/ /

На конец сентября этого года в Купаловском была запланирована премьера спектакля «Тутэйшыя». После того как большая часть труппы покинула театр, премьера не состоялась. Театральный обозреватель TUT.BY Денис Мартинович сходил на закрытую репетицию постановки. Ее осуществили купаловцы, которые начали самостоятельную жизнь вне здания.

Октябрьский вечер, сумерки. Люди один за одним подходят к ограде одного из минских зданий. Предварительно нас предупредили, что на входе придется называть свою фамилию. Но ворота открывает актер Роман Подоляко, который кивком головы дает понять, что путь свободен.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Микита Зносок (Павел Харланчук)

Официально нас позвали на репетицию. Такого рода событие всегда проходит без зрителей, но в Беларуси-2020 все играют немного по другим правилам. В родное здание купаловцы не вернутся из принципа. Да и постановки «Тутэйшых» неоднократно запрещали и отменяли в советское и постсоветское время. А Академия искусств недавно не продлила контракт со звездой театра Зоей Белохвостик. Отношение к купаловцам особое. А значит… Репетиция так репетиция!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Странное дело: лица капельдинеров Купаловского не стоят перед глазами каждый день. Но, попадая на спектакль их коллектива, сразу узнаешь знакомые фигуры, а затем память по собственному желанию вытягивает из своих тайников лица других сотрудников. Да, видеть их вне родных стен, одетыми не в привычную фирменную одежду так же странно, как наблюдать пересаженные на чужую почву деревья. Тем не менее они привычно рассаживают по партеру запоздавших театралов, и в какой-то момент кажется, что находишься в знакомом с детства Купаловском.

На глазах у зрителей моют сцену, а затем на ней появляется художественный руководитель театра Николай Пинигин (клавиши клавиатуры упорно не хотят добавлять к его должности характеристику «экс»).

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Режиссер Николай Пинигин

— Пра лёс тэатра нагадваць не буду. Ва ўсіх ёсць інтэрнэт, — шутит Пинигин. — Па тэхнічных прычынах прэм’ера, запланаваная на канец верасня, не адбылася. Дэкарацый [цяпер] няма, яны былі шыкоўныя. Касцюмаў няма таксама, дастаць іх [з будынку] немагчыма.

Купаловцы выходят из положения максимально просто. Вместо роскошных декораций — две иконы, на обратной стороне которых нарисованы портреты то ли Маркса, то ли Энгельса. Так герой спектакля Никита Зносок переобувается в полете и пытается стать своим для новой власти. Для его буквальных переодеваний есть две вешалки: по бокам сцены висит «русская», «польская» и «большевистская» одежда.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В постановке доминируют всего три цвета: белый, красный и черный. Костюмы просты. Они напоминают тренировочную одежду студентов, которые учатся в Академии искусств. Вверху сцены — экран, на котором временами можно увидеть, как выглядел Минск в начале ХХ века, когда происходило действие пьесы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По сюжету спектакля купаловцы снимают фильм «Тутэйшыя». Режиссер Павел Остроух в модной кепке с изображением «Погони» сидит в сторонке, изредка комментируя события и объясняя фотографии на экране.

— Купала очень точно сформулировал ситуацию в Беларуси. Это земля, которая бесконечно будет то Востоком, то Западом, — так в 2002-м Николай Пинигин объяснял идею пьесы в одном из интервью. — В данном случае на нашей территории идет не геополитическая, а психологическая борьба за то, чем станет эта земля: западной цивилизацией или цивилизацией на восточный манер. С другой стороны, всегда были, есть и будут люди, которые стремятся к «чистой» независимости, как герой спектакля Янка Здольник. А поэтому пьеса не умрет никогда.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Католический ксендз и православный поп из пьесы превращаются в новой версии спектакля в корреспондента польского (Александр Казелло) и российского (Андрей Дробыш) телевидения: для большей убедительности на их микрофонах нарисованы современные польский и русский флаги.

Костюмы учителя Янки Здольника (Михаил Зуй), его ученицы Аленки (Валентина Гарцуева в этой роли внешне очень похожа на свою мать Зою Белохвостик, которая играла эту же роль в предыдущей версии «Тутэйшых»), а также отца последней Левона Горошко (Андрей Ковальчук) щедро, временами чуть карикатурно украшены вышиванкой. Да и сам Здольник кажется еще более правильным, чем в первой версии пинигинского спектакля.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Янка Здольник (Михаил Зуй) и Микита Зносок (Павел Харланчук)

Это те отличия, которые в наибольшей степени бросаются в глаза тем, кто смотрел предыдущую версию (об отсутствии декораций мы уже говорили). В целом уровень спектакля определяют не свежие режиссерские идеи, а канонический текст Янки Купалы, который звучит удивительно актуально.

Да, возможно, какие-то рассуждения белорусского классика об оккупациях, которые по очереди сменяли Беларусь, звучали более актуально в версии 1990 года. Тогда республике еще предстояло восстановить свою независимость. Но в монологах Никиты Зносока (Павел Харланчук) чувствовались четкие параллели с сегодняшним днем.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Наста Побегунская (актриса Диана Каминская)

Неудивительно, что наибольший отклик у зрителей вызывали сцены, когда актеры отвлекались от изложения канонического текста. Вот Никита Зносок разувается и, словно участник какого-то воскресного марша, становится на скамейку в носках — ведь белорусские протесты мирные и чистые. Вот герой Харланчука забирает мегафон у режиссера Остроуха и изображает сначала типичное поведение участников митингов, а также сил правопорядка. Смех зрителей показывает, что параллель попала в цель.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В финале режиссер Остроух поблагодарит всех за работу, после чего его коллега Кристина Дробыш предложит посмотреть финал «Тутэйшых», который показал «один театр». После чего на экране сверху появляются кадры культовой постановки 1990 года. Той самой, на которой в завершение спектакля поднимался бело-красно-белый флаг. Той самой, на которой всегда кричали: «Жыве Беларусь!»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Удивительно наблюдать, как при единых задачах и целях, стоящих перед белорусами, меняются театральные вкусы, понятия современности и актуальности. Будь те «Тутэйшыя» поставлены сейчас, они воспринимались бы совершенно по-другому. Но сейчас, в этот момент, они являются связующим звеном между старым и новым Купаловским.

— Класны фінал, — комментирует видео Остроух. — А які фінал будзе ў нас? — спрашивает он у зала и добавляет в адрес актеров: — Усе свабодныя.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В этот момент одна из зрительниц громко кричит, что ей больше нравится другой финал. То ли в целом намекает на счастливый конец, то ли апеллирует к финалу 1990 года с бело-красно-белым флагом. Судя по всему, такой вариант нравится не только ей. Актеры выходят на поклоны и становятся в сцепку, а из зала все те же крики «Жыве Беларусь!».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На экране тем временем появляется здание театра, которое символически перечеркивается крест-накрест двумя красными полосами. Купаловцы смотрят на него кто с тоской, кто с грустью. Они ушли оттуда и пока не могут вернуться.

Даже долгие аплодисменты имеют свой конец. Актеры уходят со сцены, а зрители медленно отправляются к выходу. В стороне замечаю плачущего капельдинера Купаловского. Слушать человека в таком состоянии не очень удобно, но я успеваю услышать слова «Вы вярнуліся», адресованные своим любимым актерам.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Финал спектакля 1990 года

Как это сделали купаловцы, скоро смогут увидеть и все читатели: репетицию обещают записать на видео и выложить в свободный доступ.

-40%
-20%
-20%
-10%
-30%
-50%
-20%
-5%
0072263