/

Девяностые снова в моде. Не в последнюю очередь — благодаря Александру Лукашенко, который в своих выступлениях неоднократно апеллировал к этому периоду: он говорил о муке, которой оставалось на три дня, жизни «в лаптях» и «без штанов», а также о поджогах машин и коктейлях Молотова, которые бросали демонстранты. Собрали для вас пять интересных книг, чтобы самим разобраться в этом периоде.

Александр Федута, «Лукашенко. Политическая биография»

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Александр Федута. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Если вы не читали книгу Федуты, значит, вы ничего не знаете о 1990-х. Разумеется, это шутка, но в ней есть своя доля правды.

До президентских выборов 1994 года литературовед Александр Федута являлся первым секретарем Белорусского союза молодежи (преемник комсомола). Затем он вошел в команду Александра Лукашенко и стал начальником управления общественно-политической информации Администрации президента. Но уже в начале 1995-го ушел в отставку, взяв на себя ответственность за «белые пятна» в газетах (там должен был появиться антикоррупционный доклад депутата БНФ Сергея Антончика). С того времени Федута работает журналистом и политическим консультантом и остается в гуще политических событий.

Его книга — не просто первая политическая биография первого президента Беларуси (она вышла в 2005-м). Это микс сразу нескольких ингредиентов: биографии Лукашенко, собственных воспоминаний Федуты, его политологических рассуждений, исторического анализа эпохи. А еще эта книга написана по всем законам литературного произведения со своим героем, внутренней композицией и т.д. (но создано оно исключительно на документальной основе. Добавим, что автор книги — великолепный стилист.)


В январе 1994 года я работал первым секретарем Центрального комитета Союза молодежи Беларуси. СМБ представлял собой достаточно жалкое подобие ЛКСМ Белоруссии, оказавшегося без партийной и правительственной поддержки и государственных дотаций. Единственное, что у нас осталось от ЛКСМБ, это пятиэтажное административное здание Центрального комитета. Но оно многим мозолило глаза: шел передел собственности, а это был очень лакомый кусочек, удержать который самим нам было не по силам.

Книга Александра Федуты «Лукашенко. Политическая биография»
Книга Александра Федуты «Лукашенко. Политическая биография»

Тут, на втором году нашего беспартийного и беспросветного существования, мне пришла в голову шальная мысль: а что, если все-таки найти себе партию? Ну не партию в полном смысле этого слова, а некую политическую «крышу». То есть ввязаться в президентскую предвыборную кампанию на стороне какого-нибудь кандидата помоложе и с перспективой. Тогда мне казалось, что таким политиком с прицелом на президентство может быть юрист и всеми признанный парламентский трибун, член президиума Верховного Совета депутат Дмитрий Булахов. К нему я и пошел.

Булахов внимательно выслушал мой сбивчивый рассказ и понял главное: вот пришло соседнее здание, готовое себя предложить. При этом здание, во-первых, настолько глупо, что не понимает, куда оно лезет, во-вторых, настолько не информировано, что совершенно не знает раскладки сил. Мне вежливо обещали подумать и попросили прийти завтра.

Назавтра Булахов принял меня с видом усталого актера после спектакля. Тихим голосом он сообщил, что не собирается выставлять свою кандидатуру.

— Мы с Виктором Гончаром (тоже молодой политик, тоже юрист и тоже парламентский трибун) договорились, — сказал он, — решили, что на этих выборах работаем на Сашу Лукашенко.


Не будет преувеличением сказать, что «Лукашенко. Политическая биография» — книга, с которой нужно обязательно познакомиться.

Сергей Наумчик, «Дзевяноста першы», «Дзевяноста другі» и другие книги

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сергей Наумчик. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 1990-м журналист Сергей Наумчик стал депутатом Верховного Совета и одним из лидеров Белорусского народного фронта. До 1996-го он находился в гуще всех политических событий, пока вместе с Зеноном Позняком не уехал в эмиграцию. По словам политиков, существовала угроза их жизни.

На протяжении десятых годов Наумчик работает над большим и уникальным историческим циклом, который выходит в библиотеке «Радыё Свабода». Пока вышло пять книг, которые охватывают события с 1991-го по 1995-й (названия этих работ соответствующие: от «Дзевяноста першага» до «Дзевяноста пятага»). Объем некоторых из них — более 500 страниц.

Общая концепция цикла Наумчика четкая и достаточно понятная. Согласно автору, локомотивом всех преобразований выступал БНФ (на практике его идеи реализовала депутатская группа БНФ в парламенте). Иногда их поддерживали депутаты демократических взглядов, которые во многих ситуациях блокировались с номенклатурой. Согласно автору, среди таких «колеблющихся» депутатов был и спикер парламента Станислав Шушкевич.

Противниками БНФ выступало агрессивно-послушное большинство (хозяйственная и бывшая партийная номенклатура, которой были чужды национальные ценности и национальное самосознание). Именно эти люди толкали Беларусь назад, в советское болото.

Книга Сергея Наумчика "Дзевяноста трэці"
Книга Сергея Наумчика «Дзевяноста трэці»

Наумчик блестяще и, что главное, убедительно подбирает цитаты из газет того времени, а также использует протоколы заседаний Верховного Совета и собственные записи, что делает материалы его книг уникальными и без преувеличения сенсационными.


На машыну трэба было атрымаць нумары, і тады гэта займала дзень, а то і болей чакання ў чарзе. Мне параілі звярнуцца да старшыні мінскай ДАІ падпалкоўніка Анатоля Сідарэні.

Прыходжу да Сідарэні, тлумачу, у чым справа.

— Няма праблем. Вы які нумар хочаце?

— У сэнсе?

— Якія там хочаце лічбы?

— Ды мне ўсе роўна.

Сідарэня паглядзеў на мяне як на дзівака.

— Ведаеце, — кажа, — тыя, хто да мяне дабіраюцца, просяць спецыяльныя нумары, вы першы мне такое кажаце. Ну дык я вам дам вельмі добры нумар.

Ён дастаў з сэйфа нумарныя знакі, нейкія паперы і сказаў, у які кабінет я мушу зайсці, каб у нечым распісацца.

Нумар быў МІ 0975. Я і цяпер не ведаю, што гэта азначала, але мінскія даішнікі ад майго аўто шарахаліся.


К сожалению, в своих книгах Наумчик практически никогда не позволяет себе усомниться в правильности действий БНФ, его руководителя Зенона Позняка или даже самого себя. Поэтому к его оценкам иногда следует относиться критично. Но игнорировать работу Наумчика нельзя. Ведь на примере любой из его книг четко видно, что многие проблемы, которые были актуальны в 1990-е, не решены до сих пор.

Василий Леонов, «Работа над ошибками»

Василий Леонов. Фото: naviny.by
Василий Леонов. Фото: naviny.by

В советские времена Василий Леонов сделал блестящую карьеру, став первым секретарем Могилевского обкома партии. Именно на этом посту он одобрил кандидатуру Александра Лукашенко на пост директора совхоза «Городец».

Затем было избрание депутатом парламента, работа торговым представителем Беларуси в Германии, министром сельского хозяйства в команде Александра Лукашенко…

В 1997-м Леонова задержали, обвинив в причастности к убийству начальника Службы контроля президента по Могилевской области Евгения Миколуцкого (что не было доказано). В 1999-м он получил четыре года колонии: его признали виновным во взяточничестве и присвоении государственного имущества. В 2000-м он был освобожден. Сам Леонов считал это дело сфабрикованным.

Мемуары Леонова, которые вышли в 2003-м, называются «Работа над ошибками». Название символичное. Автор не стесняется признаваться в своих ошибках и объяснять логику своих решений.


— Меня спрашивают часто, почему я не ушел в отставку вместе с Чигирем [после референдума 1996 года. — Прим. TUT.BY]. Могу ответить двумя вопросами на этот один вопрос. Во-первых, куда уходить? В оппозицию? Уже после того, как я в нее попал, я убедился, что лучше бы этого не было. И во-вторых — с кем уходить? Чигирь уходил в отставку один. Он ни с кем не советовался. Правда, к моменту его отставки мы уже понимали друг друга (…). У нас уже было общее понимание экономических процессов, нацеленность на реформы. Но тему референдума мы в правительстве не обсуждали. И наедине с Чигирем мы эту тему не обсуждали. Поэтому, когда Чигирь ушел в отставку, многие из министров тихо ворчали, почему он не поговорил с ними, — и они бы ушли. И действительно, человек пять-семь ушли бы.


Логику многих событий Леонов объясняет именно с точки зрения аппаратчика.


— И одна из главных ошибок Шушкевича состояла как раз в том, что он не захотел опереться именно на этих людей, на тех, у кого был управленческий опыт и кто понимал необходимость перемен. Многие из старого состава партии готовы были идти за ним и служить делу. Но Шушкевич этого не пожелал. С другой стороны, по понятным причинам, не пожелал он примкнуть и к правому крылу [к Белорусскому народному фронту. — Прим. TUT.BY]. И в силу своей административной неопытности оказался ни с чем. Вроде бы ни на кого не опирался, вроде бы ни за что не отвечал. И не мог не проиграть.


Любопытны наблюдения Леонова об эволюции в высших кабинетах власти, которая случилась за первые годы президентства Лукашенко. Например, автор «Работы над ошибками» пишет, что «до лета 1996 года можно было работать» — то есть первые два года никто не вставлял палки в колеса в работу правительства.

Не со всеми заявлениями Леонова можно согласиться. Например, он с позиции типичного технократа пишет, что «первый референдум (1995) как-то прошел мимо меня».

— Мне казались бессмысленными, дешевыми все эти вопросы: ну как можно на них завоевать себе авторитет?! Но напрямую меня и мое министерство они практически не затрагивали. И меня оставили в покое. Было понятно, что Лукашенко выиграет, но работать мне не мешали.

А между тем голосование в 1995-м во многом предопределило последующую судьбу Беларуси.

Но все же, согласитесь, эволюция первого секретаря обкома в прогрессивного рыночника — нечастый случай. Так что без знакомства с мемуарами Леонова вам не обойтись.

Валерий Карбалевич, «Александр Лукашенко. Политический портрет»

Виктор Карбалевич. Фото: svaboda.org
Валерий Карбалевич. Фото: svaboda.org

В отличие от других героев этого обзора, политолог Валерий Карбалевич не занимал в 1990-е влиятельные политические должности. До 1993-го он преподавал в Аграрном техническом университете, затем работал в Национальном центре стратегических инициатив «Восток — Запад».

В 2010-м Карбалевич выпустил свою книгу «Александр Лукашенко. Политический портрет». Ее название в чем-то похоже на работу Федуты, но биография, написанная Карбалевичем, кардинально отличается от нее по стилю.

Это очень серьезное исследование, написанное кандидатом исторических наук с использованием большого количества источников. Отсюда много цитат и иногда несколько академический стиль изложения. Например, отдельные разделы посвящены экономике, внешней политике, отношениям с Россией и т.д.


Собственный жизненный опыт Лукашенко, существовавшая в обществе ностальгия по недавнему прошлому побудили президента обратить свой взор к советскому наследию. (…). «Нам навязывают, чтобы мы забыли все великое, что сделали Ленин и Сталин, а ведь это — символы нашего народа, — заявил белорусский лидер. Он неоднократно подчеркивал, что для него образцом государственного устройства является СССР, и высказывал сожаление о разрушении существовавшей тогда системы. Например, Лукашенко с теплотой вспоминает о руководящей роли КПСС: „Как бы мы ни вертели, ни крутили, но в лучшие свои годы Коммунистическая партия выполняла очень серьезные функции в нашем обществе“. По его словам, при партии все было: и стабильность, и продукты, и вера в завтра».


Но в подходе Карбалевича есть и свой плюс. Ведь если вам потребуется точная цитата или ссылка на первоисточник, его работа окажется незаменимой (особенно если учитывать, что речь идет о событиях 1990-х, то есть доинтернетовской эпохе).

Петр Кравченко, «Беларусь на ростанях»

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Петр Кравченко. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Свои мемуары о 1990-х оставили многие чиновники: премьер-министр Вячеслав Кебич, спикеры парламента Николай Дементей, Станислав Шушкевич и Мечислав Гриб, министр внутренних дел, а затем глава КГБ Владимир Егоров… Почему мы советуем обратить свое внимание на воспоминания министра иностранных дел?

Прежде всего его книга выделяется хорошим стилем, удачной композицией, отсутствием повторов и т.д. «Беларусь на ростанях» (сперва она была написана по-русски, затем дополнена для белоруссоязычного перевода) читается на одном дыхании.

Но больше всего книга выделяется своим охватом. Кравченко встретил 90-е секретарем Минского горкома компартии по идеологии. Затем он дважды побеждал на парламентских выборах, являлся министром иностранных дел, находился в оппозиции, а затем был послом в Японии. Он работал с Кебичем и подчинялся Лукашенко, находился в оппозиции и вел свою политическую игру. То есть находился в элите при разных режимах и властях.

В своих мемуарах Кравченко делится многими эксклюзивными подробностями: как в начале 1990-х формировалось первое правительство, как Шушкевич и Кебич интриговали против друг друга и как в 1996-м проходили переговоры между Александром Лукашенко, спикером парламента Семеном Шарецким и представителями России.


Признаюсь, поначалу я не придал особого значения информации Кебича о приезде в Беловежскую Пущу руководителей России и Украины. Ну приезжают гости — и приезжают. Тем более что Кебич предупредил:

— Какой-то специальной подготовки не нужно. Но ты должен быть на месте!

Особое внимание планировалось уделить встрече Бориса Ельцина. Он должен был приехать первым и до начала переговоров выступить в нашем парламенте.

Кебич сказал мне, что Ельцин привезет в Минск какой-то исторический подарок.

Но с этим подарком Борис Николаевич нарвался на скандал. Думаю, кто-то в Москве его сознательно тогда подставил. Не сам же он это придумал…

Овальный зал Верховного Совета перед выступлением Ельцина был переполнен. Всем хотелось увидеть и послушать российского президента. Встретили его очень тепло. Но когда он вдруг заговорил о событиях XVII века, русско-польской войне 1654−1667 годов, БНФовская часть зала просто взорвалась негодованием.

Ельцин, который, как оказалось, слабо представлял хитросплетения нашей истории, стал расхваливать привезенный им архивный документ — «Охранную грамоту Орше от 1664 года», что выглядело издевкой над потерями белорусского народа в той войне. А они-то были страшными: погибло больше половины из трех миллионов белорусов (теперь историки считают эту цифру завышенной. — Прим. TUT.BY).

Книга Петра Кравченко "Беларусь на ростанях. Нататкі дыпламата і палітыка". Фото: TUT.BY
Книга Петра Кравченко «Беларусь на ростанях. Нататкі дыпламата і палітыка». Фото: TUT.BY

Вышло, что по неведению Ельцин разбередил давние раны. Его «подарок» напомнил не о дружбе двух народов, а о резне, о крови, о том, как белорусы с саблей, косой, дубиной шли на тех, кого мы сегодня называем русскими братьями.

Оппозиционные депутаты неистовствовали. Ельцин растерялся, он никак не мог понять, что происходит. Провожали главу России не аплодисментами, а криками «Ганьба! Ганьба!». Ко мне подскочил Петр Садовский:

— Петр Кузьмiч, а што Вы маўчыце! Што плануе зрабiць Мiнiстэрства замежных справаў у якасцi адказу спадару Ельцыну? Гэта абраза!

Не вступая в дискуссию, я заверил:

— Петр Викентьевич, не волнуйтесь. Мы подумаем, как адекватно ответить.

Но никак мы не ответили. Потому что спустя буквально два дня получили большую из всех возможных «сатисфакций» — собственную независимость и государственность.


Читая эти мемуары и наблюдая теперешнюю резкую поляризацию белорусских элит, сложно поверить, что в 1990-е ситуация была совершенно другой. Контакты между оппонентами, которые еще недавно работали вместе, были вполне нормальным явлением. И самое главное, этот раздел воспринимался практически всеми как временное явление.

В середине нулевых ходили настойчивые слухи, что Кравченко собирается вернуться в большую политику и якобы даже готов пойти на президентские выборы. Во время чтения книги «Беларусь на ростанях» иногда складывается впечатление, что мемуары были написаны в числе прочего и ради этих целей.

Ведь книга выглядит эгоцентричной, а сам экс-министр иностранных дел воспринимается как герой без страха и упрека, который не совершил никаких или практически никаких ошибок. Те же политики, которые являлись его оппонентами (например первый руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич), подвергаются резкой критике — иногда не совсем обоснованной.

Тем не менее, если абстрагироваться от некоторых чрезмерно эмоциональных оценок и не лениться сопоставлять информацию, которая есть в других исследованиях или мемуарах, удовольствие от книги вы получите.

-23%
-11%
-15%
-25%
-10%
-20%
-30%
-10%
-55%
-15%
-20%
0071529