BBC News Русская служба


Мало какая сфера деятельности пострадала от пандемии коронавируса так масштабно, как театрально-развлекательная. Двери театров и концертных залов закрылись в Великобритании в конце марта (а в некоторых других странах Европы еще раньше), и пока власти не могут решиться на то, чтобы их открыть.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Но в России самый главный театр страны — московский Большой театр — в воскресенье открыл сезон постановкой оперы Верди «Дон Карлос».

Как рассказывает наш корреспондент в Москве Олег Болдырев, в этом году начало сезона в Большом — это знак того, что жизнь возвращается в нормальное русло, правда с новыми правилами и ограничениями.

У зрителей замерят температуру, их рассадят в шахматном порядке, музыкантов оградят защитными экранами, а артистов в массовых сценах будет не более 70 — для Большого это немного. На первые дни билеты распроданы, и судя по настроению москвичей, ответивших на блиц-опрос Би-би-си, коронавирус их страшит меньше, чем отсутствие театральных зрелищ.

И хотя за время пятимесячного простоя театр потерял 1 млрд рублей (15 млн долларов), артисты Большого, как напомнил его директор, получали зарплату, выплачивать которую во время карантина помогла, в частности, финансовая помощь правительства.

Путь-дорога в никуда?

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В британских театрах ситуация иная.

В конце июня министр культуры Британии представил наконец «дорожную карту» по этому вопросу.

Но все, кто хоть сколько-нибудь знаком с индустрией театра и развлечений, сразу заявили, что ведет она в никуда: там не было ни четкого временного графика, ни указания, когда же театры откроются для зрителей и по какой бизнес-модели они будут работать.

Вопрос о презренном металле, конечно, встал особенно остро.

Культурные учреждения могли выплачивать своим штатным работникам зарплату хотя бы частично, в рамках правительственной программы помощи на время пандемии. Но огромная часть работников этой сферы — фрилансеры, и они не получали практически ничего.

Как обнаружил в ходе своего майского опроса профсоюз работников развлекательной индустрии Bectu, половина опрошенных была вынуждена взять заем в банке, чтобы выжить без работы.

Наконец в начале июля, оказавшись под большим давлением деятелей культуры и искусства, власти пообещали культурно-развлекательной сфере пакет в 1,57 млрд фунтов, и теперь главное, чтобы они не затерялись в административных коридорах, а дошли до получателя, то есть до тех, кто, как сказал один литературный герой, дарит радость людям.

А то, что это радость и она нужна людям, пандемия как раз продемонстрировала неплохо; вспомнить только ходившие по соцсетям и мессенджерам ролики с пением на балконах, крышах или просто нарезки из любимых спектаклей и фильмов.

Сама эта сумма, выделенная на культуру, конечно, беспрецедентна, потому что, в отличие от Европы (в частности, двух ее китов — Франции и Германии), в Британии театры дотаций получают мало и вынуждены выживать за счет коммерческой деятельности, то есть продаж сувенирной продукции, напитков в кафетерии и привлечения постоянных зрителей посредством членских схем.

Почему закрыты британские театры?

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

К сожалению, деньги в данном случае не решают главной проблемы — как открыть театры с соблюдением правил социального дистанцирования. Для британских театров это реальная проблема.

Большинство театров Вест-Энда построены во времена, когда и театралов было меньше, и были они — если посмотреть на размер кресел и ширину рядов — прямо скажем, мельче и суше.

Для соблюдения дистанции тут надо сажать не через одного, а через двух-трех. Та же ситуация и во многих небольших, независимых «фринджевых» театрах — как в Лондоне, так и по всей стране.

Незадолго до объявления карантина я, сидя в первом ряду второго яруса в лондонском театре Almeida, буквально упиралась коленками в своих соседей по бокам, и это в театре, построенном всего сорок лет назад, а не сто сорок!

То есть, по оценкам театральных деятелей, соблюдение нынешних требований дистанцирования будет означать сокращение занятых кресел на 80% процентов. А чтобы оправдать постановку, театру нужно продать минимум 50% всех билетов. Это если учитывать полный зал, а не занятый на 20−30%.

Именно поэтому многие театры сейчас, даже получив от правительства какие-то средства, не спешат открываться, потому что для них это просто невыгодно.

При этом 70% театральных заведений говорят, что средств на поддержание творческого состава у них хватит лишь до конца нынешнего года. Под угрозой увольнений уже находится более половины всех занятых у них работников.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Только на прошлой неделе многоуважаемая Королевская Шекспировская компания (RSC) сообщила, что не будет открывать свои театры (включая и лондонский «Глобус») до 2021 года и вскоре начнет увольнять часть своего штата в 750 человек.

Мэтру Вест-Энда и автору многих популярных мюзиклов Эндрю Ллойд Уэбберу принадлежат несколько театров, входящих в группу LW Theatres, и в частности, лондонский «Палладиум».

Еще в конце июля он провел в одном из театров пилотный прогон с соблюдением всех условий: в зале из 2297 мест заняты были только 640 — приглашенными поклонниками и прессой; певица Беверли Найт пела, отступив на 5 метров от зрителей второго ряда; у всех замерили температуру и записали личные данные.

После часового концерта сам композитор вышел на сцену, признался, что все это представляет собой грустную картину, и вновь призвал власти представить вразумительный план, позволяющий работать театрам.

72-летний Веббер даже вызвался испытать на себе новую оксфордскую вакцину — все ради театра.

«Я сделаю все что угодно, только чтобы театры, большие и маленькие, смогли снова открыться, а актеры и музыканты вернулись к работе», — написал он в твиттере.

Что же делать британским театрам?

Об этом власти будут думать до ноября, но у актеров, режиссеров, музыкантов и, конечно, зрителей уже нет сил ждать. И самые смелые из них сами взялись за свое спасение.

Запрос на живой спектакль. На дому

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Британская театральная труппа Hunchtheatre (от английского hunch — предчувствие, нюх) 18−19 сентября покажет в сердце театрального Лондона на Шафетсбери-авеню, в помещении бывшей церкви, свой спектакль «Герой нашего времени».

Как говорит режиссер спектакля и сооснователь труппы (а в прошлом — один из создателей Белорусского свободного театра) Владимир Щербань, это своего рода тест на выживаемость.

«Вся система выстраивается заново, не знаешь, в чем найдешь проблему. Но я вижу, какой существует громадный запрос на живой спектакль. Я вижу, как продаются билеты, даже несмотря на то, что нам пришлось поднять цены», — говорит режиссер.

Щербань и сооснователь труппы, английский актер и драматург Оливер Беннетт не сидели сложа руки даже во время карантина, показав своего «Героя» полуподпольным образом в заброшенном лондонском фитнес-центре, куда случайно, но с очевидной радостью даже попал журналист Spectator.

Тут, конечно, труппе помогает и тот факт, что это действительно очень мобильный спектакль: в нем задействовано всего три актера, минимум декораций и максимум игры.

«Но это дыхание зала, которое стало сейчас смертельно опасным, оно нам необходимо», — признается Щербань.

Именно поэтому его труппа постоянно ищет новые формы и сейчас предлагает любому желающему заказать спектакль буквально на дом.

Желающие уже нашлись: на наступающей неделе Hunchtheatre везет «Героя» в Портсмут для показа в саду заказчицы; за заполненность зала, естественно, отвечает сама хозяйка.

При этом это не иммерсивная постановка (то есть зрители не становятся участниками действа), но, как говорит режиссер, сама площадка наделяет спектакль новым смыслом.

«Мы тем самым изучаем пределы театра — где они могут быть. Возможно, это и есть театр будущего», — говорит режиссер.

Неспящие на Уэмбли и ложа в Uber

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Многострадальный мюзикл «Неспящие в Сиэтле» (по одноименному фильму с Томом Хэнксом и Мег Райан), так и не вышедший в Вест-Энде весной, дебютировал 25 августа на новой площадке Troubadour Wembley Park, находящейся рядом со стадионом Уэмбли и напоминающей его по размеру (зал рассчитан на 1−2 тыс. мест).

С соблюдением всех антиковидных мер предосторожности спектакль пройдет до 27 сентября. Само собой, если на сцену до этого не выбегут медики.

Открытый три года назад новый Bridge Theatre на 900 мест пошел по другому пути: до 31 октября там дают серию монологов, написанных драматургом Аланом Беннеттом, причем с разными звездными актерами, но под общим названием «Говорящие головы» — как бы по следам того, что было показано по британскому телевидению во время карантина.

Монологи выигрышны тем, что актерам не нужно непосредственно контактировать друг с другом на репетициях, ни в ходе самого спектакля. Естественно, зрителей будет значительно меньше, чем вмещает зал.

Английская национальная опера (ENO) с 19 по 27 сентября вывозит свою постановку оперы Пуччини «Богема» на север Лондона в Александра-палас (тоже по размерам не уступающий стадиону) и приглашает зрителей сопереживать страданиям Мими, не выходя из своих автомобилей.

Не имеющим собственной машины предлагается арендовать Uber-ложу или приехать на велосипеде.

Ну и конечно, Открытый театр в Риджентс-парке до 27 сентября показывает эпохальный мюзикл «Иисус Христос — суперзвезда».

Там как раз нетрудно осуществить все необходимые процедуры в смысле рассадки зрителей, но открытые театры в Англии — это всегда игра наудачу, тут предсказать невозможно ничего даже без коронавируса.

Театр в Европе: вход по удостоверению

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Еще в мае президент Франции объявил, что все находящиеся в простое или потерявшие работу работники культуры будут получать денежную помощь до августа 2021 года. Да и ЕС выделил на нужды креативщиков в рамках Creative Europe 1,64 млрд евро.

Но если французы уже какое-то время назад открыли свои кинотеатры, то с театральным репертуаром пока ситуация не очень впечатляющая.

В Германии министр культуры Моника Грюттерс объявила еще в июне о поддержке в 1 млрд евро, выделенной на культуру, — это в дополнение к вполне увесистой помощи, выделяемой культурным заведениям из местных бюджетов.

Что касается конкретных театров и постановок, то один из самых знаменитых немецких театров Берлинер Ансамбль открыл свой 2020/21 сезон и с 4 сентября показывает премьеру спектакля по книге германской писательницы русско-еврейского происхождения Ольги Грязновой (и в ее же адаптации) «Бог не робок».

По новым правилам, зал заполняется не хаотично, а по секторам, причем время посадки в кресло указано на купленном билете.

Каждый второй ряд остается пустым. Вместе могут сидеть только люди, проживающие по одному адресу (до 6 человек), и, естественно, при покупке указывается адрес проживания, а вход в театр требует предъявления удостоверения личности.

Чтобы избежать традиционной очереди в туалет, администрация театра разрешила зрителям выходить во время действия (как это делалось всегда на рок-концертах, например), зато антракта вообще не будет — опять же, чтобы избежать давки в фойе.

При этом, по словам худрука театра Оливера Риса, госсубсидии помогли избежать повышения цен на билеты.

«Если бы мы подняли цены на билеты, то тем самым мы бы послали смертельный сигнал нашему обществу, где многие люди сейчас не имеют достаточно средств к существованию», — сказал Рис в интервью Guardian.

А в другом берлинском театре, Schaubühne, администрация намерена разделить сиденья щитками из плексигласа, чтобы резко не сокращать количество зрителей.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Миланский театр «Ла Скала», находящийся в регионе Ломбардия, который наиболее пострадал от пандемии, открывает новый сезон 15 сентября «Травиатой» со всеми предосторожностями: рассадкой зрителей на расстоянии 1 метра друг от друга (за исключением членов семьи), регистрацией личных данных, замером температуры и сидением в маске в течение всего представления.

Понятно, что все театры, решившиеся распахнуть двери публике, сейчас действуют во многом на свой страх и риск, поскольку все может кончиться не начавшись. Но, как пелось в песне, the show must go on, даже в таких условиях «новой нормальности».

«Все измеряется силой желания. Почему мы начинали свои спектакли с показов в моей комнате? Чтобы обойти всю бюрократию, чтобы сократить путь к зрителю. Сейчас, мне кажется, повторяется ситуация. Зрители, нам есть что сказать, давайте встречаться!» — говорит Владимир Щербань.

-15%
-5%
-25%
-15%
-45%
-10%
-10%
-25%
-10%
0071582