/

Летом 2020 года в журнале «Доклады Национальной академии наук Беларуси» вышла статья «Белорусско-русское двуязычие — исторически сложившаяся духовно-культурная ценность народа». Текст, на который пользователи Сети обратили внимание лишь осенью, вызвал скандал. Объясняем, что это за текст и что с ним не так.

Владимир Гусаков. Фото: sib-science.info
Владимир Гусаков. Фото: sib-science.info

Сначала несколько слов об издании, где появился этот текст. Научный журнал «Доклады Национальной академии наук Беларуси» выходит с 2009 года. Как подчеркивается в аннотации, «в журнале не помещаются сообщения полемические и узкоспециальные, (…); сообщения, излагающие этапы исследований, а также не содержащие значительных выводов».

Периодичность выхода журнала — 6 номеров в год. Текст о двуязычии был напечатан в четвертом номере (июль-август).

У текста два автора. Первый — председатель президиума НАН Беларуси Владимир Гусаков, доктор экономических наук, академик НАН (одновременно он является главным редактором журнала). Второй — академик-секретарь отделения гуманитарных наук и искусств НАН Беларуси, член-корреспондент НАН Александр Коваленя. Он доктор исторических наук, специалист по истории Великой Отечественной войны. То есть вопросы лингвистики не относятся к сфере их научных интересов и специализации.

Ссылки на популярную книгу и учебник истории

Авторы текста ссылаются всего на пять источников (точнее, речь идет об использованной литературе в конце статьи). Правда, из них научные работы по проблеме всего две. Это монография «Белорусско-русский художественный билингвизм в когнитивно-дискурсивном и лингвокультурологическом аспектах» С. Гринберга и статья О. Качан «О влиянии близкородственного языка на устную речь дошкольников в условиях русско-белорусского двуязычия». Также авторы использовали в целом научную серию «Беларусы» (она состоит из 13 томов), популярную книгу Владимира Орлова и Геннадия Сагановича «Десять веков белорусской истории (862−1918)», написанную для подростков, и один из учебников по истории Беларуси (под редакцией Евгения Новика).

Статья делится на две условные части. Предположим, что каждый из авторов написал одну из частей, поскольку их стиль кардинально различается между собой.

В первой части можно узнать о языковой ситуации в Беларуси с 14 до 20 века. Большинство из фактов, которые приводят авторы, достаточно известны. Многие из них (например, о деятельности Франциска Скорины или Симеона Полоцкого) можно прочитать в вузовских учебниках по истории.

Правда, в отдельных моментах взгляд автора (-ов) несколько односторонний. Так, они пишут о полонизации во времена Речи Посполитой, но при этом даже не упоминают русификацию, которая имела место в Российской империи и СССР. Некоторые тезисы статьи и вовсе вызывают удивление.

«Белорусский этнос сложился в XIV—XV веках, когда белорусские земли были собраны в едином Великом княжестве Литовском. Причем на белорусских землях исторически складывались свои, во многом неповторимые социальные, культурные и этноязыковые условия для существования двух близкородственных языков — белорусского и русского», — пишут ученые.

Какие это условия, они не уточняют. Непонятно, почему акцент сделан на русском языке, поскольку среди элиты ВКЛ были распространены польский и латинский языки. Представители элиты пользовались как польским, так и старобелорусским.

«Необходимо иметь в виду тот факт, что подавляющее большинство населения Беларуси начиная со времен крещения Киевской Руси, было православным», — отмечается в статье.

Хотя известно, что к концу 18 века большинство жителей современной Беларуси являлись католиками или униатами. Ради объективности следует отметить: в числе прочего это произошло из-за полонизации. Но ведь и резкий рост популярности православия в 19 веке объясняется в том числе политикой русификации.

«Русский язык не приемлет резкости и напористости английского»

Александр Коваленя. Фото: vestihum.belnauka.by
Александр Коваленя. Фото: vestihum.belnauka.by

Вторая часть статьи напоминает не научную, а художественную работу о достоинствах русского языка.

«Сравнивая русский язык как часть многообразной русской культуры с языками других стран и народов по звучанию, восприятию, ощущению, отражению событий и другим качествам, следует в первую очередь признать, что нет другого такого языка в мире, который так бы точно, полно и образно передавал суть любого „предмета“ как в разговорной речи, так и в письменном изложении. Наличие известного количества падежей, склонений и окончаний слов позволяет это делать почти с ювелирной точностью. Он очень удобен по произношению, красив по звучанию, насыщен по смыслу передаваемой и воспринимаемой информации. Включает достоинства всех других языков мира. Важно подчеркнуть, что русский язык отрабатывался столетиями и выкристаллизовался в наиболее удобной форме, наполненной глубоким смыслом. То, что значится в русском языке, порой невозможно стопроцентно передать на других языках», — отмечается в статье.

Автор (авторы) статьи убеждены, что русский язык лишен недостатков многих известных языков других стран и народов.

«Так, русский язык не приемлет резкости и напористости английского, скороговорки и громкости итальянского, спешности и неполной выразительности французского, маршевости немецкого, „пшеканья“ польского. Он не зацикливается на произношении каких-то отдельных гласных и согласных и бесконечном повторении однообразных окончаний. Это язык универсального использования и вездесущей пригодности. (…). Может, об этом и не стоит, но на русском языке наиболее сочно звучит даже ненормативная лексика, так называемый сленг, которым пользуется весь мир».

Авторы статьи утверждают, что русский язык — это язык правды и истины.

«Именно русскому народу начертано быть первопроходцем и провидцем мирового развития. Надо быть лишенным элементарной культуры и безумцем, чтобы отрицать русский язык. Если это язык дороги к Храму. Только сильному народу мог быть дан такой язык. Ведь каждому дается по его заслугам. Русский язык, как и душа русского народа, отличается не только открытостью и совершенством, но и способен мобилизовать на любые подвиги ради справедливости, кто бы ни нападал».

Как утверждается в статье, русский язык «соответствует и белорусской душе и является вторым родным для белорусского народа».

«Нет никакого смысла рассуждать о том, какой язык лучше»

Фото: скриншот с сайта doklady.belnauka.by
Фото: скриншот с сайта doklady.belnauka.by

В комментарии для TUT.BY лингвист Антон Сомин, научный сотрудник Лаборатории социолингвистики Российского государственного гуманитарного университета и Школы филологических наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (кстати, он уроженец Минска), отметил, что вторая часть статьи — о величии русского языка — «просто бессмысленна с лингвистической точки зрения».

— У лингвистов есть такая поговорка: «Все языки равны — но только перед Богом и лингвистами». Разумеется, для абсолютного большинства людей на Земле именно их основной язык (это, кстати, не всегда родной!) самый удобный, самый красивый, самый понятный и самый «нормальный». И именно поэтому нет никакого смысла рассуждать о том, какой язык лучше: достаточно перевести этот раздел статьи на китайский или, скажем, адыгейский, заменив соответственно название языка — и практически все напыщенные высказывания (какое-нибудь «он очень удобен по произношению, красив по звучанию, насыщен по смыслу передаваемой и воспринимаемой информации») останутся в той же степени справедливы, только с поправкой на точку зрения китайца или адыга. Увы, и белорусское «другое месца па мілагучнасці» столь же абсурдно.

По мнению Сомина, часть утверждений в тексте нелогичны, отдельные и попросту не соответствуют действительности.

— «Нет другого такого языка в мире, который так бы точно <…> передавал суть любого „предмета“», — тут грустит, например, североамериканский язык навахо, грамматика которого неизбежно уточняет, круглый, вытянутый или бесформенный предмет. Или хотя бы белорусский, различающий дуб как дерево (дуба) и дуб как материал (дубу).

— «Наличие известного количества падежей <…>», — а в других славянских языках количество падежей прямо неизвестно, да? — спрашивает лингвист. — Не говоря уже о том, что в русском это как раз вопрос спорный: «о снеге» и «в снегу» — два падежа или один, обращения «Тань» и «Маш» — это падеж или нет?

Также Сомин приводит другую цитату из статьи, выделяя некоторые окончания:

— Он не зацикливается на произношении каких-то отдельных гласных и согласных и бесконечном повторении однообразных окончаний.

И такая ситуация, по его мнению, наблюдается чуть ли не в каждой строке.

Наконец, по мнению Сомина, отдельно прекрасны рассуждения о сравнении русского с другими языками, особенно фрагмент про «„пшеканье“ польского».

— В 1755 году Михаил Ломоносов писал, что якобы по словам Карла пятого Римского императора, «ишпанским языком с Богом, францусским с друзьями, италиянским с женским полом говорить прилично», но если бы тот был знаком с русским языком, то нашёл бы в нём «великолепие ишпанскаго, живость францусскаго, нежность итальянского». Печально, что подход к описанию русского языка с того времени не поменялся.

В пресс-службе Национальной Академии наук Беларуси TUT.BY сообщили, что Владимир Гусаков находится в командировке. В отделении гуманитарных наук и искусств НАН Беларуси нам сказали, что Александр Коваленя участвует в совещании.

-30%
-21%
-40%
-30%
-20%
0071529