Никогда нельзя полностью предугадать и погодные условия. Хороший летчик — это еще и хороший метеоролог. Но, даже проанализировав все данные с метеорадаров, есть риск нарваться на сильный ветер и грозу.

— Самое опасное явление для малой авиации — сдвиги ветра, когда резко изменяется его направление и скорость. Еще опасно обледенение. Иногда лучше прервать маршрут и вернуться на аэродром, чем рисковать, пытаясь облететь неблагоприятный атмосферный фронт. В жизни я сталкивался с такой ситуацией. Тогда решил не обходить фронт, а вернуться в Сивицу.

«Петлю Нестерова повторял, пока она не начала походить на ровный круг»

Сейчас у Андрея есть три самолета: два словацких Viper и один Як-52.

Стоимость таких самолетов Viper стартует от 60-80 тысяч евро

— Из всего, на чем мне удалось полетать, эти модели нравятся мне больше всего, — признается Андрей. — Viper — одномоторный, двухместный, легкий и, что важно, его можно заправить обычным 95-м бензином. Правда, трюки, фигуры сложного и высшего пилотажа на нем не выполнишь: иначе конструкция испытает перегрузки, на которые она не была рассчитана. А вот Як-52 — это один из лучших самолетов для высшего уровня пилотирования из числа тех, что распространены в нашей стране.

Сам Андрей владеет разными фигурами высшего пилотажа: может сделать бочку (самолет поворачивается вокруг своей горизонтальной оси на 360 градусов) или штопор (самолет снижается по крутой нисходящей спирали). Знаменитую петлю Нестерова —замкнутая петля в вертикальной плоскости — герой повторял до тех пор, пока она действительно не начала походить на ровный круг. Даже планировал подаваться с коллегой на чемпионат мира, но тот перенесся на неопределенный срок из-за коронавируса. Сложнее всего герою дается обратный пилотаж, когда лететь нужно вверх тормашками.

Но все-таки мужчина считает, что у гражданских летчиков в приоритете должны быть не трюки, а другие цели:

— Геройство следует оставить военным летчикам и спортсменам. А для гражданских важнее всего доставить пассажира из точки А в точку Б в целости и сохранности.

«782 километра преодолеваю за три часа»

Прежде чем подняться в небо, куда бы ни надумал отправиться пилот, он должен подать заявку на использование воздушного пространства в «Белаэронавигацию» — предприятие, обслуживающее движение авиатранспорта.

— Карта белорусских воздушных линий разбита на три сектора — Запад, Центр и Восток. У каждого из них есть своя частота и позывной. И если я собираюсь из Минской области лететь в сторону Гомеля, то должен заранее доложить об этом. С зарубежными поездками такая же история, — поясняет герой.

На своих самолетах Андрей облетел уже всю Беларусь. Чаще всего кружил над живописным озером Селява, над Мирским и Несвижским замками и над рекой Березина. Экскурсии по этим направлениям пользуются спросом.

Витебская область. Фото из архива партнера Андрея — Артема Дикого

— Самыми длительными перелетами на своем транспорте для меня пока были в Москву и из словацкого города Кошице в Гродно. 782 километра из Словакии я преодолел за три часа с небольшим, потратив 63 литра бензина. Помахал свысока знакомому, который отправился по этому же маршруту на машине и по итогу доехал за 14 часов.

В длительные перелеты пилоты обязательно берут с собой воду, бутерброды и термос с кофе, чтобы взбодриться и прогнать сон

«Требований к нам не меньше, чем к Belavia»

В семье Андрея его увлечение авиацией поддерживают. С 15 лет вместе с мужчиной летает и его старший сын Михаил. Лицензию пилота-любителя он получил в 17 лет — раньше, чем права на вождение авто. Сейчас парень учится на третьем курсе Белорусской государственной академии авиации. Жена вместе с двумя младшими детьми-первоклассниками — тоже частая гостья на аэродроме.

Андрей мечтает, чтобы в Беларуси продолжала развиваться малая авиация: росло количество школ, пилотов, частного воздушного транспорта. Для сравнения: во Франции работает более 300 летных учебных центров, и это число продолжает расти. У нас их пока единицы.

— Дело в том, что требования к нам не меньшие, чем к той же Belavia. Но у нас на всю школу работает пара-тройка человек, а там ведь огромный штат. Очень много проверок, бюрократии, — поясняет собеседник.

Тем не менее бросать любимое дело Андрей не планирует.

— Небо меня затянуло, — признается герой. — В планах — обустроить и открыть свой аэродром поближе к Минску, чем я сейчас и занимаюсь. Я слишком долго шел к этой точке, чтобы сейчас отступить. Покончить с авиацией можно всегда, но я выбираю идти дальше.

Партнер проекта:

Кофе «Жокей» воодушевит и наполнит силами, чтобы вы заряжали энергией себя и других. Кофе «Жокей» — энергия для дел!

Партнер проекта:

Кофе «Жокей» воодушевит и наполнит силами, чтобы вы заряжали энергией себя и других. Кофе «Жокей» — энергия для дел!

-35%
-15%
-20%
-10%
-15%
-20%
-30%
-50%
-15%