Юлия Грицкевич / Фото: Полина Каялович, из личного архива героя /

Пока одни считают, что учить языки — дело молодежи, другие вопреки возрасту записываются на курсы, находят репетиторов и ежедневно практикуют. У каждого свои причины: закрыть гештальт, отсрочить возможное развитие деменции или просто быть профессионалом в своем деле. Вместе со школой иностранных языков Streamline мы записали три истории белорусов, которые решили учить английский, уже будучи взрослыми (самой старшей героине на момент публикации 70 лет), и рассказываем, с какими страхами сталкиваются возрастные ученики.

«Думала, что для меня знать английский — как летать: невозможно» 

Наталья Мельникова, 46 лет

— Английский я учила еще в школе, но язык там преподавали для галочки: ты хорошая девочка — тебе четыре, а ты плохо себя ведешь — три. Уровень знаний по итогу был никакой, но тогда это было нормально: Советский Союз, закрытая граница, общаться с иностранцами было негде. В университете продолжила учить язык, но материалы были чисто технические, грамматику нам не давали.

Впервые я попыталась вернуться к английскому восемь лет назад. Записалась в группу, походила на занятия пару месяцев и бросила. Первым поворотным моментом, когда я поняла, что учить все же надо, стало путешествие в Европу. Подруга и дочь свободно говорили по-английски, а я молчала и чувствовала дискомфорт. Все вокруг общаются, а я не могу ни с кем ни о чем поговорить. Вернувшись домой, нашла частного преподавателя и хожу к ней уже пять лет. При этом первые два года я особо не напрягалась, учить английский было просто как хобби.

В 2017 году все поменялось. В компанию, где я работаю, пришел Департамент финансовых расследований, возбудил уголовное дело (речь о деле Виталия Арбузова. — Прим. TUT.BY). Я испугалась, что могу лишиться работы (но этого не случилось), и стала мониторить, какие требования предъявляет рынок к специалистам моего уровня. Одним из них был английский не ниже Upper Intermediate, и тогда решила заниматься серьезней, снова записалась на курсы.

В самом начале не особо переживала: изучение языка было чем-то новым, хотелось еще и еще. Немного волновалась, что на работе я уже чего-то добилась, а тут попала в среду, где надо снова доказывать, что ты чего-то стоишь. Но это держит меня в тонусе. В прошлом году я вообще решила, что брошу курсы: просто не хватало внутреннего ресурса продолжать. Но такой момент наступает у всех. Чтобы вернуть мотивацию, надо найти формат обучения, который вам понравится, и «своего» преподавателя. 

Сохранять уровень (весной я получила Upper Intermediate) мне помогает просмотр сериалов на английском языке. Я включаю их фоном, пока я готовлю, мою посуду. Слова и обороты попадают в пассивный лексикон, а при необходимости выскакивают из памяти. Если нужно выучить новые слова, записываю их на диктофон, а утром, пока делаю зарядку и умываюсь, переслушиваю. Мой голос проговаривает, что надо запомнить, и мне проще это дается.

Я всю жизнь думала, что для меня знать английский — это, как летать, то есть невозможно. И когда сейчас понимаю, что могу разговаривать на этом языке, ощущение, будто закрыла гештальт. 

«В группе я самая старшая: переживала, что ко мне будут предвзяты»

Наталья Перышкина, 70 лет

— Английский я учила и в школе, и в консерватории, но после окончания всех учебных заведений случился перерыв на 35 лет. Вообще, я с юности мечтала освоить английский. Но родилась в маленьком городке, в местной школе практики не было, и я не была мотивирована: зачем учить английский язык, если тебе негде его применить? 

Около года назад записалась в школу Streamline, чтобы осуществить свою мечту: свободно применять английский в жизни. Тем более, появилась возможность путешествовать, общаться с иностранцами. А еще врачи говорят, что изучение языков спасает от Альцгеймера. Чтобы встряхнуть свою память, я и пошла учить английский.

Сейчас существует несколько исследований, как билингвизм влияет на развитие болезни Альцгеймера. Например, в марте 2015 года в журнале Behavioural Brain Research был опубликован труд, по результатам которого можно утверждать, что регулярное использование как минимум двух языков способно отодвинуть проявление симптомов болезни Альцгеймера в среднем на 4,5 года. 

А в 2017-м итальянские ученые провели тесты для билингвов и монолингвов, в ходе которых выяснили, что первые лучше справляются с заданиями, особенно если они касаются проверки краткосрочной и долгосрочной памяти. Специалисты предположили, что мозг людей, говорящих на двух языках, способен лучше приспособиться к потере части когнитивных функций из-за болезни Альцгеймера.

Сначала было очень страшно. В группе я самая старшая, все остальные — молодежь. Переживала, что ко мне будут предвзяты, мол, пришла какая-то бабушка. Но этого не произошло. Ко мне по-доброму отнеслись все, в том числе преподаватель. Еще я переживала, что не справлюсь. Нужно было вновь окунуться в учебу, о которой я не вспоминала несколько десятков лет. Боялась, что не вольюсь в учебный процесс.

Тогда я прошла начальное тестирование, и мне порекомендовали идти сразу на вторую ступень, то есть базовые знания у меня были. Сейчас хорошо понимаю тексты, могу поддержать несложную беседу, но аудирования пока даются тяжело: нужно больше практики. Бывает трудно, но откладывать уже некуда: хочу осуществить мечту юности. К тому же дочка и сын меня поддержали, а сын и вовсе оплатил обучение.

В школе иностранных языков Streamline рады ученикам любого возраста — опытные педагоги могут найти свой подход к каждому

Теперь в моей сумочке всегда лежит книга с устойчивыми выражениями, выписанные новые слова, которые надо запомнить. Если есть возможность присесть в транспорте, я достаю записи и читаю. А когда закончится пандемия и откроются границы, мы с семьей снова станем путешествовать и экскурсии на английском языке будут даваться мне проще. Может быть, дочке и сыну даже не придется переводить.

Я намерена продолжить обучение, когда снова начнется сезон, и знаю, зачем мне это нужно. Мечтаю попасть в Лондон, посетить музеи, посмотреть Букингемский дворец. Может быть, к тому времени отреставрируют Биг Бен. А еще хочу сходить в какой-нибудь театр, послушать спектакль на английском языке.

«На утренней пробежке с дочкой говорим по-английски» 

Василий Гусев, 50 лет

— Раньше мотивации учить английский не было: время было другое, я не верил, что язык мне понадобится. Но когда увидел, что иностранные языки нужны, все же заинтересовался. Сначала польский выучил, никогда его специально не изучая: сложно жить в Бресте и не знать язык соседей хотя бы на бытовом уровне. Английский же учил в школе, потом в институте. До седьмого класса is от in я отличал с большим трудом. В старших классах хоть и стояла «пятерка», знания все же были посредственные. А в институте стало еще сложнее.

У меня техническая специальность, инженер-физик, и весь язык, который мы учили в институте, был такой же — чисто профессиональный. На третьем курсе в качестве учебника использовали журнал Scientific American: читали, переводили, пересказывали. После института выдали свободный диплом. Это были 1990-е, то есть работы по специальности не было. Я выкручивался и работал, где получалось устроиться. В конце нулевых снова нашел работу по специальности и понял, что без языка будет тяжело. Сейчас я инженер по автоматизации: программное обеспечение, документация на русский переводится мало и медленно, и если хочешь быть профессионалом, надо знать английский язык.

Получается, английским я занимаюсь уже около 10 лет, причем только самостоятельно. Почти каждый день слушаю подкаст Luke's English Podcast. Там есть выпуски на любые темы, в том числе и про изучение языка, грамматику. Именно эти материалы и ежедневная практика помогли мне реально поднять уровень знаний. Сейчас могу практически свободно читать, понимать устную речь, особенно британский акцент. Американский идет труднее: много сленговых выражений, другое произношение.

Василий и его дочь Александра

Еще мне помогает дочка, она преподаватель немецкого и английского. У нас есть традиция: на утренней пробежке с ней мы всегда говорим по-английски. Благодаря ей и поддержке семьи мне в самом начале было совсем не страшно: что плохого и стыдного может быть в том, что ты хочешь знаний? Да и стареньким я себя не считаю, хочется еще добиться каких-то успехов в жизни.

Никаких секретов по изучению языка у меня нет, я даже слова специально не учу. Помогает только ежедневная практика. Английский нужен мне в повседневной жизни, потому я планирую продолжить его изучать. Ведь в том же Египте персонал отеля знает английский лучше, чем русский, и проще договориться на этом языке.

Партнер проекта:

Иностранный язык не только помогает преодолеть застенчивость, развивает мозг, но и сохраняет ясность ума в очень зрелом возрасте. Streamline — одна из крупнейших несетевых языковых школ Европы, здесь вас научат не лезть за словом в карман!

Партнер проекта:

Иностранный язык не только помогает преодолеть застенчивость, развивает мозг, но и сохраняет ясность ума в очень зрелом возрасте. Streamline — одна из крупнейших несетевых языковых школ Европы, здесь вас научат не лезть за словом в карман!

-30%
-10%
-10%
-20%
-50%
-20%
-10%
-40%
-17%